Рождение Орбиты

Станция космической связи "Орбита"

Относительно молодой микрорайон Орбита застроен многоэтажками, и ничего не напоминает о прошлом этой части современного Сыктывкара. Однако и у него есть своя история, которую узнали жители города во время очередной «прогулки по Усть-Сысольску».

Назвали в честь «тарелки»

На фотографии 1972 года одинокий пятиэтажный дом, огромное поле и дети, катающиеся на плотах по весенней луже. Такой была Орбита в те годы. Как рассказала одна из первых ее жительниц, на том месте находилось огромное поле, заросшее борщевиком. Люди любили там загорать, но обжигались и попадали в больницу.

Большой пруд располагался прямо посередине этого поля. По нему плавали утки, на которых местные жители любили охотиться. Из пруда тянулось несколько ручьев, стекавших в овраг, из-за чего он постепенно расширялся.

Схема местности на которой сейчас расположилась Орбита

А начало микрорайону было положено осенью 1963 года, когда в Сыктывкаре смонтировали телебашню высотой 186 метров. Она стала тринадцатой по счету в СССР и до сих пор входит в число самых высоких телевизионных башен России.

Первая пробная телепередача в столице Коми вышла в эфир 1 мая 1964 года – это был репортаж о первомайской демонстрации трудящихся города на Юбилейной площади, снятый на кинопленку. Постоянные передачи начали транслироваться со 2 июля. Правда, к тому времени жители Ухты и Воркуты уже несколько лет наслаждались этим техническим чудом. У первых телезрителей было ощущение, что они попали в будущее.

В 1967 году неподалеку от телецентра воздвигли в виде огромной «тарелки» приемную станцию системы «Орбита». Она позволяла через спутник принимать сигнал из Москвы, и сыктывкарцы получили возможность смотреть программы Центрального телевидения. Подобные антенны в рамках единой системы были построены в двадцати городах СССР.

Именно в честь этой станции строящийся микрорайон назвали Орбитой. А в 1986 году рядом с ним начали возводить оборонное предприятие с таким же названием. Предполагалось развернуть здесь производство оборудования для изготовления высокотехнологичных изделий из композитных материалов, а также наладить выпуск самих изделий. Однако завод так и не довели до ума. Железобетонные скелеты его цехов долгие годы мозолили глаза сыктывкарцам и гостям столицы, пока наконец их не переделали в жилой дом и гипермаркеты.

Наш «Шанхай»

В 30-60-е годы прошлого века Сыктывкар прирастал поселками. Один из таких поселков, протянувшийся вдоль улицы Печорской до улицы Громова, назывался Мясокомбинатом. По воспоминаниям старожилов, его в народе именовали «Шанхаем».

В прежние времена наиболее убогим частям советских городов сами жители присваивали имя ныне самого богатого китайского города. То ли потому, что в этих местечках зачастую селились выходцы из Китая и Кореи, а может, из-за того, что настоящий Шанхай некогда сам имел жалкий вид.

Орбита, 1980-е годы

В сыктывкарском «Шанхае» жили грузчики складов, подсобные рабочие винзавода, бетонщики, скотницы, а также бывшие колхозники, которые, отслужив в армии, не захотели возвращаться в родной колхоз и всеми правдами и неправдами добивались получения паспорта. До 1974 года колхозники паспортов не имели, а потому не могли свободно перемещаться по стране.

Именно на окраине поселка появилась огромная тарелка «Орбиты», а первый квартал микрорайона располагался между улицами Печорской и нынешней Малышева. В середине 80-х годов прошлого века его стали называть уже старой Орбитой, а позже – ближней Орбитой.

Улица советского наркома

В конце 1970-х годов разросшийся многоэтажками Первомайский проезд переименовали в улицу Малышева.

Двадцать лет назад, готовя материал для «Республики», автор этих строк провел экспресс-опрос среди прохожих на этой улице: «Кто такой Малышев?» Люди, поглядывая на пушку и похожее на танк самоходное орудие возле бюста Малышева, отвечали, что он то ли артиллерист, то ли танкист. Однако он не был ни тем, ни другим.

Герой Социалистического Труда Вячеслав Малышев известен как один из создателей советской индустрии. Он родился в 1902 году в Усть-Сысольске, но прожил в нем всего два года. Его отца, школьного учителя, пригласили преподавать в училище в Великих Луках, и он перебрался туда со своей большой семьей (Вячеслав был четвертым ребенком, а всего детей было шестеро).

Бюст Вячеслава Малышева

В детстве Слава Малышев испытывал тягу к технике, желание сделать что-то своими руками. Отучившись в Великолужском железнодорожном техникуме, он поступил на работу в депо Подмосковная, затем в депо Люблино Московско-Курской железной дороги. В 1934 году окончил Московское высшее техническое училище имени Баумана и был принят в конструкторское бюро Коломенского завода имени Куйбышева.

Его судьба резко переменилась в 1939 году, когда он, избранный делегатом XVIII съезда ВКП(б), выступил с программной речью о подготовке советской индустрии к возможной войне. Этот доклад очень понравился Сталину, и он назначил Малышева народным комиссаром тяжелого машиностроения СССР. С этого времени Малышев стал сам готовить советскую промышленность к войне, а когда она началась, возглавил только что созданный наркомат танковой промышленности. После войны занимал поочередно несколько министерских постов, а также был заместителем председателя Совета Министров СССР, курировал работу по созданию термоядерного оружия и космическую отрасль.

По словам историка Игоря Сажина, Малышева называли «некабинетным директором», потому что он постоянно выезжал на заводы, в цеха, на полигоны. Был, как говорили тогда, «на поле боя». 12 августа 1953 года на Семипалатинском полигоне Вячеслав Малышев присутствовал на испытании первой термоядерной бомбы. Первые минуты после взрыва академик Андрей Сахаров вспоминал так: «Малышев обнял меня и поцеловал. Тут же он предложил мне вместе с другими руководителями испытаний поехать на поле посмотреть, что получилось». Он с Сахаровым посетил непосредственный эпицентр взрыва, где получил огромную дозу радиации. Умер спустя четыре года в результате последствий лучевой болезни, не дожив нескольких месяцев до запуска первого искусственного спутника Земли, в котором была и его доля труда.

Блаженный пророк

Пригороды Усть-Сысольска делились на десяты по количеству крестьянских дворов, хотя их могло быть и больше десяти. Во главе каждой десяты стоял выбранный из крестьян десятский. Границы десят были привязаны к улицам и переулкам, и адреса домов обозначались по этим десятам. Например: «седьмая десята, дом шесть» или «пятая десята, дом Фролова».

Шестая десята примыкала к нынешней Орбите и располагалась на территориях селения Тентюково и деревеньки Нижний Конец. Но какого-либо поселения с названием Верхний Конец не существовало, а Нижним деревню назвали потому, что она находилась в нижней части реки.

В шестой десяте проживало около пятисот человек, а самым знаменитым ее жителем в 30-40-х годах прошлого века был блаженный Александр Сорвачев по прозвищу Тентюковский – юродивый, инвалид с детства, не ходил, только ползал.

17 января 1942 года местный НКВД завел дело №687 «По обвинению Сорвачева А. Е. в преступлении по ст. 58, п. 10, ч. 2 УК РСФСР». Там говорилось: «Сорвачев А. Е., 1889 года рождения, проживает в Тентюково, 6/10, дом 105. Будучи враждебно настроен к Советской власти, являясь религиозным фанатиком, на протяжении ряда лет ведет антисоветскую агитацию среди населения Сыктывкара, заявляя о неизбежной гибели Советской власти, распространяет слухи о поражении в войне».

Газета «Эском» приводила такие его предсказания: «Будет большая война. Много-много погибнет людей. Схватятся два одинаковых петуха. Победит красный петух», «Твой муж не будет скоро освобожден из лагеря, но идет человек, который освободит всех людей, брошенных в тюрьмы коммунистами», «Откроются все церкви, запоют хором молитвы, не вместят храмы верующих – так их станет много». Его почитали, часто просили о помощи, о поиске пропавших. Он мог сказать женщине, чей муж был арестован в годы Большого террора, жив он или нет. Или подсказывал, где находятся пропавшие ценности.

Самое интересное предсказание касается скорого конца света. Он говорил, что прилетит большая красная птица и весь город сожжет.

После ареста Сорвачев бесследно исчез. Официально его приговорили к пожизненному принудительному лечению в психиатрической больнице. Ходили разные версии: то ли его утопили в Вычегде, то ли расстреляли во дворе дома, некогда принадлежавшего купчихе Суворовой, ставшего внутренней тюрьмой НКВД.

Матрос-гора и Коко-шор

Селение Тентюково располагалось, подобно Риму и Москве, на семи холмах, а может, и на десяти. Они отделялись друг от друга оврагами.

Известный русский писатель Павел Засодимский в своей книге «Лесное царство» отметил: «20 июня 1877 года над Усть-Сысольским уездом пронеслась страшная буря с громом и молнией, которая принесла большие разрушения. Тентюково осталось целым, буря прошла мимо. По преданию, Тентюково находится на холме Богородицы, поэтому все бедствия проходят мимо этого местечка».

Эти холмы называли горами. Самая известная из них – Матрос-гора – была на нынешнем перекрестке улиц Тентюковской и Петрозаводской. Свое название она получила потому, что на этом холме стоял дом участника русско-японской войны, матроса российского флота Ивана Тентюкова. Постепенно гору спустили, то есть спрямили в овраг, и теперь здесь остался лишь небольшой подъем.

Так выглядела Орбита в 1972 году

Рядом с Матрос-горой находилась деревенька Онтонпи, что можно перевести как «деревня сына Антона». А на карте 1864 года она указана как Антон-грезд. В 1920 году это селение насчитывало 88 дворов, в которых проживало 387 человек. При этом деревенька росла, в 1926 году в ней было уже 106 дворов и 439 жителей. Самым известным ее жителем был Письти Коля Сорвачев – самостоятельный хозяин с большим двором. Он держал скот, а также писал иконы на заказ. Прославился тем, что делал детям прививки оспы (по-коми – «письти»), за что и получил такое прозвище.

По этой местности некогда протекал ручей Коко-шор. Это название можно перевести как Кукушкин ручей. А еще неподалеку от Матрос-горы возвышалась Цыганская горка. С чем связан этот топоним, неизвестно. Можно лишь предположить, что некогда здесь останавливался цыганский табор, хотя самое известное место, где они любили размещаться, это Красная гора, которую хорошо видно с высокого берега Сысолы в районе Кировского парка.

Друзья по соцсоревнованию

Центральной улицей Орбиты можно назвать Петрозаводскую, и появление ее на карте Сыктывкара совсем не случайно.

В советское время между предприятиями, цехами, бригадами и отдельными рабочими устраивались так называемые социалистические соревнования по производительности труда. А уже на излете развитого социализма в соцсоревнования включились города. Некогда на перекрестке сыктывкарских улиц Коммунистической и Карла Маркса стоял бетонный стенд с надписью «Сыктывкар и Петрозаводск соревнуются» и фотографиями столицы Карелии.

Но это, скорее, было не соревнование, а дружба двух столиц финно-угорских республик, тем более что действовало несколько соглашений о сотрудничестве между ними. В честь этой дружбы в спальном районе Древлянка Петрозаводска в 1986 году улицу Карельских Партизан переименовали в Сыктывкарскую. В Сыктывкаре, соответственно, появилась улица Петрозаводская.

Оба города очень похожи – и по статусу, и по архитектуре. В обоих от схожих друг с другом железнодорожных вокзалов через весь город идут широкие улицы, завершающиеся зеленой зоной и набережной. Только в Сыктывкаре она называется Коммунистической, а в Петрозаводске – проспектом Ленина. В сыктывкарской Орбите и в петрозаводской Древлянке находятся телецентры.

Улица Сыктывкарская в Петрозаводске – единственная в России, но не в мире. В украинском Кривом Роге есть Сiктiвкарская вулиця. Эта улица идет параллельно реке Ингулец – притоку Днепра. Как топоним столицы Коми оказался в этом городе, можно только гадать. Возможно, это как-то связано с тем, что коми поэт Виктор Савин до революции семь лет прослужил конторщиком на рудниках Кри­во­ро­жья. Однако Сыктывкар в то время назывался Усть-Сысольском.

Автобусы всегда ходили плохо

Самый центр Нижнего Конца – это Матрос-гора и нынешняя школа №3. Со временем топоним Нижний Конец исчез, влившись в селение Тентюково. Но он сохранился в одном из очерков об Усть-Сысольске 1911 года: «Так называемый Нижний конец города, населенный мещанами-зырянами, тянется почти на пять верст по своеобразно красивой холмистой местности. За Нижним концом расположились ряд частновладельческих имений. В имении «Дырнос» у Попова, между прочим, ведется образцовое молочное хозяйство».

В наши дни ничего от этих «частновладельческих имений» не сохранилось. А старые деревянные дома по улице Тентюковской исчезли в последние два десятилетия, остался лишь одинокий пятистенок посреди современных частновладельческих особняков. Между тем еще в конце прошлого столетия в Тентюково стояло 86 «деревяшек», построенных в XIX веке.

6 июня 1989 года горсовет Сыктывкара принял решение о создании историко-мемориальной зоны в Кируле. В сентябре того же года рассматривался проект охранной зоны всего Сыктывкара, и улица Тентюковская в эту зону вошла полностью. Однако ни один из этих проектов осуществить не удалось.

В 1940 году началось регулярное автобусное движение между городом и Тентюково. Вот как об этом вспоминала местная жительница Ирина Пакулина: «Чтобы навестить бабушку, жившую в Тентюково, мы с мамой выбирали: ждать автобус «тройку» или идти напрямик по полям. Обычно склонялись ко второму. «Тройку», как, впрочем, и сегодня, было дождаться трудно. По тропинке через огромное поле, засеянное овсом и рожью, идти было гораздо быстрее и интереснее. Посреди поля стояла огромная (для меня тогда) тарелка радиоцентра. Она рождала в детской голове массу фантазий. В Тентюково сажали рожь и ячмень, почти все поголовно держали коров, поросят, кур. Для детской услады растили морковку, горох, крыжовник. Для радости глаз – дикую яблоню, черемуху и сирень. Уже в первые месяцы войны здесь появилось много спецпереселенцев и беженцев из Литвы, Латвии, Польши. Некоторые оседали здесь на время и, несмотря на трудное, голодное житье, находили у местных жителей помощь и поддержку. Бабушка, убрав осенью со своих участков картошку, часто видела, как тот же участок перекапывают литовцы».

Первый бульвар

От улицы Тентюковской лучами расходятся в сторону Петрозаводской улица Лыткина и Покровский бульвар.

Это первый официальный бульвар в Сыктывкаре, и первоначально его предполагалось назвать Петропавловским. Неподалеку, напротив теперь уже бывшего кинотеатра «Луч», начали строить церковь, которой хотели дать имя апостолов Петра и Павла. Но когда храм возвели, то он получил наименование Покрова Пресвятой Богородицы. Поэтому и бульвар стал Покровским.

Улица Лыткина ранее называлась Больничным проездом, а указом главы Коми Юрия Спиридонова от 18 апреля 1996 года ей дали имя выдающегося финно-угроведа и коми поэта.

В ноябре 1918 года школьный учитель Василий Лыткин выступил одним из инициаторов создания Коми комиссии, которая занималась сбором коми фольклора, переводом на коми язык произведений русских и зарубежных авторов, составлением первых учебных пособий для коми школ. После окончания Московского университета и аспирантуры он преподавал в МГУ и работал в Институте национальностей при ЦИК СССР, а вернувшись на малую родину, стал одним из первых преподавателей Коми пединститута. Но в 1933 году его поэму «Мунӧны» объявили «шедевром коми националистической поэзии», научные труды – «формально-идеалистическими», а самого Василия Лыткина – «врагом народа» и приговорили к пяти годам лишения свободы. Только в 1938 году он смог вернуться к научной деятельности. После реабилитации в 1959 году перебрался в Москву и трудился в Институте языкознания АН СССР, опубликовал много работ о литературном коми языке, диалектах пермских языков, памятниках древней коми письменности. Имя Лыткина носит не только улица, но и школа №3.

Сколько лет школе?

Школа №3 – одна из старейших в городе. Еще в 1874 году земская управа предложила открыть школу в местечке Нижний Конец, но земское собрание предложение отклонило, ссылаясь на нехватку средств. Только в сентябре 1882 года «бесконечно проектируемое училище» было открыто и помещалось в наемном доме крестьянина Сорвачева.

Статус этого учебного заведения постоянно менялся. Сначала в Тентюково открыли двухклассную церковно-приходскую школу, которую закрыли в 1903 году, чтобы спустя несколько лет восстановить. В 1918 году она была начальной, с 1937 года – семилетней, а с 1954-го – средней. В 1982 году построили для нее добротное каменное здание.

Рядом со школой расположилась симпатичная березовая роща. Есть целых две версии ее возникновения. По основной – в 1962 году тогдашний директор школы фронтовик Николай Васильевич Потолицын предложил обустроить на пустыре березовую рощу в честь тентюковцев – участников войны, не вернувшихся с фронта. Эту идею поддержали местные жители, учителя и школьники. В роще у каждого фронтовика есть своя именная береза.

Однако есть и альтернативная история. В газете «Югыд туй» от 5 октября 1923 года появилась заметка под заголовком «Комсомольцы посадили 50 деревьев». В ней говорилось, что Нижнеконская организация Российского коммунистического союза молодежи «приступила к проведению «Дня леса». В воскресенье, 30 сентября 1923 года, 12 комсомольцев съездили на лодках по Вычегде за 10 верст, привезли 50 деревьев: лиственницы, березки, елки – и все посадили вокруг Нижнеконской школы».

Игорь БОБРАКОВ

Фото автора и из открытых интернет-источников

Оставьте первый комментарий для "Рождение Орбиты"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.