По сысольскому Парижу

Усть-Сысольск. Начало XX века. Вдали виднеется Париж.

В последнюю субботу апреля в столице Коми прошла вторая экскурсия из цикла «Деревянный Сыктывкар, который мы скоро потеряем». Она была посвящена столичному местечку Париж. Основную часть экскурсии «Мы гуляем по Парижу» провел сыктывкарский историк Михаил Рогачев. Более полусотни экскурсантов под его предводительством прошли по заснеженным в тот день парижским улицам, и когда одна местная старушка спросила, что это за люди с фотокамерами, кто-то ответил, что приехала делегация потомков французских военнопленных, которые жили в этом районе два века назад. Бабушка только покачала головой и перекрестила вслед уходящую группу экскурсантов.

Сотня пленных французов

В феврале 1814 года в уездном Усть-Сысольске появились ровно сто пленных французов. Кстати, вполне возможно, что далеко не все они были уроженцами Франции. В наполеоновской армии служили немцы, итальянцы, испанцы, португальцы, австрийцы, голландцы, поляки и так далее. Основную часть армии Наполеона составляли немцы. Даже в неполном списке сосланных в Вологодскую губернию пленных значится много немцев, баварцев и австрийцев. Пробыли пленные в Усть-Сысольске недолго. Известно, что жили они в специально построенных для них бараках в пригороде, который сегодня известен как местечко Париж (ныне это район улицы Кутузова).

– Когда завершилась война, то всем пленным разрешили вернуться на родину, – рассказал Михаил Рогачев. – Я просмотрел записи церквей Усть-Сысольска за тот год и за девять месяцев спустя после отбытия французов. Никаких упоминаний о том, что местные барышни выходили замуж за иностранцев и рожали от них детей, не нашел.

По мнению историка, все рассказы о коми потомках пленных французов – это всего лишь городская легенда.

«Согласно составленному в 1783 году плану развития Усть-Сысольска, центральная часть города ограничивалась небольшим валом и рвом; возможно, на месте этого рва образовался позднее овраг, отделявший местечко Париж от городского центра», – можно узнать в книге Игоря Жеребцова «Где ты живешь».

Пленных французских военнослужащих разместили на северной окраине Усть-Сысольска за старым рвом, в казарме; там же имелся лазарет. Французы научились изъясняться по-русски, бывали в гостях у местных жителей, учили их французскому языку, отмечали праздники, а некоторые даже освоили игру на балалайке. За местом, где находился их лагерь, закрепилось название Париж. Вначале оно было неофициальным, на картах не значилось.

Иностранные гости

Историки установили, что пленных французских солдат и офицеров стали отправлять в Вологодскую губернию еще в 1813 году. Вначале это были небольшие группы, но в январе 1814 года в Вологду прислали сразу четыре внушительных этапа военнопленных общей численностью 1019 человек. Из Вологды их направили в разные уезды. Порядка трехсот человек – на северо-восток губернии. До Усть-Сысольска дошли ровно сто солдат. Остальных направили в Великий Устюг, Сольвычегодск и Яренск.

– О пребывании пленных наполеоновских солдат в нашем городе сохранилось всего три документа, – отметил Михаил Рогачев. – Также о пленных французах написала известная русская писательница Александра Ишимова, побывавшая в Усть-Сысольске несколько лет спустя после них. Поэтому она писала о них только со слов горожан. Собственно говоря, эти французы стали первыми иностранцами, такой большой группой приехавшими в Усть-Сысольск. Поэтому они произвели неизгладимое впечатление.

В рассказе «Зырянка» Ишимова пишет, что «благородная часть народонаселения города и особенно дамы и девицы восхищены были образованностью пленных; все они говорили на французском языке, о котором жительницы У. даже и мечтать не смели. С удалением «просветителей» в скромном городе все вошло в прежний порядок, и следы пребывания наполеоновских «героев» остались только в изломанных фразах, которыми ученицы их менялись друг с другом. Да еще за тогдашней окраиной Усть-Сысольска, где было временное пристанище французов, навсегда закрепилось манящее название Париж».

Церковь Воскресения Словущего в Изкаре.

«Вступила в Яренский уезд партия пленных французов, состоящая из 149 человек, из числа коих 49 оставлено в городе Яренске, а остальные 100 человек 11-го числа прошли Яренскую округу и вступили в Усть-Сысольский уезд благополучно», – из документа, датированного февралем 1814 года.

Городничий Усть-Сысольска Николай Самарин доложил губернатору, что приведенная в город Усть-Сысольск устюжским квартальным надзирателем Соломиным «партия в числе 100 человек военнопленных французов 11-го числа сего февраля в 9 часов пополудни вступила в город, мною принята и помещена на квартиры, о каковых военнопленных именной список представить честь имею».

Еще в январе на окраине Усть-Сысольска для военнопленных была приготовлена казарма с лазаретом при ней. Среди французов оказалось много больных. Видимо, они страдали из-за простуд и обморожений. Одежда у них была явно не для сурового северного климата. На сотню пленных имелось всего двадцать овчинных тулупов, остальные довольствовались 79 шинелями «из сермяжного сукна». Один пленный, судя по всему, вообще не имел верхней одежды. Сердобольные устьсысольцы собрали для иностранцев теплую одежду. Пленным через уездные казначейства выдавали деньги на проживание: «генералам по 3 рубля, полковникам и подполковникам по 1 рублю 50 копеек, майорам по рублю, обер-офицерам по 50 копеек, нижним чинам по 15 копеек в сутки». Впрочем, среди прибывших в Коми край офицеров не было.

Военнопленные обязаны были следить за порядком в своей казарме и соблюдать установленные для них правила пребывания в городе. Свобода передвижения военнопленных в Усть-Сысольске не ограничивалась «французской слободой». Они могли свободно ходить по городу, им разрешалось приторговывать и даже наниматься на работу. Но те, кого взяли на работу, денег от казначейства уже не получали. Горожане отнеслись к пленным доброжелательно, да и те особых беспокойств ни властям, ни местному люду не доставляли. Был единственный запрет – нельзя было уходить из города.

25 мая пройдет третья экскурсия из серии «Деревянный Сыктывкар, который мы скоро потеряем». На этот раз она будет посвящена местечку Кируль. Начнется экскурсия в полдень возле креста, установленного перед Свято-Вознесенским храмом.

В Усть-Сысольске французы пробыли недолго, но французский след остался в истории и географии нашего края. Притом не только в Сыктывкаре. Починок Париж до шестидесятых годов прошлого века существовал в Усть-Куломском районе (в 34 километрах от райцентра). А жители небольшой корткеросской деревни Ивановская на берегу Вишеры всерьез уверены в том, что их предком был француз Жан. В Национальном музыкально-драматическом театре Коми уже несколько лет идет водевиль «Канкан «Сыктывса кань» («Канкан «Сысольский кот»). Это спектакль о любви коми девушек и пленных французов, об их усть-сысольской и парижской жизни после войны. Автор пьесы – писатель Сергей Журавлев.

Российский историк Кирилл Серебренитский подсчитал, что Наполеон ввел в Россию около 650 тысяч человек. Обратно вышло только 50 тысяч. Количество пленных – 200-250 тысяч человек, еще в боях погибло около 150 тысяч. Получается, что в России бесследно пропало 200 тысяч французов. В декабре 1812 года Михаил Кутузов писал жене, что в России осталось по крайней мере 150 тысяч наполеоновских солдат и офицеров. Наполеоновские солдаты становились и гувернерами, и русскими крестьянами. Иногда их даже продавали как крепостных. Прося милостыню и ночлег, французы обращались к местным жителям «сhег аmi» («дорогой друг»). Так появилось слово шаромыжник – попрошайка. К середине 1814 года русское подданство приняло примерно 60 тысяч пленных. Правительство России дало им выбор: вернуться в Европу или остаться в России.

Незаметная церковь

По иронии судьбы улица, которая отделяет сыктывкарский Париж, носит имя главнокомандующего русской армией во время Отечественной войны 1812 года Михаила Кутузова. В начале этой улицы притаилось незаметное деревянное двухэтажное здание. Мало кто из сыктывкарцев знает, что это бывшая церковь, построенная еще в конце девятнадцатого века. И, как отметил Михаил Рогачев, единственная сохранившаяся в городе деревянная дореволюционная церковь. Полное ее название: Церковь Воскресения Словущего в Изкаре, а проще – Воскресенская церковь. Она была возведена на основе бывшей часовни. Ее одну из последних закрыли в советское время. Не снесли только потому, что крепкое здание в разные годы занимали разнообразные конторы и учреждения. Был здесь и детский сад. Сейчас здание стоит без вывески, но за забором. О церковном прошлом здания свидетельствуют его восточно-западная ориентация, окна первого этажа и выступающий полукруглый выступ – апсида. В начале 90-х годов прошлого века это здание чуть было не занял основатель Коми церкви Василий Попов. По его просьбе привезли купола, и они долго еще стояли во дворе.

– С этой небольшой церковью связана судьба известного религиозного мыслителя Сергея Фуделя, – рассказал Михаил Рогачев. – Летом 1922 года он был арестован за антиобновленческую деятельность и в декабре отправлен в Усть-Сысольск. В наш город он прибыл в январе 1923 года, а 23 июля ссыльный епископ Афанасий Ковровский (Сахаров) обвенчал Сергея Фуделя с Верой Сытиной, которая, будучи его невестой, поехала вместе с ним в ссылку. 26 мая 1924 года у них родился сын Николай. Вполне возможно, что венчание прошло в этой самой церкви или на квартире у епископа. Известно, что и Фудель с женой, и епископ Афанасий отбывали срок в местечке Париж и ходили в эту самую церковь.

Далее экскурсия прошла по улицам Парижа. Любознательные сыктывкарцы заглянули в овраг, который отделял эту часть города, и среди новых особняков обнаружили только три дома постройки начала прошлого века. Два из них уже в полуразрушенном состоянии. Но третий дом гордо и крепко возвышается на холме.

Артур АРТЕЕВ

Фото автора и oldsyktyvkar.ru

Оставьте первый комментарий для "По сысольскому Парижу"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.