Замочная скважина времени

Заборы, мезонины и палисадники Усть-Сысольска сохранились на старинных фотокарточках

В конце апреля в Сыктывкаре состоялась очередная познавательная лекция-прогулка «Пешком по Усть-Сысольску». На сей раз ее темой стали фотографии, сделанные в городе на рубеже девятнадцатого и двадцатого столетий. На этих пожелтевших от времени карточках сохранилась масса любопытных бытовых деталей, на которые и обратил внимание участников экскурсии историк Игорь Сажин.

Торговый дом братьев Дербеневых на улице Трехсвятительской (ныне Коммунистической).

Внимание к деталям

«Я люблю старинные фотографии, – признался в одном из своих эссе современный российский писатель Борис Акунин. – Они меня просто завораживают. У меня возникает ощущение, что каким-то чудом я подглядел в замочную скважину времени и увидел навсегда канувший мир таким, каким он был на самом деле». Вот в такую замочную скважину времени и заглянули участники прогулки по Сыктывкару.

Стартовала экскурсия на уже ставшем традиционным месте – перекрестке улиц Коммунистической и Кирова – перед спуском в Кировский парк. С этой точки можно рассмотреть сразу несколько зданий, сохранившихся с дореволюционной поры. Но интересовали экскурсовода на этой прогулке не сами здания, а то, что в стародавние времена находилось возле них. Например, заборы.

Пример самого распространенного ограждения в городе Игорь Сажин показал на фотографии, сделанной в начале прошлого века около дома купцов Сухановых. На ней запечатлены мужчина и две женщины, беседующие на заснеженной улице. За ними возвышается ныне канувший в Лету Троицкий собор, а слева надежно закрывает двор забор из тесаных досок. Доски прибиты горизонтально, плотно. Изгородь почти в рост человека, и чтобы забор не снесло ветром или снегом, снаружи его укрепили жердью. В основном такие глухие заборы и «украшали» центральные улицы уездного города. Их задача была простая – скрыть от любопытных глаз прохожих подробности частной жизни хозяев усадьбы. Парки и дома на окраине города были огорожены горизонтальными неглухими заборами из жердей. Они защищали дворы от пасущихся без присмотра коров и коз.

На тех снимках города, которые сделаны с колоколен, можно разглядеть и то, что находилось за высокими заборами. Усть-Сысольск по сути оставался огромным селом, поэтому жилые дома плотно окружали строения хозяйственного назначения: хлев, дровяник, сеновал, баня. Собственный огород был практически у каждой семьи. Стандартный квартал состоял в среднем из четырех домов с примыкающими хозпостройками.

– Я разглядел на старых фотографиях много деталей, на которые люди, как правило, не обращают внимания, – рассказал историк. – Всего обнаружил тринадцать особенностей, характерных для города той эпохи. Если вы посмотрите старые фотографии, то увидите, что все заборы в центре деревянные. Единственный каменный забор с аркой был у купцов Суворовых. Затем на месте этого забора выстроили здание, сейчас входящее в архитектурный корпус министерства внутренних дел. В городской управе Усть-Сысольска хранился альбом, который был разослан известным любителем порядка Николаем I по всем губерниям. В книге были представлены типовые заборы и ворота. Любой мог прийти и заказать себе, например, ворота номер один, а забор номер четыре.

Любопытно, что забор и дом купца Матвея Суворова запечатлел не местный фотограф, а финский ученый Уно Тави Сирелиус. В 1907 году он приезжал в Зырянский край собирать коллекции для этнографического музея в Гельсингфорсе. На том же снимке Сирелиуса можно рассмотреть и другой тип забора – парковую изгородь из жердей. Около этой ограды стоят городские ребятишки. Две девочки и мальчик с удивлением смотрят на чудного дядю с фотоаппаратом.

Троицкий собор.

На высоком крыльце

Около здания отдела этнографии Национального музея историк обратил внимание любознательных экскурсантов сразу на несколько архитектурных особенностей дореволюционного города. Двухэтажное кирпичное здание, которое нынче занимает музейный отдел, возвели в конце позапрошлого века в начале Трехсвятительской улицы (ныне – Коммунистической). Это был торговый дом устюжских купцов Дербеневых (до 1906 года магазин принадлежал купцу Охлопкову). Отличительная черта этого усть-сысольского дома, как и многих других городских зданий, – высокое крыльцо. Делалось это с практичной целью: зимой так дверь не заметет снегом, а осенью на крыльце можно переобуться, чтобы не вносить грязь внутрь дома.

– На крыльце можно было очистить галоши от налипшей грязи или вовсе оставить обувь на ступеньках, – пояснил Игорь Сажин. – Улицы в те времена были грязными настолько, что телеги увязали. Поэтому мужики, чтобы объехать лужи, сворачивали поближе к домам, где были проложены пешеходные мостки. Эти деревянные мостки также были одной из отличительных черт Усть-Сысольска того времени. Для их защиты в городе установили небольшие столбики между «тележной» и «пешеходной» зонами. Эти столбики можно увидеть на некоторых фотографиях.

Защитой окон от снега служили деревянные ставни, которые видны на старинном снимке. На этом же снимке дома купцов Дербеневых запечатлены два электрических столба. В момент съемки провода на них еще не были натянуты. Электричество в городе появилось в начале двадцатого века. А первая электростанция находилась в ремесленной школе. В 1906 году для ремесленной школы построили отдельное здание с учебными классами и мастерскими по слесарно-кузнечному и слесарно-токарному делу. Здесь и находилась первая в городе электрическая динамо-машина, работавшая от шведского двигателя «Bolinder». Портативная электростанция освещала само учебное заведение и несколько близлежащих домов, в том числе земство. Рядом с земской управой (нынешний перекресток улиц Коммунистической и Советской) горела единственная электрическая лампочка на улице Усть-Сысольска до революции. Остальной город освещался газовыми фонарями. Эти фонари хорошо видны на старинных снимках.

– Фонари были в основном частные, и находились они перед входом в дом или въездом во двор, – рассказал историк. – Они зажигались хозяевами и служили своего рода маяком для жильцов. Но несколько столбов с освещением находилось в городском ведении. В центре города – у земской управы стоял общественный фонарь.

Еще одна особенность города, которая видна на старинных фотографиях, – это ширина улиц, на которых могли свободно разъехаться несколько телег, и отсутствие кустов и деревьев. Траву и кусты подъедали коровы, которые свободно паслись на городских улицах. Все растения росли только за заборами в частных владениях. Вокруг богатого дома обязательно были палисадники с цветами и кустарниками.

Украшением домов того времени также служили надкрылечные балконы-террасы, на которых летом пили чай из медных самоваров.

– На балкон выносили стулья и стол, а на стол ставили большой медный самовар, который был показателем богатства семьи, – рассказал историк. – За столом собиралась семья, разжигала самовар и пила чай. Дома стояли близко друг к другу, и зачастую соседи, трапезничая, общались.

Другое украшение старинных домов – это мезонины – надстройки на крышах, у которых есть собственные стены и крыша. Мезонин был признаком богатого дома.

Завершилась экскурсия у дома мещанина Александра Шарапова. Двухэтажное здание на перекрестке современных улиц Советской и Куратова сейчас находится в плачевном состоянии. Дом начали строить в 1910 году, через пару лет здание уже возвели под крышу, а внутренние отделочные работы продолжались до 1917 года. Именно этот дом сохранил многие особенности архитектурного стиля дореволюционного уездного городка. Здесь сохранились высокое крыльцо, балкон над крыльцом и палисадник. Единственное, чего не хватает, так это мезонина.

– Это последний деревянный дом, отображающий целую эпоху в жизни города, – отметил экскурсовод. – Поэтому сейчас просто необходимо сохранить строение в его первозданном виде.

Троицкий собор и улица Набережная.

Зыряне позировать не любили

Знакомство России с искусством фотографии состоялось в 1839 году. Тогда член-корреспондент Академии наук России Иосиф Гамель отправился в Англию для изучения метода калотипии, затем во Франции познакомился с Жаком Дагером и под его руководством сделал несколько снимков. В июне 1840 года московский гравер и изобретатель Алексей Греков открыл первый в России художественный кабинет для портретной фотосъемки.

А вот в Усть-Сысольске лавры первого фотографа принадлежат поляку любителю-фотографу Станиславу Кракуву, сосланному в Коми край в середине шестидесятых годов позапрошлого века.

Затем жителей края фотографировали приезжие ученые и писатели. Причем сами зыряне позировали неохотно. Писатель Александр Круглов в изданной в 1883 году книге «Лесные люди» пишет, что в одном из коми селений, где он остановился, хозяин дома в ответ на вопрос о фотографиях сказал: «Не любим мы этого». Священник пояснил, что зыряне думают, что если их снимут, значит – тень украдут, а «уж если тень украдут, стало быть, шабаш». Поэтому иногда «русский оденется в охотничью одежду и снимается за зырянина».

Самую известную фотогалерею Коми края и его жителей оставил Сергей Сергель. В 1906 году 23-летний студент естественного отделения физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета пять месяцев – с мая по сентябрь – прожил в деревне Бадьельск Помоздинской волости. Приехал он туда через Усть-Сысольск. Результатом экспедиции Сергеля стала большая (почти полтысячи экземпляров) коллекция предметов культуры и быта коми народа, хранящаяся в Российском музее этнографии. А также двести высокохудожественных фотоснимков, запечатлевших дореволюционный быт коми крестьян, рукопись о зырянских постройках с чертежами и вышедшая в 1928 году книга «В зырянском крае».

Дом купца Суворова на улице Набережной. Фото У.Т. Сирелиуса, 1907 год.

Фотосалон на Покровской улице

В 1895 году в городе открылась первая профессиональная фотомастерская Платона Кулакова. Через два года свой фотосалон открыл Александр Худяев. В то время на севере фотосалонами могли похвастаться только крупные губернские центры Вологда и Архангельск. В начале века они стали открываться и в уездных городах.

Первый профессиональный фотограф Усть-Сысольска Платон Кулаков родился в 1863 году в Вологодской губернии в семье священника. Окончив в 1879 году в Петербурге фельдшерские курсы, он приехал в Усть-Сысольск и поступил работать в городскую больницу. Три года спустя женился на Елене Трениной, и в 1895 году на улице Покровской (современная улица Орджоникидзе) в доме своей жены открыл фотомастерскую. Для антуража в салоне находились столики на точеных ножках, перила с балясинами, заборчики и кресла. На обратной стороне сделанных им снимков отпечатано «Северная фотография Кулакова, г. Усть-Сысольск, Покровская улица, собственный дом. Негативы сохраняются».

Именно снимки Кулакова в основном и служат сейчас «замочной скважиной времени», позволяют увидеть, как выглядел дореволюционный Усть-Сысольск и другие населенные пункты Коми края. Некоторые из фотографий Платона Кулакова послужили основой для издания Всемирным почтовым союзом открыток серии «Города Вологодской губернии». Например, на одной из открыток был изображен Усть-Сысольск со стороны реки Сысолы.

После смерти Платона Кулакова в 1914 году (он застрелился, узнав, что неизлечимо болен) его дело продолжил сын Николай. Еще в юности он вместе с отцом ездил с фотоаппаратом на заработки на Урал. Николай Кулаков фотографировал город и горожан до августа 1937 года. Его арестовали и осудили на десять лет лагерей по политической 58-й статье. В заключении в Локчимлаге Николай Кулаков продолжал заниматься фотографией – снимал лагерное начальство и заключенных. В 1943 году из-за болезни Кулаков был досрочно освобожден, вернулся в Сыктывкар и устроился работать фотографом в Коми филиал Академии наук СССР. В 1945 году он сделал свой последний снимок в родном городе. В том же году семья Кулаковых переехала в Воронежскую область, где он продолжил занятие фотографией. Но долго работать ему не пришлось – он умер в 1948 году.

Занимался фотографией и другой сын Платона Кулакова – Степан. Валерий Митюшев в своих «Записках обыкновенного человека», описывая свое детство в Москве начала тридцатых годов, упомянул и Кулаковых:

«В выходной мы пошли в гости к Степану Кулакову – выходцу из Сыктывкара, но к тому времени уже москвичу. До революции в Усть-Сысольске лучшим (а может быть, и единственным) фотоателье было ателье Платона Кулакова. Большинство профессиональных фотографий того времени, сохранившихся у нас, носили марку ателье Платона Кулакова. Кстати, не так давно, году в 2002-м или в 2003-м, в Москве в музее Сахарова была организована выставка работ Платона Кулакова, которая после этого поехала в Париж. Так вот, Степан Кулаков – это был его сын, тоже фотограф. Среди выходцев из Сыктывкара он считался уже старым москвичом».

Действительно, в музее имени Андрея Сахарова проходила выставка работ Кулаковых. Только было это осенью 2001 года. На выставке «Семейный альбом» было представлено более трехсот фотографий дореволюционного и довоенного времени. Авторы снимков – отец, сын и внук Кулаковы, династия провинциальных фотографов, державшая первое в Усть-Сысольске фотоателье. Все представленные на выставке фотографии, документы, историко-биографические сведения о людях Коми края собрал известный в Коми краевед Михаил Игнатов.

На протяжении полувека (с 1895 по 1945 год) Кулаковы фотографировали город и его жителей. В семейных альбомах и домашних архивах потомков сохранились фотографии усть-сысольских купцов, чиновников, священников, предпринимателей, интеллигентов и зажиточных крестьян. Все они были когда-то клиентами фотографов Кулаковых.

В 1997 году Национальный музей Республики Коми стал обладателем коллекции снимков семьи Кулаковых, которые сохранила и передала музею внучка первого фотографа Маргарита Николаевна Погодина (Кулакова). В коллекции более трехсот сорока фото и документов, в том числе справка о реабилитации Николая Платоновича Кулакова.

«Усть-Сысольск на фотографиях» предполагает цикл из нескольких экскурсий, основанных на старинных фото. Следующие пешие прогулки запланированы на май.

Артур АРТЕЕВ

Фото автора и с сайта oldsyktyvkar.ru

Добавить комментарий