Маршрут в лес

Что нужно сделать для развития лесного туризма, но при этом уберечь природу от разрушительного влияния человека? Как организовывать детские походы, если закон это все более ограничивает? Где взять экскурсоводов для этномаршрутов в отдаленные деревни? Эти вопросы поднимали участники «Лесного диалога», организованного фондом «Серебряная тайга». Поучаствовать в тематической секции по туристическому направлению решила большая часть собравшихся на конференции.

Поскольку одной из тем нынешнего «Лесного диалога» было использование пищевых ресурсов леса, разговор о туризме периодически переходил на грибы и ягоды. Как оказалось, в Коми это уже практически отдельное направление туристической деятельности: отвезти людей в лес, чтобы они собирали дары природы. Например, предприниматель из Межадора Сысольского района Владимир Забавский оказывает туристические услуги, а также возит всех желающих к местам, богатым на дикоросы. Марина Гичева, хозяйка турбазы «Кадам» в Усть-Куломском районе, рассказала о туристах, которые приезжают на несколько дней, снимают домики и активно совмещают приятное с полезным: собирают грибы и тут же их перерабатывают, так что домой потом уезжают с соленьями.

Заместитель директора республиканского Центра по особо охраняемым природным территориям Татьяна Плато высказалась о возможностях использования ООПТ (а их в республике 237) для туризма. С одной стороны, такие территории интересны людям, но в регионе они по большей части труднодоступны, так что маршрутов выходного дня там не организуешь. А те, которые близко, в теплое время года, наоборот, испытывают колоссальную рекреационную нагрузку, как, например, заказник «Белый», располагающийся на территориях Усть-Вымского и Сыктывдинского районов, куда население ездит за грибами. Заказник «Важъелью» под Выльгортом тоже весьма популярен, поскольку прилегает к стадиону имени Раисы Сметаниной. На этой территории встречается немало растений из Красной книги, которые страдают от отдыхающих. С другой стороны, есть интересные места, которые туристы практически не посещают, так что их необходимо рекламировать. В качестве примера Татьяна Плато привела заказник «Пижемский» в Усть-Цилемском районе, сейчас этой территорией заинтересовалось российское подразделение киностудии Уолта Диснея, которое подбирает место для съемок продолжения фильма «Последний богатырь». Если киносъемки пройдут в «Пижемском», это может сделать его более популярным.

Участники конференции задались вопросом, как сделать так, чтобы туризм в заказниках не был разрушительным для флоры и фауны. Хороший вариант – организовывать в них экологические тропы для детей и взрослых. В «Белом» и «Важъелью», например, есть такие тропы для знакомства школьников с местной экосистемой, но в последнее время организовывать туда выезды стало слишком сложно из-за ужесточения законодательства в части правил перевозки детей. Татьяна Плато подчеркнула, что очень важно найти пути решения проблемы замусоривания популярных у туристов заказников. С отдельных, славящихся как самые грибные, участков «Белого», например, по окончании сезона вывозится по три КамАЗа мусора. Средств на уборку и вывоз бутылок, пустых упаковок и так далее просто не хватает.

– Закон дает возможность делать посещение заказников платным. С местного населения не брать, с тех, кто с корзинками в лес ходит, а вот с приезжих – по 150-200 рублей с машины – почему бы нет. Не такие это большие деньги, а многие проблемы с их помощью можно было бы решить, – отметила Татьяна Плато. – Но тут и прокуратура, видимо, против будет, и общественность. Скажут: «Вы собираетесь залезть в карман гражданам, ограничить их права». И как тогда развивать туризм, обустраивать тропы, места отдыха?

Некоторые участники дискуссии с выступающей не согласились, заявив, что психология у отдельных людей такова, что если с них будут брать деньги за въезд на территорию заказника, то они в отместку там еще больше намусорят, и тех же грибов наберут по максимуму, в таких количествах, которые переработать не смогут. К тому же если следовать букве закона, то плату за посещение можно вводить только на ООПТ федерального значения, на региональных же этого делать нельзя.

В процессе дискуссии выяснилось, что с каждым годом все более хлопотным делом становится детский туризм, в основном из-за различных законодательных ограничений, связанных с организацией детского отдыха. В Усть-Куломском районе, например, из-за этого пришлось сильно изменить идею летнего экологического лагеря «Морошка», теперь он обходится без ночевок на лоне природы.

Молодой педагог Михаил Габов из Нившеры Корткеросского района, рассказывая об организации турпоходов для школьников, тоже отметил сложность получения специального разрешения на многодневные вылазки с детьми, особенно когда часть маршрута нужно преодолеть на транспорте, например, для заброски в верховья реки перед сплавом.

– С каждым годом все усложняется, ГО и ЧС может и не утвердить заявку на многодневный поход, нужно, чтобы в походе тогда участвовали спасатели, медработник – иногда получается, что сопровождающих специалистов надо с собой взять больше, чем детей в группе. Так что приходится многодневный поход в документах разделять на несколько однодневных, так требований меньше, – пояснил Михаил Габов. – С клещами тоже проблема, ведь территория, где будет палаточный лагерь, должна быть обработана заранее. Получается, в палатках уже ночевать нельзя, лесные охотничьи избушки тоже использовать запрещено, потому что они тоже должны быть специально оборудованы и от клещей обработаны. И как дальше быть? Если мышей и клещей бояться, придется только в виртуальные походы ходить.

Между тем Михаилом Габовым разработаны несколько маршрутов по территории района и ближних к нему мест. Маршруты со спортивным уклоном или краеведческие. Зимой и весной ходят на лыжах, летом и осенью пешком, на велосипедах или сплавляются по рекам. Его подопечные участвовали уже и в республиканских, и даже всероссийских спортивно-туристических соревнованиях. Есть шесть однодневных маршрутов для новичков, пройдя все, школьник получает право участвовать в более сложном походе от трех до семи дней. Всем своим маршрутам Михаил Габов дал коми названия.

– Я и занятия со школьниками провожу на коми языке, пока не совсем еще русифицировалось наше село, – рассказал Михаил Габов. – И группу собрать всегда несложно, заходишь в класс, спрашиваешь: «Кто в поход хочет?» И сразу много желающих. Потом, конечно, в процессе отсеиваются некоторые, кому-то тяжеловато, другим родители не разрешают, боятся, что детей в лесу волки съедят. К сожалению, и с бюджетным финансированием с каждым годом становится тяжелее, так что снаряжение покупаем за свой счет или просим помощи у спонсоров.

Также участники дискуссии обсудили возможности охотничьего и рыболовного туризма: это направление очень популярно у гостей региона, но, к сожалению, пока оно слишком стихийно. Фактически такие туристы толком нигде не регистрируются: сколько их приезжает, какие места предпочитают, кто для них организует поездки – неясно. Кроме того, выступавшие сошлись во мнении, что достаточно востребованным может стать этнический и событийный туризм – поездки на различные народные праздники, фестивали, проходящие в Коми. Но практически все эти мероприятия проходят за счет муниципальных бюджетов и спонсорских средств, пора уже двигаться к тому, чтобы это было и бизнес-проектами. Тогда в городах и районах туризм начнет давать реальный доход для местных жителей, приносить налоги в бюджет.

– И это наверняка еще не все, что можно организовать с использованием потенциала наших лесов, – отметила, подводя итоги встречи, модератор туристической площадки, заместитель директора фонда «Серебряная тайга» Валентина Семяшкина. – Сейчас важно понять, что из всего этого у нас уже вовсю делается, а что – не очень. Познавательный и образовательный туризм, например, у нас пока в основном для школьников, а для взрослых его мало. И для развития туризма как бизнеса наш природный потенциал пока используется недостаточно. У нас есть девственные леса, уникальные ландшафты, чистый воздух, интересная традиционная культура, сохранившаяся в отдаленных деревнях. Но развитие туризма нельзя рассматривать без таких факторов, как кадры, опыт, наличие инвесторов, инфраструктуры и готовность местного населения участвовать в этом деле. А все эти позиции у нас пока требуют приложения больших усилий. В Коми готовят специалистов по туризму, но многие из них в результате устраиваются в городе в турфирмы путевками торговать, а не развивать туристические направления в Коми. Видимо, туристические кадры, тех же экскурсоводов, надо готовить на местах, но как? Филиал университета в деревне не откроешь. Отчасти помогли бы курсы, семинары, онлайн-образование. Кроме того, нужна внятная концепция развития туризма в Коми.

Анна ПОТЕХИНА

Фото пресс-службы фонда «Серебряная тайга»

Добавить комментарий