В Госсовете Коми обсудили, как бороться с волками

Сообщения о том, что волки бегали по улице среди бела дня, опять разорвали собаку, пытались залезть в хлев, приходят из сельских населенных пунктов Коми едва ли не каждый день. Во вторник депутаты республиканского Госсовета собрались на президиум, чтобы обсудить, почему хищники стали так часто захаживать в гости к людям и что можно с этим сделать.

По подсчетам специалистов, в 2013 году в Коми обитало около 250 волков, в 2016 – уже более 600, а в 2017 – более 1250. Министр природных ресурсов и охраны окружающей среды республики Роман Полшведкин считает, что в ближайшем будущем волков может стать еще больше, поскольку в последние годы в регионе были хорошие условия для размножения лосей, в 2013-м их было примерно 29,5 тысячи, сейчас – 46,5 тысячи. По этой причине и волки от бескормицы не страдают, плодятся и размножаются.

Зимы в последнее время снежные, к Новому году сугробы в лесу такие, что длинноногие лоси по ним бегают с легкостью, а вот волкам уже тяжело. В феврале-марте волки обычно оказывались в более выигрышной ситуации и догоняли лосей по насту, но, как отметил сотрудник Росприроднадзора Коми Евграф Куртияков, наст в последние годы тоже образовывается плохо. Так что лоси остаются в относительной безопасности, а волки идут за едой в населенные пункты, где дороги более-менее расчищены и тропки протоптаны.

– Зайцев сейчас тоже мало, так что домашние собаки стали самым легким видом добычи для волков. Никаких затрат не надо – пришел, зацепил и утащил, – пояснил Евграф Куртияков. По его данным, чтобы волк для Коми был не врагом, а верным другом и помощником – санитаром леса, количество этих хищников на нашей территории должно быть не более 300. Этого достаточно, чтобы очищать леса от слабых и больных животных.

При том, что волки постоянно кружат вокруг сел и деревень, местным охотникам они неинтересны. Мясо волка не едят, волчья шкура – тоже не особо ценный трофей, чтобы ее продать, надо сначала выделать, а возни с этим будет больше, чем дохода. Конечно, охотник может пойти на волка из спортивного интереса или в порядке мести за утащенную собаку, но тогда по закону он сначала должен получить разрешение, заплатив за это 650 рублей. Даже если волк залез к тебе во двор и спокойно «разделывает» твоих домашних животных, стрелять по нему нельзя, потому что это территория населенного пункта. Только если вызвать полицейских с табельным оружием – им можно.

По мнению большинства участников заседания, чтобы справиться с волками, лучше всего подошло бы материальное стимулирование охотников. Председатель Госсовета Коми Надежда Дорофеева напомнила, что регулирование численности волков – это федеральное полномочие, которое передают на уровень регионов. По идее и финансироваться это должно из федерального бюджета, но этого нет. По мнению спикера, нужно поднимать этот вопрос перед федеральными органами власти, задействовав в том числе сенаторов от Коми, депутатов Госдумы и парламентской ассоциации Северо-Запада.

– Полномочия федеральные, а значит, и финансы должны быть федеральные. Однако почему-то очередные федеральные полномочия, не финансируемые в должном объеме, становятся головной болью региона. Численность волков должна регулироваться за счет средств из федерального бюджета – вне зависимости от того, охотникам мы дадим по рублю или наймем воздушную эскадрилью, – согласился с ней председатель комитета по природным ресурсам Василий Смалий.

– А пока мы решаем эту проблему сами. Хочу отметить очень интересную инициативу, с которой выступил Сысольский район, они предложили местным охотникам создать ТОС и разработать специальный проект, чтобы регулировать численность волков за счет грантовой поддержки, – рассказала Надежда Дорофеева.

Министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Роман Полшведкин в ответ на это заявил, что в таком случае неплохо бы создать и ТОС по отлову безнадзорных собак, которые сейчас для волков отличная кормовая база. По словам министра, в последний раз вознаграждения за отстрел волков выплачивались в 2014 и 2015 годах: три тысячи рублей за волка, четыре тысячи – за волчицу, тысячу – за волчонка. В год на это уходило по 140 тысяч рублей. Однако особых результатов это не принесло, поскольку практически не окупались затраты охотников на горючее для техники, на которой можно догнать волка в лесу, патроны и прочее.

По словам Василия Смалия, проблема с волками сейчас стоит во многих регионах России, везде приходится опираться на местные бюджеты, за убитого волка на разных территориях сейчас платят до 30 тысяч рублей. Евграф Куртияков пояснил, что в Вологодской области, например, платят от 2,5 до четырех тысяч, но за добытого волка охотнику в качестве бонуса дают лицензию на отстрел лося или кабана.

Теоретически охоту на волков можно было бы удешевить, если бы было разрешено травить их ядами или ловить капканами. Но это сейчас запрещено законом. Некоторые участники встречи высказались, что капканы можно бы и разрешить, но мнение это спорное, поскольку могут пострадать другие звери.

Также прозвучал совет призвать к ответственности охотников, которые, убив того же лося, оставляют в лесу шкуру и требуху, устраивая бесплатные кормушки для волков. А Роман Полшведкин высказался, что самая эффективная мера против того, чтобы волки не разгуливали по улицам, – не устраивать свалок на окраинах, решить проблему безнадзорных животных и уличного освещения. Кроме того, по его словам, по согласованию с Росприроднадзором министерство ежегодно принимает приказы о регулировании численности волков, на 2017 год было определено, что отстрелу подлежит 40 хищников. По необходимости можно выпустить дополнительный приказ.

Евграф Куртияков призвал собеседников обратить внимание на опыт Ленинградской области, где премий за добычу волков не платят и бесплатных разрешений на их отстрел не выдают, однако же с численностью волков все в порядке. Просто там охотпользователи устраивают VIP-охоты за плату, и всегда находятся желающие отдать за это хорошие деньги.

Экс-министр сельского хозяйства, а ныне руководитель АО «Агрокомплекс» Сергей Чечеткин к этой идее отнесся скептически, поскольку, по его словам, уже оценил на себе умения таких элитных охотников, когда их пригласили в Коми повоевать с волками, нападающими на оленеводческое хозяйство.

– Эти охотники заплатят деньги, но чтобы его на место привезли, волка ему сами нашли, желательно поймали и к столбу привязали, чтобы они сильно не напрягались. Пообщался я с ними – на носорога в Африке они ходят, а волка в Коми взять не могут, – саркастически заметил Сергей Чечеткин.

По мнению экс-министра, солидное денежное стимулирование местных охотников – самый верный путь. И цифры волков, подлежащих отстрелу, должны быть куда выше чем 40-50 особей в год.

– Опыт у республики был, в 2008 году очень много погибло оленей из-за нападений волков, и минсельхоз Коми тогда установил помимо премии, которую тогда выдавал охотдепартамент, дополнительную – 18 тысяч рублей. И вы не поверите – волки у нас оказались очень грамотными. Они все это просчитали вместе с охотниками, и на следующий год проблемы не было, – с серьезным лицом опытного шутника рассказывал Сергей Чечеткин. – И меры такие надо принимать вовремя, еще в 2014 году надо было уничтожить 80 волков, а сейчас нужно уже 900, чтобы получилась оптимальная численность в 300 волков. Умножаем 900 на 20 тысяч, получаем 18 миллионов рублей.

– Спасибо за мудрые советы и искрометный юмор, – отсмеявшись, поблагодарила выступавшего Надежда Дорофеева.

После чего депутаты решили, что все возможные варианты уже рассмотрены и волка все-таки надо бить рублем, требуя этот рубль из федерального бюджета.

Анна ПОТЕХИНА

Фото zvezdakomi.ru

Добавить комментарий