В сыктывкарском доме сбежал фундамент

Жильцы дома №33 по улице Оплеснина в Сыктывкаре всерьез опасаются, что могут остаться этой зимой без крыши над головой. Старая деревянная двухэтажка неуклонно разрушается: изрядная часть фундамента рассыпалась, обшивку вспучило, оконные рамы стоят вкривь и вкось, кровля протекает, канализация давно «работает на подвал», в квартирах холодно. При этом дом не признан аварийным.

Татьяна Остатнина купила в этом доме квартиру несколько лет назад, соотношение цена/качество было неплохое – дом хоть и далеко не новый, 50-х годов постройки, но был на тот момент крепким, ухоженным. Но потом поменялась управляющая компания, и строение начало стремительно разваливаться. Кто-то написал на одной из стен «бардак», и жильцы с этим определением уже вполне согласны.

– При этом счета нам выставляют исправно, порядка семи тысяч в месяц. За текущее содержание 800 рублей с хвостиком. А где оно, это текущее содержание? Даже дворника нет. Спасибо, что мусор вывозят, – рассказала «Республике» Татьяна Остатнина. – Насколько я знаю, изначально этот дом для жилья не предназначался, контора здесь была. Потом его в шестидесятых капитально отремонтировали, переделали в жилой, на восемь квартир. Все трубы – под полом, в подвале. В первый раз их серьезно прорвало в 2010 году зимой, у нас тогда подъезд был как Кунгурская ледяная пещера. С тех пор постоянно прорывает. Из-за этого полы гниют, в одной из квартир буквально унитаз в туалете провалился. Дом «гуляет», однажды зимой в подъезде так дверь заклинило, что мы все утром на работу уйти не могли, кое-как выбили.

Соседка Татьяны Остатниной, Наталия Игнатова, в этом доме живет с рождения – с 1977 года. Говорит, раньше ремонтники по вызовам приходили сразу и делали все, как следует, а сейчас звони в УК «Жилвест» не звони – толку мало. Даже по мелочам от них ничего не добиться.

– Позвонила, пожаловалась, что трава вокруг дома высокая стоит, комаров из-за этого тьма, ребенок во дворе погулять не может, окно не открыть. Пообещали, что скосят. Третью неделю жду, – рассказала женщина.

Канализационную трубу прорвало так, что все содержимое туалетов течет в подвал, где и остается. По словам жильцов дома, вызвали сантехника, а он пришел, заглянул в подвал и говорит: «Ой, у вас же там сплошные фекалии, я в чистой спецодежде туда не полезу». Так и ушел, ничего не сделав. А другой сотрудник УК, явившись на вызов, вовсе заявил, что этот дом проще сразу сжечь.

Когда из-за постоянных потопов разрушился пол в подъезде, не дождавшись помощи от «управдомов», обратились уже в МЧС. До сих пор благодарны этому министерству – приехали сотрудники и пол починили.

Выставляют жильцам счета и за капитальный ремонт. Этой весной Татьяна Остатнина решила выяснить, когда же этот капремонт ожидается, сделала запрос в администрацию города, где ей ответили, что ремонт фундамента запланирован на 2020 год, инженерных сетей – на 2018-2020-е годы. Но стоит поглядеть на рассыпавшиеся кирпичи фундамента, чтобы понять, что еще три года дом просто не простоит. Ближайший сильный ливень может подмыть фундамент так, что строение серьезно накренится. Жильцы слышали, что вроде бы можно добиться ускорения капремонта или вообще признания дома аварийным, но как это сделать, им никто толком не объяснил.

Журналист «Республики» побывала на Оплеснина, 33 вместе с Александрой Афониной, директором исполнительной дирекции Общественной палаты Коми, куратором проекта «Коми ЖКХ».

– Ремонтировать-то у вас, конечно, уже нечего, – констатировала Александра Афонина, оглядев дом. – Фундамент с одной стороны рассыпался, а с другой, похоже, его вообще нет, дом на земле стоит. Шифер на крыше разрушен, похоже, кровлю уже лет пять-семь не ремонтировали. Жить здесь явно небезопасно. Сейчас вам надо срочно проводить общее собрание, оплатить в складчину экспертизу. Да, к сожалению, она должна быть за счет собственников. А дальше решаем, что делать. Если эксперты признают, что дом еще можно привести в порядок, что вряд ли, будем вместе добиваться изменения его сроков. Если нет – хотя бы нужно добиться того, чтобы дом хоть подперли как-то, чтобы он не упал, пока люди отсюда не переедут.

Ситуация на Оплеснина, 33, по словам Александры Афониной, на самом деле крайне сложная. В самой выгодной ситуации сейчас находится Наталия Игнатова, потому что она живет в муниципальной квартире, которую можно признать непригодной для проживания, и тогда она через суд может получить новое жилье. Остальные семь квартир находятся в собственности, и решить проблему будет непросто. Дело в том, что с точки зрения закона собственники сами должны отвечать за то, что происходит с их домом. И если УК управляет домом плохо, необходимо добиваться от них выполнения договорных обязательств.

В принципе владельцам шести приватизированных квартир еще можно подать на расприватизацию и тоже претендовать на переселение через суд, но тогда полученное муниципальное жилье в свою собственность перевести будет уже нельзя. Самая сложная ситуация у Татьяны Остатниной, которая свою квартиру купила. И хоть она уже добилась ее признания непригодной для проживания, практически решить проблему очень сложно, хотя пути есть. Например, как рассказала Александра Афонина, собственники жилья, если четко определены границы земельного участка, могут продать участок вместе с домом застройщику, который возведет здесь многоэтажку. Или же, сами в складчину построят здесь новый дом. Вроде бы невероятный вариант, но прецедент в Сыктывкаре уже почти есть, такое решение приняли собственники жилья четырехквартирного дома на Красной горе, за исключением одной гражданки, которая отстаивает свое право жить в старом строении.

В итоге жильцы по совету Александры Афониной провели общее собрание, обговорив все варианты. Представителей управляющей компании вызвонить не удалось, но на встречу пришел начальник городского управления ЖКХ Александр Гонтарь. В результате было подготовлено коллективное обращение на имя мэра Сыктывкара, для того чтобы инициировать процедуру муниципального жилищного контроля. На основании этого заявления администрация города даст задание управляющей компании срочно провести восстановительный ремонт, чтобы остановить процесс разрушения дома. «Республика» будет следить за ситуацией.

Анна ПОТЕХИНА

Фото автора

Добавить комментарий