Самый именитый уроженец Коми края

Питирим Сорокин был наиболее публикуемым и переводимым на другие языки социологом мира

Неизвестно, бывал ли когда-либо в Усть-Сысольске будущий знаменитый на весь мир ученый. Но, как заявил на очередной познавательной прогулке журналист Игорь Бобраков, есть несколько нитей, связывающих Питирима Сорокина с этим городом. Он родился и первые 15 лет жизни провел в Коми крае, столицей которого является Сыктывкар. Здесь поставлен ему памятник, его именем назван Сыктывкарский университет. И, наконец, именно в этом городе почти три десятилетия ведутся серьезные исследования творчества выдающегося социолога.

Эта фотография послужила образцом для монумента в Сыктывкаре.

П.А.Сорокин, 1917 год.

Его первые университеты

Как отметил журналист, первым студентам Сыктывкарского университета и в голову не могло прийти, что их родной вуз будет носить имя врага советской власти. О нем немного знали благодаря работе Ленина «Ценные признания Питирима Сорокина», которую все студенты изучали по курсу истории КПСС. Ходили слухи, что из Америки он прислал приветственную телеграмму по поводу открытия СГУ, но ее, разумеется, не зачитали. Поговаривали, будто ученый завещал университету свою огромную библиотеку, а ректору Валентине Витязевой стоило огромных усилий ее заполучить. Но все они не оправдались, поскольку ученый умер за четыре года до рождения первого в Коми университета.

А сам Питирим Сорокин родился в селе Туръя Яренского уезда Вологодской области – ныне это Княжпогостский район – в семье ремесленника из Великого Устюга Александра Прокопьевича Сорокина. Имея диплом золотых, серебряных и чеканных дел мастера, он перебрался в Яренский уезд, где ремесленников катастрофически не хватало. Там он женился на коми крестьянке Пелагее Васильевне Мининой из Жешарта. И они кочевали от села к селу, где требовалось изготовить иконостас, оклады для икон и различную церковную утварь.

Но мать Питирима умерла после рождения младшего сына Прокопия. Младенца забрала на воспитание тетка, а Сорокин-старший с сыновьями Василием и Питиримом образовали небольшой ремесленный коллектив и продолжили кочевую жизнь. Отец, по воспоминаниям Питирима Сорокина, был хорошим, добрым человеком, но порой упивался до белой горячки. Во время очередного приступа он сильно избил Питирима, и братья решили уйти от отца. Так в 10 лет Питирим начал свою самостоятельную трудовую жизнь.

В скитаниях по селам, где братья, как и прежде с отцом, ремесленничали, Питирим обучился грамоте. А первое законченное образование он получил в церковно-приходской школе в селе Гам (ныне Усть-Вымский район). По ее окончании 14-летнего Питирима отправили для продолжения учебы в церковно-учительскую духовную семинарию в деревню Хреново Костромской области.

Рядом с этой деревней находились ткацкие фабрики и крупные промышленные города, где революционеры вели активную агитацию. Питирим познакомился со многими из них. И из двух действовавших тогда революционных партий – социал-демократической и социалистов-революционеров – он выбрал последнюю. Марксизм, делавший упор на пролетариат и экономические факторы, оказался юному революционеру чужд.

Первый этап революционной деятельности Питирима завершился накануне 1906 года арестом и заключением в тюрьму города Кинешмы. Здесь он прочитал работы Маркса, Плеханова, русских анархистов Бакунина и Кропоткина, социалистов Михайловского и Лаврова. А главное – четыре месяца провел в постоянных дискуссиях с революционерами самых разных направлений.

К коми профессору от коми народа

В 1907 году Питирим Сорокин, не имея законченного среднего образования и перспектив на хорошую работу, перебрался в Петербург, нашел дом к тому времени уже известного писателя, этнографа и философа Каллистрата Жакова и заявил открывшей дверь его жене: «Я приехал от коми народа и хотел бы видеть коми профессора».

Жаков не был к тому времени профессором, он только-только получил приглашение от выдающегося русского ученого-психиатра Владимира Бехтерева занять должность приват-доцента еще не созданного Санкт-Петербургского психоневрологического института. А пока он преподавал на бесплатных общеобразовательных Черняевских курсах.

На эти курсы и позвал «коми профессор» «представителя коми народа», что позволило Питириму получить среднее образование и сдать выпускной экзамен за гимназический курс. Сорокин и Жаков подружились, совершили этнографическую экспедицию в свои родные места, результатом которой стали первые научные работы будущего гения социологии. А в 1909 году Питирим поступил в Психоневрологический институт, где преподавали уже получившие мировую известность социологи Максим Ковалевский и Евгений Де Роберти. Благодаря этим ученым Питирим Сорокин избрал для себя именно это поприще.

Впрочем, вскоре ему пришлось перевестись на юридический факультет Санкт-Петербургского университета, поскольку Психоневрологический институт был тогда частным учебным заведением, за его учебу надо было платить немалые деньги, и он не давал отсрочки от службы в армии. В годы учебы Сорокин написал свою первую крупную работу «Преступление и кара, подвиг и награда». Толчком к этой теме послужило его пребывание в тюрьме города Кинешмы и трехнедельное пребывание в «предвариловке» Санкт-Петербурга за памфлет, написанный им к 300-летию династии Романовых.

В своем труде Питирим Сорокин разделил акты поведения на дозволенные, запрещенные и рекомендуемые. Дозволенные поступки люди воспринимают нейтрально, за рекомендуемые, которые автор называет подвигами, следует награда, а к запрещенным сильная часть общества относится резко отрицательно и наказывает за их совершение. Таким образом, сильная часть общества навязывает определенные шаблоны поведения, хотя «преступления» порой совершают люди, просто опередившие свое время.

В ходе эволюции положительные стимулы (награды) и отрицательные (кары) становятся более гибкими. В некоторых племенах человека могли предать смерти за то, что он наступил на тень другого человека, людей наказывали за отступление от религиозных догм. Но постепенно происходит падение значения кар и наград. Смертную казнь уже в те времена отменили в целом ряде европейских государств и штатов Америки. Зато появились условные виды наказания. И на основании этого Сорокин сделал вывод, что в будущем система кар и наказаний исчезнет, так как социально полезные акты поведения будут следствием не внешне назначенного долга, неисполнение которого грозит карой, исполнение же стимулируется только наградой, а долгом свободным, внутренне императивным, построенным на любви к людям.

Роковые годы

После окончания университета в 1914 году Сорокина оставили преподавать на кафедре уголовного права. На 1917 год была назначена защита его магистерской диссертации, основой которой послужила книга «Преступление и кара, подвиг и награда», после чего он должен был получить звание профессора.

Однако случилась Февральская революция, в которую он включился сразу, отдавая ей все свое время и энергию. Правда, 27 мая 1917 года он как бы между делом женился на выпускнице Бестужевских курсов Елене Баратынской, в будущем ученом-цитологе. Питирим Александрович познакомился с ней в гостях у Каллистрата Жакова, где собирались студенты, профессора, литераторы. На церемонию венчания Сорокин примчался с митинга, а после получасового застолья с друзьями убежал на другое мероприятие.

В это время партия эсеров резко набирала обороты, ее численность достигла одного миллиона, и она стала самой влиятельной политической организацией России, но раскололась на левых, требовавших немедленного прекращения войны и передачи земли крестьянам, и правых, считавших, что нельзя предавать союзников, а вопрос земли должен быть решен на Учредительном собрании. Питирим Сорокин занял позицию правых и стал соредактором газеты «Воля народа», отражавшей интересы этого крыла революционной партии.

В партию эсеров к этому времени вступил и известный депутат Госдумы Александр Керенский, занявший во Временном правительстве сначала пост министра юстиции, а затем и министра-председателя. Питириму Сорокину он предложил на выбор три должности: помощника министра внутренних дел, директора русской телеграфной службы или личного секретаря. Питирим Сорокин выбрал последнее и приступил к подготовке закона о выборах в Учредительное собрание. Он сам был избран в этот представительный орган по списку эсеров от Вологодской губернии. 90 процентов избирателей Усть-Сысольского уезда отдали свои голоса за эсеров и Сорокина. Однако принять участие в работе Учредительного собрания он не смог.

Большевистский переворот Питирим Сорокин в газете «Воля народа» назвал «величайшим преступлением», а самих большевиков клеймил как «презренных лгунов», «убийц», «грабителей», «пьяных илотов» и «просто негодяев». Все это привело к тому, что Сорокина арестовали и поместили в Петропавловскую крепость рядом с арестованными ранее членами Временного правительства.

После освобождения Сорокин вступил в «Союз возрождения России» и летом 1918 года отправился в Великий Устюг вести антибольшевистскую агитацию. Местные чекисты объявили его врагом №1, и ему пришлось несколько месяцев скрываться в лесах. И тогда он всерьез задумался: правильно ли он делает, что, будучи ученым, занимается политикой? Политика может быть общественно полезной и общественно вредной, а вот работа в области науки и народного просвещения всегда полезна и всегда нужна народу, в особенности в эпоху коренного переустройства всей государственной и общественной жизни.

В конце концов Питирим Сорокин передал Северо-Двинскому исполкому письмо, в котором объявил о сложении с себя полномочий члена Учредительного собрания и выходе из партии эсеров, а сам сдался чекистам.

Его поместили в Великоустюжскую тюрьму, где он каждый день ожидал расстрела. Однако спустя три недели Сорокина вызвали на допрос и сообщили, что его этапируют в Москву и отпустят. Оказалось, что письмо с его отречением опубликовала сначала местная газета «Крестьянские и рабочие думы», а затем и «Правда». В ответ Ленин поместил свою статью «Ценные признания Питирима Сорокина», в которой вождь отметил, что это письмо – не случайность, а «проявление неизбежного поворота целого класса, всей мелкобуржуазной демократии».

Голод и эмиграция

Вернувшись в голодный и холодный Петроград, Сорокин восстановился в числе преподавателей юридического факультета Петроградского университета, его также избрали профессором социологии в Сельскохозяйственной академии и Институте народного хозяйства. Он, как и его коллеги, получал очень скудный профессорский паек. В этих нечеловеческих условиях ученый готовил монументальный труд «Система социологии», который стал его докторской диссертацией.

Его собственные ощущения и изучение чудовищного голода в Поволжье в 1921 году стали основой книги «Голод как фактор», издавать которую большевики запретили. А в 1922 году и вовсе решили выслать из страны в числе «пассажиров философского парохода». Впрочем, Питирим Александрович покинул родную страну не на пароходе, а поездом. Бывший однокурсник по Санкт-Петербургскому университету, ставший заместителем наркома по иностранным делам Лев Карахан помог ему оформить заграничный паспорт.

Вместе с женой Сорокин прибыл в Берлин, взяв с собой два саквояжа, набитых рукописями и книгами. И неожиданно получил приглашение президента Чехословацкой Республики поселиться в Праге в качестве официального гостя. Дело в том, что еще в 1917 году в редакцию «Воли народа» приходил профессор Пражского университета Томаш Масарик с просьбой поддержать их борьбу за независимость Чехословакии. Сорокин просьбу выполнил. А Масарик, став первым президентом этой страны, таким образом отблагодарил своего русского друга. В Праге Питирим Александрович написал большую работу «Социология революции».

Теперь позиция Сорокина на революцию не только резко расходилась со взглядами Маркса и Ленина, но и с его собственными недавними воззрениями. Ученый указал на две причины революций: ущемление базовых инстинктов большинства населения и дезорганизация власти. При этом революции, по его мнению, не улучшают, а ухудшают экономическое и культурное положение масс, приводят к хаосу, жестокости и насилию, снижают ценность человеческой жизни. На первом этапе революции происходит сумасшедший выброс энергии, но затем наступают апатия, усталость и разочарование. И вот на этом этапе какой-нибудь тиран или энергичная группа могут захватить власть. Примерами тому служат Ленин и большевики в России, Робеспьер и Бонапарт во Франции, Кромвель в Англии, Юлий Цезарь в Древнем Риме.

В Америке

О том, как Питирим Сорокин попал в Америку, где обрел славу одного из выдающихся социологов мира, рассказал сыктывкарский профессор Николай Зюзев:

– В Праге Сорокин познакомился с двумя американскими профессорами. Но их в большей степени заинтересовали не сорокинские теории, а то, что ученый был в самой гуще революционных событий России. И они пригласили Сорокина поездить по Америке с серией лекций на эту тему.

Деньги ему дали на одну персону, поэтому жена осталась в Праге. А самому Сорокину было любопытно посмотреть на то, как живут в неведомой ему стране. Но Америка ему сразу понравилась.

Его лекции о революции в России вызвали огромный интерес и самые противоречивые отклики. У многих американцев было совершенно романтическое отношение к русской революции, они ее воспринимали как восстание народа против тирании. А Сорокин рассказывал о красном терроре, ужасах гражданской войны, о массовом голоде.

Но на него обратили внимание академические круги. Они увидели в нем человека эрудированного, блестящего знатока европейской социологии и пригласили на постоянную работу в университет штата Висконсин. И вот только тогда Сорокин смог выписать в Америку свою жену.

– Я считаю, что именно эти 1925-1930-е годы были самым продуктивным периодом его жизни, – отметил Николай Зюзев. – Все пережитое, весь свой огромный жизненный опыт плюс небывалая работоспособность, выработанное с детства умение бороться и выживать в самых немыслимых обстоятельствах реализовались в его многочисленных трудах.

Именно тогда он опубликовал вызвавшую огромный интерес «Социологию революции», сенсацией стали его концепция социальной мобильности и обзор современных европейских социологических теорий. Американцы не очень хорошо знали немецкую и французскую социологию, но познакомились с ней благодаря Сорокину. А еще, что немаловажно, он выпускает книгу по сельской социологии. Для Америки книга имела особое значение, поскольку она начиналась как фермерская страна. Имя Питирима Сорокина становится очень известным среди ученых. Его приглашают на работу в самый старый, самый богатый и самый престижный Гарвардский университет. Вот только там не было факультета социологии. Между тем к 1930-м годам прошлого века социология как наука уже установилась, и президент Гарвардского университета решает открыть такой факультет. И приглашает не кого-нибудь, а эмигранта Сорокина. Ему дали год на то, чтобы набрать преподавательский состав и студентов, и назначили председателем (деканом) социологического факультета.

С этого времени его академическая карьера поднялась на новую ступень. В эти годы он затевает свой самый грандиозный проект: четырехтомник «Социальная культурная динамика», которую он издавал с 1937 по 1941 год.

– Я бы сказал так: он решил всем объяснить все, – поведал сыктывкарский профессор. – Как движется история, куда и почему. Он разбил историю на циклы. Если говорить грубо, то, по Сорокину, есть религиозная культура, скажем, в Средние века. А есть эпоха, когда все мыслят материалистически, в частности эпоха Просвещения. И все человечество проходит через эти циклы, а в промежутках, например, в эпоху Ренессанса, упор делается на человеческую личность.

В это время Сорокин становится самым публикуемым и самым переводимым социологом мира, а возможно, и вообще в истории социологии. Однако книгу приняли крайне неоднозначно, что пошатнуло его академическую репутацию. Кроме того, начались дрязги на факультете социологии, да и срок его быть деканом давно вышел. И он был вынужден покинуть эту должность.

– Для меня всегда было интересно: если Сорокин так хорошо вписался в американскую реальность, то что в нем осталось русского? – задался вопросом Николай Зюзев. – Но когда внимательно изучаешь его биографию, понимаешь: он остался совершенно русским человеком. В его голове сидел образ Льва Толстого, который к концу жизни перестал писать романы, превратился в морального учителя всего человечества. Таким же почувствовал себя и Питирим Сорокин.

На деньги одного миллионера Сорокин открывает в Гарварде центр по изучению творческого альтруизма. Согласно его учению, мир переживает переход от одной эпохи к другой, что сопровождается чудовищными катастрофами – мировыми войнами и революциями. Чтобы их избежать, нужно проповедовать альтруизм. Именно этому он посвящает остаток жизни, выпуская книги, исследования, но при этом выходит за рамки социологической науки.

Поэтому на какое-то время его забывают, и только в 60-е годы начинается его возвращение. Выпускаются книги о Питириме Сорокине, его избирают президентом Американской социологической ассоциации. Но в 1968 году он умирает от рака.

Экскурсия стартовала возле памятника Питириму Сорокину перед главным корпусом Сыктывкарского университета.

Возвращение на родину

В советское время имя Питирима Сорокина как врага советской власти было под запретом. Но, как сообщил Николай Зюзев, в Ленинграде жил ученый-философ Игорь Голосенко. Он, еще будучи студентом, первым пробил брешь, посвятив Питириму Сорокину сначала свою дипломную работу, а затем и кандидатскую диссертацию. И, наконец, в 1966 году в журнале «Новая и новейшая история» была опубликована его статья «Философия истории Питирима Сорокина» – первая в Советском Союзе приличная публикация о великом социологе. Затем в 1970-е годы он издал и книгу о нем.

О Питириме Александровиче тогда писали как о буржуазном ученом, не понимающем марксистско-ленинское учение. И все-таки именно Голосенко ввел Сорокина в обиход советской науки.

А в годы перестройки началась целая волна интереса к Питириму Сорокину. Молодые сыктывкарские ученые Павел Кротов и Александр Липский перевели на русский язык его автобиографический роман «Долгий путь». В Сыктывкаре тот же Голосенко издал книгу «Питирим Сорокин: судьба и труды». Были выпущены ранние работы Сорокина, написанные на русском языке.

– Учась в аспирантуре Московского университета, я взял труды Сорокина в качестве темы своей кандидатской диссертации, – признался Николай Зюзев. – И обнаружил море публикаций по этой теме, но они обзорные и биографические. А вот аналитики не хватало. Передо мной открылась целина. Поэтому за основу своей кандидатской я взял поздние работы Сорокина. А докторскую работу посвятил его философским взглядам в целом.

Сыктывкарскому ученому повезло. В 2005 году он попал на стажировку в Гарвардский университет, где смог лично узнать, как нынешние американские социологи воспринимают Питирима Сорокина.

– Увы, сейчас он на втором плане, – отметил Николай Зюзев. – И в этом не его вина. Американская социология в последние десятилетия шла по пути среднего и микроуровней. То есть исследуются маленькие или средние социальные группы. А Сорокин – макросоциолог, он исследовал огромные исторические циклы. А сейчас макросоциология переживает кризис, удачных работ в этой сфере нет. Поэтому и интерес к Сорокину угас. Но я убежден, это временное явление.

Но, как бы то ни было, портрет Питирима Сорокина висит в одном из конференц-залов Гарвардского университета.

Хранители наследия

Завершилась экскурсия в Центре «Наследие» имени Питирима Сорокина, где его директор Ольга Кузиванова рассказала о проектах, связанных с работами великого земляка, и о том, что делается для популяризации его наследия. По ее словам, к моменту открытия центра 4 февраля 2011 года уже было накоплено немало материалов о жизни и творчестве Питирима Сорокина. Первым директором центра стала доктор исторических наук Элеонора Савельева. Кандидат исторических наук Ольга Кузиванова возглавила это учреждение в 2013 году.

– Наследия Сорокина хватит на много поколений ученых, – подчеркнула нынешний директор центра. – Этим занимаются и в Московском, Санкт-Петербургском университетах. И мы здесь, в Сыктывкаре, делаем все возможное, чтобы молодое поколение знало о нем как можно больше и чтобы наши ученые продолжали изучать его труды. Большинство своих книг Питирим Сорокин написал на английском языке, поэтому одна из главных задач центра – перевод его трудов на русский. И, конечно же, их популяризация.

Самый важный и в то же время самый затратный проект центра – издание собрания сочинения Питирима Сорокина. Для этого необходимо собрать все труды выдающегося социолога, в том числе и те, что были изданы до его эмиграции на русском языке. Поэтому первая книга посвящена работам студента Сорокина, изданным с 1907 по 1914 год. Затем последовали «Голод как фактор», «Преступление и кара, подвиг и награда». К столетию революционных событий в России центр опубликовал его воспоминания о том времени «Листки из русского дневника» и «Социология революции».

– Вообще Сорокин написал около 50 монографий, а потому его собрание сочинений может иметь как минимум 50 томов, – призналась Ольга Кузиванова. – Мы каждый год стараемся выпустить один-два тома.

Кроме того, центр с самого начала своей деятельности выпускает журнал «Наследие», выходящий два раза в год, в котором публикуются исследовательские материалы, посвященные как Питириму Сорокину, так и другим выдающимся российским ученым-гуманитариям. В частности, один из номеров был посвящен Каллистрату Жакову. Также выпущены популярные брошюры о Питириме Сорокине и Каллистрате Жакове для школьников.

Центр ежегодно проводит Сорокинские чтения и круглые столы на самые разные темы.

– Мы делаем все, чтобы изучение наследия Сорокина вышло на новый уровень, чтобы он стал нам ближе и понятнее, – сказала в заключение директор центра. – От этого мы все только выиграем.

Григорий АЛИН

Фото Игоря САЖИНА и из архивов

Добавить комментарий