О бедном чиновнике замолвили слово

Главный критерий эффективности управленцев – выполнение госпрограмм

У половины чиновников в Коми зарплата – 27 тысяч рублей, и вопреки представлениям людей, далеких от этой сферы, текучка кадров среди госслужащих в республике весьма высокая – 15 процентов, тогда как нормой считается всего три-пять процентов.

Рисунок1

Об этом шла речь на бюджетных слушаниях в региональном парламенте по исполнению гос-программы «Кадровая политика государственного и муниципального управления в Республике Коми». Действие этой программы завершается в текущем году, и в каком формате работа будет вестись в дальнейшем, пока не ясно. В ходе обсуждения участники совещания пытались понять, как сделать, чтобы армия управленцев не росла и была при этом эффективной.

Заместитель начальника управления государственной гражданской службы администрации главы региона Елена Макарова представила портрет среднестатистического гражданского служащего в Коми. Это женщина 30-39 лет (представительниц слабого пола в органах государственной и муниципальной власти почти половина) с высшим образованием, занимающая должность «главный специалист-эксперт» (таких 50 процентов от общего числа чиновников) и получающая зарплату около 27 тысяч рублей. Соответственно на руководящих постах преобладают мужчины. Средняя зарплата чиновников в Коми – 51,98 тысячи рублей, что меньше средних российских показателей (56 тысяч) и по Северо-Западному федеральному округу (64,8 тысячи рублей). В СЗФО самая высокая средняя зарплата у госслужащих в Мурманской области (87,5 тысячи с учетом северного и районного коэффициента), самая низкая – в Новгородской области (31,9 тысячи рублей).

Разговор об уровнях оплаты труда зашел с подачи представителя Молодежного правительства Коми. Владислав Куц рассказал, что молодые люди, приглашенные на стажировку в органы госвласти, испытывают шок от размера своей зарплаты – она далеко не такая, как у среднестатистического специалиста. Начинающий чиновник, по его словам, «получает сущие гроши». Поэтому не стоит удивляться большой текучке кадров.

Елена Макарова подтвердила, что каждый четвертый новичок увольняется с госслужбы в первый год работы. Но не только из-за низкой зарплаты. По ее словам, среди молодежи бытует мнение, что чиновники только и делают, что пьют чай, бумажки перекладывают и получают за подобную деятельность большие деньги. А выясняется, что объем работы огромный, приходится трудиться даже в выходные.

– Поэтому мы и устраиваем стажировки, говорим претендентам: приходите и посмотрите – ваше ли это, чтобы вы не тратили жизнь на дело, к которому не лежит душа, и впустую не тратились государственные деньги, – отметила кадровик.

Наибольшую потребность в квалифицированных специалистах испытывают муниципалитеты. Но при этом подготовку и переподготовку кадров здесь считают вопросом второстепенным, поскольку знают, что управление государственной гражданской службы все равно с этим им поможет. Все курсы повышения квалификации проводятся за счет республиканского бюджета, а муниципалитеты не закладывают на это ни копейки. Причем диктовать что-либо муниципалам республиканское управление не вправе – органы местного самоуправления самостоятельны в кадровой политике.

В числе прочего был задан и вопрос о коэффициенте полезного действия проводимой в регионе кадровой работы. Елена Макарова объяснила, что отбор, подготовка и переподготовка управленцев не измеряется в КПД. Оценка этой работы – это то, как исполняются все реализуемые в республике государственные программы и дорожные карты.

Председатель Контрольно-счетной палаты Коми Елена Филимонова указала на нестыковки в отчетных данных по исполнению обсуждаемой госпрограммы. В частности, спросила, почему так мало освоено средств, предусмотренных на обучение госслужащих. Было запланировано более десяти миллионов, а освоено всего около восьми миллионов рублей. Как объяснила замначальника управления государственной гражданской службы, госзаказ на обучение формируется на основе заявок органов власти и затем выставляется на конкурс. Благодаря конкурсной процедуре цена за обучение снижается. К тому же законодательство сегодня позволяет проводить краткосрочные курсы, которые обходятся государству дешевле.

Расхождения обнаружились и в данных о количестве сокращенных госслужащих. В представленной управлением информации нет сведений о трудоустройстве и переводе сокращенных штатных единиц в другие государственные организации. Елена Макарова пояснила, речь идет о работниках, которые ушли в декретный отпуск.

Под занавес обсуждения его участники задались еще одним вопросом: как нормировать численность госслужащих так, чтобы их было немного, но они справлялись со всей работой. Елена Макарова сообщила, что ряд регионов обратились с просьбой в высшую школу экономики сделать такие расчеты, заплатив за это немалые деньги. Но на предлагаемые нормы регионы так и не перешли. Расчет показал, что, например, работников местного самоуправления должно быть меньше в два-три раза. Однако весь функционал, возложенный на муниципалитеты, с малым количеством чиновников исполнить невозможно.

Существует прямая зависимость армии чиновников и от плотности населения. Например,  Ленинградская область благодаря близкому расстоянию к Санкт-Петербургу – городу федерального значения вообще обходится без территориальных органов власти. У Коми таких преимуществ нет.

– Норматив в данном случае только один – целесообразность госслужащего, – заключила Елена Макарова.

Галина Владис

Рисунок2

Добавить комментарий