Работа над ошибками

Ненавистная сыктывкарскими автолюбителями улица Станционная известна не только разбитым асфальтом и отсутствием тротуаров. Здесь в сотне метров друг от друга расставлены уникальные для Коми социальные объекты. Это первый в регионе православный храм шатрового типа, который освятил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, трехэтажный фитнес-центр мирового уровня, а также единственный в республике Центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей МВД Коми (ЦВСНП). Корреспондент «Республики» побывал в этом центре и узнал, как перевоспитывают малолетних хулиганов, младшим из которых едва исполнилось семь лет.

IMG_9825

Проходя мимо двухэтажного здания, многие сыктывкарцы даже не знают, что находится за «украшенными» колючей проволокой массивными железными воротами с бетонным забором. Начальник ЦВСНП подполковник полиции Любовь Попова провела экскурсию и рассказала о работе данного учреждения.

У входа на территорию ЦВСНП стоит полицейская «Газель». Сегодня сюда привезли очередного правонарушителя. Здесь он проведет почти месяц.

– Ребенок находится у нас до тридцати суток. Он живет по четкому распорядку дня, обучается в соответствии с возрастом. По окончании срока нахождения в центре ему выдается справка с оценками, – объясняет Любовь Попова, сопровождая к детям.

Попутно она показывает развешенные на стенах картины и стоящие на полках поделки.

– Это работы наших воспитанников. Результаты их творческой деятельности, – гордо говорит руководитель центра.

На первом этаже столовая, соседствующая со спортзалом. В этот день в меню каша, салат, рассольник, макароны с мясом, выпечка и другие блюда. Государство обеспечивает ребят полноценным пятиразовым питанием. Многие набирают здесь вес, не имея возможности питаться столь же качественно дома.

Со всех уголков Коми в центр стекаются оступившиеся несовершеннолетние, не достигшие возраста уголовной ответственности. Статьи Уголовного кодекса, по которым сюда попадают подростки, в большинстве случаев одни и те же. В лидерах – 116-я и 158-я, то есть побои и кражи. Причем, по словам подполковника полиции, практически все случаи усугубляет тяга этих детей к алкогольным напиткам и наркотическим средствам, в основном они пробуют спайсы.

Поступают в центр ребята не только из Коми, но и из соседних регионов. Недавно находилась 15-летняя девушка из Перми. Она приехала в Сыктывкар автостопом и вела свободный образ жизни. Ее задержали за совершение административного правонарушения (мелкое хулиганство) и доставили сюда.

– К нам попадают дети в возрасте до восемнадцати лет, нижнего предела нет, – пояснила Любовь Попова.

На вопрос о том, какого возраста самые маленькие дети воспитывались в центре, полицейский приводит в пример детей семи лет.

– Что они в этом возрасте уже творят такое, чтобы попасть в здание с решетками на окнах и колючей проволокой по периметру?

– Воруют, бьют других детей, уничтожают чужое имущество, – перечисляет руководитель. – Просто так сюда никто не попадает. Они совершают общественно опасные деяния и помещаются по постановлению судьи.

Печальная статистика, по словам Любови Поповой, говорит о том, что большинство детей из малообеспеченных, неполных и неблагополучных семей. Они состоят на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних органов внутренних дел (ПДН) за кражи и прочие нарушения. Если, игнорируя усилия инспекторов полиции и школьных учителей, они продолжают совершать данные деяния, то попадают на перевоспитание в ЦВСНП. Причем зачастую препятствием к этому не становится даже постоянное привлечение их родителей к административной ответственности за ненадлежащее исполнение ими родительских обязанностей.

Продолжая экскурсию, Любовь Попова демонстрирует комнаты отдыха, спальни и компактные классы, расположенные на втором этаже.

– Идет учебный процесс, – говорит она и, заходя в класс, громко здоровается с ребятами, дети дружно отвечают: «Доброе утро!»

В ЦВСНП работу с трудными подростками ведут психолог и воспитатели. Видя вокруг людей в форме и не имея возможности контактировать с привычным окружением, дети в конце концов задумываются над своим поведением. Эффект воспитания оказывает и режим дня.

Находясь в центре, корреспондент «Республики» стал свидетелем беседы начальника с подростком, который после первого помещения в центр так и не встал на путь исправления. Впервые 17-летний юноша попал в ЦВСНП в 2013 году за драку. В этом году он вновь оказался в поле зрения полиции, когда вскрывал гаражи вместе со своим приятелем. Причем продолжал воровать, даже находясь под следствием. В итоге его сначала поместили в этот центр, а потом и вовсе в СИЗО, где отсидел четыре месяца, с апреля по август. Суд пошел навстречу подростку и назначил ему вместо судимости пребывание в специальном учебно-воспитательном учреждении закрытого типа (СУВУЗТ), откуда он сможет выйти уже в январе, когда ему исполнится восемнадцать.

Готовясь к отбытию в спецучреждение, юноша проходит в центре медобследование. Увидев журналиста с фотокамерой, он сначала наотрез отказался общаться, закрываясь руками от объектива. Однако будучи тонким психологом, руководитель центра смогла довольно быстро разговорить парня.

– Недаром прошло для него время, проведенное здесь, – говорит она, глядя на подростка. – Он задумался о своей жизни и теперь у него есть стимул ее изменить. Парень хороший, и мне бы хотелось, чтобы он встал на путь истинный.

– Сожалею о том, что делал, – признался собеседник. – У меня есть девушка. Скоро у нас будет ребенок. Ради семьи я готов измениться. Получу профессию в спецучреждении, начну работать.

В разговоре выясняется, что парень рос без отца. Его он никогда не знал и даже не в курсе, жив ли тот. Юноша носит фамилию матери, у которой не было сил справляться с трудным ребенком. По словам Любови Поповой, в ЦВСНП дети все осознают, но, попадая в прежнюю среду обитания, в большинстве случаев не могут удержаться от старых соблазнов и дурной компании. В этом случае большую роль играет родительский контроль, и если его нет, то, вероятнее всего, ребенок в конечном счете окажется на месте этого молодого человека.

– В какое спецучилище меня отправляют? – интересуется юноша.

– Можно, у меня будет хоть один секрет, – шутит Любовь Попова, глядя на разложенные перед собой буклеты спецучилищ.

Учреждений такого типа в Коми нет, и на ее столе лежат разноцветные буклеты с описанием таковых в других регионах: Кировской области, Адыгеи и других мест России. Там примут ребят из Коми и готовы заняться их перевоспитанием, давая параллельно и определенные профессиональные навыки.

По общению начальника с подопечным было видно, что на это время она становится кем-то вроде второй мамы. Такую индивидуальную работу практически с каждым воспитанником подполковник полиции ведет ежедневно. Это долгие беседы, убеждения, отнимающие немало времени, сил и энергии. Благодарные дети даже пишут ей письма, присылают открытки. Она демонстрирует их, раскладывая на столе конверты, украшенные рисунками и разноцветными заглавными буквами.

– Я всегда говорю, что здесь самые лучшие дети. Почему самые лучшие? Да потому, что в душе они очень хорошие, добрые, отзывчивые, но им не привиты навыки поведения, которые человек в обществе должен соблюдать. Нет должного контроля над ними со стороны родителей. Они такие же, как все дети, и в каждом из них имеется огромный положительный потенциал, – заключает Любовь Попова.

Ярослав СЕВРУК

Фото автора

IMG_9814 IMG_9803 IMG_98061

Добавить комментарий