Андрей Исаев: «В деле мэра Инты Павла Смирнова прибавилось эпизодов»

О самых громких преступлениях и резонансных происшествиях в Коми шла речь в ходе пресс-конференции, состоявшейся в понедельник в Следственном управлении СК России по Коми. Руководитель управления Андрей Исаев ответил на вопросы корреспондента «Республики».

ANT_5415

– На какой стадии находится расследование уголовного дела бывшего руководителя администрации главы Коми, экс-председателя избиркома Коми Елены Шабаршиной? Мера пресечения для нее не была избрана в связи с тем, что обвиняемая попала в больницу. Сталкивается ли следствие с какими-то сложностями в связи с состоянием здоровья обвиняемой?

– Уголовное дело находится в стадии расследования. Это не первое уголовное дело, которое Следственный комитет России выделил из громкого дела, о котором вы все знаете (речь идет о так называемом «деле Гайзера» – прим. автора).

В рамках расследования установлено, что Елена Шабаршина, возглавлявшая избирком республики, систематически получала деньги от руководства Коми. К моменту избрания меры пресечения она признала вину, активно сотрудничала со следствием, уже не являлась председателем избиркома, то есть не могла скрыть доказательства на прежнем рабочем месте или еще как-то помешать следствию с использованием служебного положения. Правда, существовала возможность того, что обвиняемая вдруг решит не являться по вызову следователя. Поэтому следователь решил ходатайствовать о мере пресечения в виде залога. Если обвиняемый нарушает обязательства, связанные с залогом, то залог, который внесен, обращается в доход государства.

Вспомните хотя бы дело экс-заместителя руководителя администрации главы РК Александра Сердитова. Кстати, расследование этого уголовного дела уже находится в завершающей стадии, в ближайшее время будет предъявлено обвинение, материалы предоставят обвиняемому для ознакомления. Вначале в отношении Александра Сердитова было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества, связанного с хищением имущества ликеро-водочного завода. Так как на тот момент Александр Сердитов активно способствовал следствию, изобличал иных виновных лиц, мы считали, что обвиняемый не станет совершать новых преступлений, будет являться на допросы, поэтому для него была избрана мера пресечения в виде залога в три миллиона рублей, который он внес на депозит суда. Следствие продолжалось, оперативно-розыскные мероприятия проводились, но обвиняемый решил избрать другой путь: пытался дать взятку за освобождение его от уголовной ответственности. Данные действия были пресечены, также мы установили, что он пытается влиять на ход следствия, в связи с этим мера пресечения в отношении него была изменена на содержание под стражей, а залог, который он внес, был обращен в доход государства. То же самое ждет всех обвиняемых, для которых избрана эта мера пресечения, но которые не хотят соблюдать предусмотренные ею условия.

У следователя были все основания ходатайствовать об избрании для Елены Шабаршиной меры пресечения в виде залога – по нашему мнению, этого было достаточно. К сожалению, случилось так, что на следующий день после проведения следственных действий мы не смогли представить обвиняемую в суд по состоянию здоровья, соответственно, суд не мог принять решение.

До настоящего времени Елена Шабаршина находится в больнице,  врачи пока дают заключение о том, что с ней невозможно проводить следственные действия. Но мы надеемся, что в ближайшее время состояние ее здоровья улучшится. Поскольку основания не изменились, мы также будем выходить в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде залога. Минимальная сумма залога для людей, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, составляет 500 тысяч рублей. Максимальная сумма не ограничена. А далее следователь решит, какая сумма будет достаточна для обеспечения явки обвиняемой.

Несмотря на то, что с самой обвиняемой следственные действия проводить нельзя, расследование уголовного дела продолжается. Проводятся необходимые следственные действия: допросы свидетелей, осмотры и так далее. С учетом всех обстоятельств, я думаю, через месяц-полтора мы выйдем на окончательное обвинение и предоставим Елене Шабаршиной материалы уголовного дела для ознакомления.

Похожие случаи в практике следственного управления были, порядок действий в случае, если обвиняемый не может явиться в суд или участвовать в следственных действиях, в УПК прописан, ничего в этом необычного нет. Сложность из-за этого только одна: мы не можем с этим человеком полностью отработать версии его защиты. Версии обвинения будут проверены без него. В случае, если мы отработаем все, что возможно, без участия обвиняемого, а тот не может участвовать в предварительном следствии, то производство по делу может быть приостановлено. Пока необходимости в этом нет.

– Завершено ли расследование уголовного дела в отношении мэра Инты Павла Смирнова? Вы говорили, что в этом деле могут появиться новые эпизоды.

– В этом уголовном деле эпизоды действительно прибавились. Сейчас Павлу Смирнову инкриминируются четыре эпизода получения взятки в особо крупном размере от различных лиц за общее покровительство и попустительство, а также за совершение действий в пользу взяткодателей. В ближайшее время мы предъявим ему окончательное обвинение. Общая сумма взяток превышает десять миллионов рублей.

– Признает ли он вину?

– Сейчас, если я скажу, что Павел Смирнов признает вину, я буду не прав, если скажу, что не признает, тоже буду не прав. Он признает частично. Давайте подождем предъявления обвинения, после которого мы должны его допросить, и с учетом его допроса по обвинению можно будет однозначно об этом говорить.

Обвиняемый утверждает, что деньги были потрачены на нужды города. Что это значит? У них был создан специальный фонд для того, чтобы определенные лица через эту организацию передавали деньги для развития Инты. Да, деньги из этого фонда уходили на эти цели, но совсем не в тех количествах, в которых поступали, а часть передавалась Смирнову.

Когда чиновники начинают говорить, что они брали деньги у предпринимателей для каких-то благих целей, это несерьезно. Было года два назад в Усинске резонансное уголовное дело бывшего начальника отдела городской налоговой службы Павла Ветошкина. За совершение коррупционных преступлений суд приговорил его к штрафу в 110 миллионов рублей. Штраф этот он не выплачивал, поэтому наказание было заменено на реальное лишение свободы – восемь с половиной лет в колонии строгого режима.

Он взял взятку в полтора миллиона рублей. Тоже ведь утверждал, что на благое дело средства предназначались – якобы хотел поучаствовать в строительстве церкви в Корткеросском районе, отдал деньги какому-то батюшке.

Поверьте, в нашем законодательстве все процедуры, связанные с благотворительностью, с бюджетными деньгами, четко прописаны, и руководитель уровня мэра города не может об этом не знать. Есть специальные инструкции, как зачисляются деньги на благотворительные цели. Деньги переводятся на специальный счет и расходуются на определенные цели, а не кладутся в карман наличными и не тратятся непонятно на что. За каждую копейку надо отчитываться. Когда человек говорит, что он брал эти деньги, чтобы отдать кому-то на благие дела, все это, по-русски говоря, ерунда. Сущность такого преступления, как получение взятки, и опасность его состоит в том, что, если должностное лицо «продается», авторитет государственной власти стремительно падает.

– Следственное управление проводило проверку по факту гибели троих детей, которые утонули в июне в Сыктывкаре. Каковы результаты?

– Если честно, это шоковое происшествие. Когда мы выехали на берег реки, там лежали вещи пятятерых человек. Сначала мы думали, что погибли пятеро детей, и для нас это был шок. Потом установили, что утонувших было трое. Мальчика нашли сразу, его сестру чуть позже, их подругу через две недели. И винить-то в случившемся никого нельзя, дети есть дети. У родителей они отпросились погулять по площади. Гуляли, потом побродили по парку, затем решили пойти на речку. Сначала поплавали в нормальном месте, им этого показалось мало, пошли к другому месту, где омут. Прохожий даже предупредил их, что здесь омут, может затянуть, но они его не послушали.

Место для купания не предназначено, должностных лиц, которые должны были следить за безопасностью купающихся, там нет. Мальчика затянуло в яму, он начал тонуть. Сестра прыгнула за ним, ее тоже затянуло. Их подруга не умела плавать, тем не менее попыталась их спасти и погибла. Кто виноват в этой ситуации? Мы провели проверку «от и до», дали оценку действиям родителей, граждан, должностных лиц, сотрудников органов профилактики. В итоге следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Мы, конечно, отправили соответствующее представление в органы местного самоуправления, в органы полиции, чтобы повысили бдительность и проводили контрольные мероприятия, но гибель этих детей – трагический несчастный случай, который еще раз должен быть горьким напоминанием о том, что дети есть дети и порой они без присмотра беззащитны.

– В Печоре возбуждено уголовное дело по факту умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. Житель города избил вора, которого застал в своей квартире, а тот от полученных повреждений скончался. В итоге хозяин квартиры оказался за решеткой. У многих читателей эта история вызвала негативную реакцию: что же теперь нельзя защищать свой дом и свое имущество?

– В этом случае речь не идет ни о самозащите, ни даже о защите имущества. Это вообще очень интересное дело. Возле дома был обнаружен труп мужчины с множественными телесными повреждениями. Один из местных жителей активно помогал, скажем так, в погрузке трупа в машину, возмущался, что, мол, надо же, людей убивают. А потом выяснилось, что именно он и избил потерпевшего.

Ситуация проста: приходит человек домой, а там – незнакомый гражданин, уже готовый с его вещами на выход. Мы пока не можем даже утверждать, что этот незваный гость был вором, это версия защиты. Да, потерпевший был ранее судим за совершение краж, и мы склоняемся к тому, что он, может, и в этот раз хотел обокрасть квартиру, но преступление-то совершил хозяин квартиры. Он мог задержать «гостя», который, кстати, по словам обвиняемого, не оказывал никакого сопротивления, мог вызвать сотрудников полиции, которые задержали бы подозреваемого, тогда события развивались бы по-другому. Но он решил разобраться сам. При этом характер телесных повреждений говорит о том, что бил изо всех сил, от полученных травм человек умер. Какая тут самозащита или защита имущества? Несопоставимые вещи: с одной стороны – телевизор, который вор, может быть, собирался украсть, с другой – человеческая жизнь. Теперь уже хозяин квартиры оказался в роли обвиняемого, он содержится под стражей.

Даже если мы придем к выводу, что потерпевший действительно хотел обокрасть квартиру, на квалификацию преступления этот факт никак не повлияет. Он повлияет на меру наказания, поскольку противоправное поведение потерпевшего является обстоятельством, смягчающим вину подсудимого.

Беседовала Людмила ВЛАСОВА
Фото Николая АНТОНОВСКОГО (БНК)

 

1 ответ на Андрей Исаев: «В деле мэра Инты Павла Смирнова прибавилось эпизодов»

  1. Федор:

    Нравится мне этот государственный служащий

Добавить комментарий