Ухтинцы обжалуют решение суда об усыновлении

Двухлетний ухтинский малыш уже во второй раз может потерять мать. Сирота после смерти своей родительницы, пройдя казенные дома, оказался в благополучной приемной семье. Ребенок живет там уже восьмой месяц, научился по-настоящему доверять взрослым и отзываться на приветствие: «Солнышко любимое». Но мамочка и папочка, как стал называть своих опекунов маленький Саша, сегодня не только отдают все силы на воспитание двоих детей, а бьют тревогу, взывая к чиновникам разных инстанций. Ведь приемного ребенка не сегодня-завтра у них могут отобрать – Ухтинский федеральный суд принял в споре об усыновлении другую сторону.

makinglincs.co.uk

Алексей и Елизавета женаты уже почти восемь лет, их дочке Маше четыре года. Родители всегда хотели не одного ребенка, но после первых тяжелых родов встал вопрос об усыновлении. В прошлом году пара подала соответствующую заявку, прошла все формальности: медкомиссию, характеристики с работы, акт осмотра жилья, школу приемных родителей, обустроили отдельное место в детской комнате, и уже 13 ноября ребенок, которому без одного дня был год и девять месяцев, переступил порог их небольшой, но уютной двухкомнатной квартиры.

Ухтинцы взяли малыша под опеку, хотя с самого начала имели статус кандидатов в усыновители. Так посоветовали чиновники, объяснив, что никаких проблем с оформлением не будет. К тому же только при этом раскладе ребенка можно было сразу забрать домой, не дожидаясь судебного решения об усыновлении.

Тогда казалось, что никаких препятствий со стороны родственников быть не должно. Мать мальчика находилась в разводе, злоупотребляла алкоголем, ездила по разным городам, а вернувшись на родину в Княжпогост, умерла не своей смертью. В графе «отец» у малыша стоял прочерк.

По словам Елизаветы, сотрудники органов опеки сказали им, что ребенком никто не интересовался, а значит, скорее всего, и забирать к себе никто не захочет. Фактически нарушив порядок, ухтинские чиновники органа опеки передали ребенка в приемную семью, хотя о наличии других родственников информация имелась с самого начала.

Знать не знали

Соответствующие запросы по месту прописки родных братьев покойной матери – в Ярославль и Московскую область сотрудники ухтинского органа опеки направили почти через месяц, после того как Саша уже покинул дом ребенка и обрел новую семью. Причем об этом факте умолчали, а в письме лишь попросили предоставить данные для заполнения личной карточки ребенка и выразить свое желание или отсутствие оного в его воспитании.

Процесс усыновления возможен только в судебном порядке, и недолго думая Алексей и Елизавета, подали исковое заявление об усыновлении в Ухтинский городской суд, в ходе которого они увидели родственников их малыша из Ярославля. Дядя Саши с супругой изъявили желание стать опекунами мальчика. Но суд им в опеке отказал, пояснив, что рассматривается дело об усыновлении.

– Мы пытались решить вопрос мирно с ними: познакомились и даже сами предложили встретиться с ребенком, чтобы они увидели, как он к нам привык, как стал разговаривать, – рассказала приемная мама мальчика.

В какой-то момент ухтинцам показалось, что им удалось убедить супругов из Ярославля. Но каково же было их удивление, когда в суде они снова увидели родственников ребенка. Да еще и услышали, что те хотят его усыновить.

– Первое чувство – негодование: как они могли, как посмели? – вспоминает Елизавета.

Такой поворот дела поверг ухтинцев в стрессовое состояние. Столько трудностей позади: мальчик перестал есть все подряд, как из голодного края, перестал закатывать истерики по поводу хождения босиком в квартире для профилактики плоскостопия и простудных заболеваний (в доме ребенка было строгое правило насчет обуви), узнал много новых слов и предметов. В конце концов, начал просто превращаться в домашнего ребенка.

Своей формальной родне малыш был не нужен почти два года. Брат покойной матери на похороны не приезжал и судьбой мальчика не интересовался. По крайней мере, доказательств обратного в ходе суда не было. Разве что невнятные реплики о том, что звонили кому-то куда-то, но не дозвонились. Однако Ухтинский суд вынес решение об усыновлении в их пользу. Произошло это в День защиты детей.

При двух равных

В решении городского суда говорится о том, что обе семьи – как ухтинские опекуны, так и родственники из Ярославля – являются достойными кандидатами в усыновители и смогут обеспечить ребенку полноценное развитие. А при двух равных преимущество по закону на стороне кровных родственников.

Однако ухтинская пара считает, что в этой ситуации все видят только надводную часть айсберга в виде «права крови», а вот об интересах ребенка, которые по требованию законодателя должны быть обязательно учтены, мягко говоря, не очень пекутся.

По их словам, должны учитываться все факторы: жилищные условия, материальное положение, социальный статус и психологический аспект, контакт с ребенком.

В пользу ухтинских опекунов говорит наличие двух квартир. В их собственности двухкомнатная и однокомнатная квартиры. Сама семья проживает в двухкомнатной, площадью 44 квадратных метра, у двоих детей – отдельная комната.

Ежемесячный доход семьи – 100 тысяч рублей. Алексей является предпринимателем, руководителем городского туристического клуба. Елизавета – социальный педагог, воспитатель, специалист по социальной работе с высшим образованием. Ребенок семь месяцев прожил в семье, полностью адаптировался, называет родителей папой и мамой, а их дочку считает своей сестрой.

У родственников из Ярославля собственного жилья нет, они прописаны в квартире со смежными комнатами площадью 44 квадратных метра у 93-летней бабушки заявительницы, которая нуждается в постоянном уходе. Здесь также живет их 19-летняя дочь.

Ежемесячный доход семьи – 62,3 тысячи рублей. Муж работает слесарем-электромонтажником, жена – продавцом-кассиром. К тому же семья познакомилась с ребенком только в ходе судебного процесса.

Ухтинские опекуны мальчика настаивали на проведении экспертизы для диагностики внутрисемейных отношений и взаимоотношений ребенка с каждым из усыновителей. Но таковая произведена не была.

Суд также не удовлетворил ходатайство по допросу эксперта – педагога-психолога из Ухтинского дома ребенка. Хотя в его письменном заключении был сделан профессиональный прогноз: расставание с ухтинской семьей и передача его в новую неизменно нанесет глубокую психологическую травму мальчику, может затормозить его психофизическое развитие.

Брали навсегда

– Понимаете, мы брали мальчика раз и навсегда, – говорит Алексей, – а за семь месяцев он и подавно стал нам родным.

В своих бедах они с супругой прежде всего винят сотрудников ухтинского органа опеки и попечительства. В жалобе на имя министра труда, занятости и социальной защиты РК указывают на халатное отношение и некомпетентные действия руководителя и главного специалиста ухтинского органа опеки и попечительства.

Редакция газеты «Республика» также направила в эту инстанцию запрос и надеется получить ответ на вопрос, насколько профессиональны были действия чиновников в данной ситуации.

Приемные родители также написали и уполномоченному по правам ребенка России, откуда их жалобу передали на рассмотрение в местную прокуратуру.

– Конечно, человек ко всему привыкает: и к плохому, и к хорошему, – вздыхает Елизавета, отвечая на вопрос о дальнейшей судьбе мальчика в случае передачи ребенка в семью родственников. – Но урок недоверия взрослым он получит на всю жизнь.

Решение, в чьей семье будет дальше воспитываться двухлетний Саша, после рассмотрения апелляционной жалобы ухтинцев должен вынести Верховный суд Коми.

Ввиду сохранения тайны усыновления все имена в статье изменены.

Александра ЧУМАНОВА

Добавить комментарий