От царской армии до армии России

Василий Баданов.

Основоположником военной династии Болтыховых стал легендарный герой Великой Отечественной

Февраль для сыктывкарской семьи Болтыховых – месяц особенный. И не только потому, что 23 февраля отмечается День защитника Отечества, а все мужчины в семье носили или носят военную форму. 2 февраля – памятная для этой семьи дата: годовщина разгрома советскими войсками фашистов в Сталинградской битве. Глава семьи Дмитрий Болтыхов хранит портрет деда – генерал-лейтенанта танковых войск Василия Баданова. Знаменитый Тацинский рейд 24-го танкового корпуса под командованием Василия Баданова сыграл важную (иные военные историки считают, что ключевую) роль в битве, ставшей переломной в истории Великой Отечественной войны.

Василий Баданов.

Василий Баданов.

Крест на планах Гитлера

Военную карьеру Василий Баданов начал еще в царской, а точнее – в Русской императорской армии,  в 1916 году в чине поручика командовал взводом и ротой. После революции сражался за красных, в том числе на Восточном фронте против войск адмирала Колчака, о чем не раз рассказывал своему внуку. Но маленькому Диме больше всего запомнились рассказы деда о легендарном Тацинском рейде.

Строго говоря, Дмитрий Болтыхов не был внуком Василия Баданова. Мать Димы приходилась прославленному генералу-танкисту племянницей. Но по сложившейся в семье традиции мальчик называл именитого родственника дедом. А тот относился к нему, как к внуку, рассказывал о своем боевом прошлом, конечно же, не о сложной военной стратегии, истории выбирал попроще, чтобы ребенок понял. По-настоящему все значение Тацинского рейда и героизм деда – первого в истории СССР кавалера ордена Суворова II степени –

Дмитрий оценил, пожалуй, лишь повзрослев. Сейчас рассказывает о Тацинском рейде своему внуку. Семилетний Данила уже твердо решил, что продолжит военную династию Болтыховых.

В декабре 1942 года под Сталинградом не прекращались кровопролитные бои, по личному приказу Гитлера немецкие войска стремились вызволить из окружения трехсоттысячную армию фельдмаршала Паулюса. На помощь к нему шла группировка под командованием фельдмаршала фон Манштейна, которая должна была прорвать кольцо советских войск и к 25 декабря соединиться с войсками Паулюса. А окруженные гитлеровцы имели все шансы продержаться до этого момента, поскольку все необходимое получали по «воздушному мосту». Немецкие самолеты, которые обеспечивали снабжение армии Паулюса, базировались на аэродроме близ железнодорожной станции Тацинская. Уничтожение этого аэродрома и было задачей, которую советское командование поставило перед 24-м танковым корпусом.

Рейд начался 19 декабря. За шесть дней танковый корпус с боями прошел 240 километров. В тех условиях такой бросок казался невыполнимым, но танкисты 24-го корпуса сделали невозможное: 24 декабря разгромили немецкий аэродром у Тацинской и поставили крест на планах Гитлера по спасению армии Паулюса, которая осталась без продовольствия, боеприпасов и горючего.

По наказу Сталина

Вот как описывал страшное для немцев утро 24 декабря гитлеровский летчик Курт Штрайт в статье «О тех, кто вырвался из преисподней, или Кровавая баня в Тацинской», опубликованной в 1952 году в западногерманской газете «Дойче зольдатен цайтунг»: «На востоке брезжит слабый рассвет, освещающий серый горизонт. В этот момент советские танки, ведя огонь, внезапно врываются в деревню и на аэродром. Самолеты сразу вспыхивают как факелы. Всюду бушует пламя. Рвутся снаряды, взлетают в воздух боеприпасы.

Мечутся грузовики, а между ними бегают отчаянно кричащие люди. Начинается безумие. Со всех сторон выезжают на взлетную полосу и стартуют самолеты. Все это происходит под огнем и в свете пожаров. Небо распростерлось багровым колоколом над тысячами погибающих, лица которых выражают безумие. Вот один Ю-52, не успев подняться, врезается в танк и взрывается со страшным грохотом. Вот уже в воздухе сталкивается «юнкерс» с «хейнкелем» и разлетаются на мелкие куски вместе со своими пассажирами. Рев танков и авиамоторов смешивается с взрывами, орудийным огнем и пулеметными очередями в чудовищную симфонию. Все это создает полную картину настоящей преисподней».

А так вспоминал то утро Василий Баданов: «Корпусом на аэродроме было уничтожено до 300 самолетов противника и примерно 50 самолетов в эшелоне на железнодорожных путях, захвачено и уничтожено несколько десятков авиамоторов, штабели авиационных бомб и артиллерийских снарядов разных калибров. Мы смотрели на свои трофеи и думали, что если бы не захватили эти самолеты, не уничтожили базу, обеспечивавшую снабжение войска Паулюса, то сколько бы еще полетело авиабомб, снарядов на наши танки, войска, на донские станицы и хутора, сколько бы погибло наших людей».

Значение разгрома аэродрома у Тацинской оценили и враги. Фельдмаршал фон Манштейн позже писал: «Гитлер приказал обеспечить всем необходимым окруженную армию Паулюса, а обеспечить было нечем… Мы потеряли аэродром в Тацинской и тем самым лишились возможности снабжать 6-ю армию».

К 17 часам 24 декабря Василий Баданов отправил в штаб донесение о том, что Тацинская полностью очищена от противника. В ответ пришла радиограмма командующего Юго-Западным фронтом с приказом удерживать Тацинскую во что бы то ни стало. А к станции уже направлялись немецкие войска, которые должны были по первоначальным планам гитлеровцев усилить удар на Сталинград для освобождения армии Паулюса. Вскоре 24-й танковый корпус оказался в окружении.

За судьбой окруженного корпуса и лично генерала Баданова следил сам главнокомандующий Сталин. Военным историкам известны его слова, адресованные командованию Юго-Западного фронта: «Помните Баданова, не забывайте Баданова, выручайте его во что бы то ни стало». Наказ главнокомандующего был выполнен, в ночь на 29 декабря Василий Баданов получил разрешение оставить Тацинскую, 24-й танковый корпус вырвался из окружения.

За Тацинский рейд Василий Баданов был награжден орденом Суворова II степени, ему присвоили звание генерал-лейтенанта, а 24-й танковый корпус получил почетное звание гвардейского.

Но сражались они не ради орденов и званий. В своих воспоминаниях Василий Баданов писал: «Мы дрались за то, чтобы продолжать жить свободно, дрались за счастье наших детей.

Мы отвоевали для нашей молодежи право на труд, учебу и надеемся, что своими молодыми руками они завершат то великое дело, ради которого проливали кровь деды и отцы».

В 1971 году Василий Баданов скончался. Дмитрию Болтыхову тогда было всего семь лет, но он уже выбрал профессию военного. Когда пришло время определяться с родом войск, юноша почти не сомневался. Мог, конечно, пойти по стопам отца – в военно-морской флот, но рассказы деда «пересилили»: в 1980 году Дмитрий поступил в танковое училище.

Под мирным небом

В те годы в День защитника Отечества мужчинам принято было желать не только счастья и здоровья, но и мирного неба над головой. Дмитрию Болтыхову довелось служить именно под мирным небом. После окончания училища молодого офицера-танкиста отправили в Читинскую область – на границу с Китаем, который считался одним из потенциальных противников СССР.

Первые годы службы Дмитрий Болтыхов вспоминает как счастливое, хоть и неспокойное время. Потенциальный противник был под боком, однако всерьез в возможность нападения китайцев не верилось. Но при этом регулярно проходили учения – искренне желая мира, советские военные тем не менее готовились к войне. А беда пришла откуда не ждали.

В конце 1991 года распался Советский Союз, но бывшие советские люди, в том числе и военные, не сразу осознали, что их страна прекратила существование. Начало 1992 года было периодом растерянности, безвластия и почти что беззакония. Дмитрий Болтыхов тогда уже служил на Украине, в их воинской части проходили службу солдаты-срочники, призванные из союзных республик. Отцы-командиры пытались отправить солдат, ставших вдруг иностранцами, домой, но уроженцы, например, Грузии или Армении не хотели уезжать, рвались дослужить свой срок. А вот местных, украинцев, и уговаривать не надо было.

– Заходишь утром в казарму, а человек десяти украинцев нет, – вспоминает Дмитрий Болтыхов. – Спрашиваю: «Где?», солдаты отвечают: «Домой пошли». Дезертирство тогда было обычным делом, за него даже не привлекали к ответственности. Ну какая может быть армия, если страны уже нет?

Постепенно из такого разброда и шатаний стала формироваться армия Украины. Русских офицеров из бывшей братской республики не гнали, даже напротив, убеждали остаться, сулили и повышение по службе, и квартиру. Надо было совершить только один поступок: дать присягу новообразованному государству – Украине. Такой вариант показался Дмитрию Болтыхову неприемлемым.

– Присяга дается один раз, – объяснил он.

Раз уж государства, на верность которому присягал, больше нет, Дмитрий Болтыхов решил служить Родине. А для него это – Россия, где и Ульяновск, в котором вырос, и Чита, где остались сослуживцы, и Сталинград, за который сражался дед. Поэтому офицер поехал искать место на Родине. Вакансия нашлась в военкомате Троицко-Печорского района.

Хоть 90-е годы стали тяжким временем для страны, Дмитрий Болтыхов вспоминает, что желающих «откосить» от службы в армии было немного, во всяком случае, в Троицко-Печорском районе. Число уклонистов почему-то выросло в относительно спокойные и сытые нулевые. Но в последнее время, по наблюдениям Дмитрия Болтыхова, отношение к службе в армии у молодых людей изменилось: теперь защищать Родину – снова дело почетное и престижное.

В 2009 году в связи с реорганизацией системы военных комиссариатов Дмитрий Болтыхов был уволен с военной службы, сейчас он пенсионер Министерства обороны России в звании полковника, возглавляет мобилизационный отдел военкомата республики. Но теперь Родину защищает сын Дмитрия – Валентин Болтыхов. Он, правда, служит в воздушно-десантных войсках. На семейной фотографии – красавец-офицер, как говорится, вся грудь в орденах. Вот только за что Валентин получил эти награды, отец не рассказывает.

Необязательно всем знать, где и какие операции выполняют наши десантники, чтобы небо над Россией оставалось мирным.

Людмила ВЛАСОВА
Фото из личного архива
Дмитрия Болтыхова

Дмитрий Болтыхов с сыном и внуком.

Дмитрий Болтыхов с сыном и внуком.

Юный танкист Дмитрий Болтыхов дает присягу.

Юный танкист Дмитрий Болтыхов дает присягу.

Оставьте первый комментарий для "От царской армии до армии России"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.