Елена Пекарь: «Главное сейчас – работать не опуская рук»

В Сыктывкаре с большим успехом прошли гастроли Воркутинского драматического театра. На сей раз внимание к заполярному театру было особым. На протяжении четырех месяцев театром  руководит Елена Пекарь – председатель Союза театральных деятелей Коми. Для театралов не секрет, что она возглавила театр не в самые лучшие для него времена. Времена раскола и конфликта между артистами и прежним руководством. В интервью «Республике» директор заполярного театра рассказала, что именно произошло за последнее время в труппе и о каких его перспективах можно говорить сегодня.

– Вы, насколько известно, изначально ведь не являетесь сугубо театральным человеком. Что привело вас, специалиста с консерваторским образованием, в храм Мельпомены?

– Любовь к театру, в который я погрузилась достаточно серьезно, когда в 2009 году пришла работать в Союз театральных деятелей республики. Это отдельная история. Свою карьеру после Петрозаводской консерватории я начинала в Сыктывкарской музыкальной школе педагогом, а вернее, даже концертмейстером на хоровом отделении в классе домры. Уже через пару месяцев мне дали учеников, постепенно стал формироваться мой класс. У меня были талантливые дети, с которыми мы ездили на различные всероссийские конкурсы и мастер-классы. Не было ни минуты покоя, я постоянно жила происходящим в школе, мне хотелось показывать своих талантливых юных пианистов, где-то участвовать. Результат не заставил долго ждать, мои воспитанники становились стипендиатами Министерства культуры России, главы Республики Коми, привозили высокие награды с конкурсов, которые проходили в Петербурге, Вологде, Архангельске, Великом Устюге и даже в Германии. Так прошло 13 лет.

К этому времени мы наездились, и я подспудно начинала понимать, что педагог – не важно, по какой творческой направленности – музыкальной, художественной или хореографической, – это узкая специализация. Ты глубоко погружаешься, подчас не замечая очень многого, а вокруг происходит так много нового и интересного. В определенный момент я явно ощутила, что мне чего-то не хватает, и… поступила в академию госслужбы на специальность «Управление персоналом». Почему? У меня всегда было желание что-то организовывать, объединять, руководить. Так случилось, что уже в музыкальной школе меня выбрали председателем профсоюзной ячейки. Одним словом, чувствовала в себе управленческие и организаторские способности.

В 2003 году я ушла в декрет со второй дочерью, раздав своих талантливых учеников по классам. Это был сильный, мощный класс, но что было делать? На два года я реально выпала из жизни, а когда вернулась, увидела, что и внешняя политика, и внутренняя жизнь школы очень изменились, в нашей сфере произошли серьезные перемены. Формируя класс, и своих, и новых детей я собирала по крупицам, но в школе начались моменты, в силу которых я приняла решений уйти.

– И развернули мысли в сторону театра?

– Жизнь начала меняться. Еще до того, как покинуть школу, я участвовала в конкурсе на замещение вакантной должности эксперта профессионального искусства министерства культуры. Участвовала с подачи тогдашней заведующей отделом профессионального искусства Татьяны Харитоновой. Конкурс не выиграла, но попала в кадровый резерв. А тем временем, работая в компании мужа, освоила еще одну специальность – логистику. Это очень интересное направление. Между тем я понимала, что мое место в культуре, и только там. А в декабре 2008 года мне позвонила актриса театра драмы имени Виктора Савина, на тот момент – председатель Союза театральных деятелей Коми Галина Микова, которая искала себе штатного заместителя.

В феврале 2009 я приступила к новой должности, и с этого момента началось мое погружение в театральную жизнь. И начав активно посещать театры, я поняла: одно дело, когда ты смотришь как зритель, и другое – как представитель общественной организации, которая нацелена на сотрудничество с театрами, актерами и в целом на развитие театрального искусства.

Расскажу одну историю. В то время у нас в СТД работала бухгалтер Альбина Александровна, которая много лет своего труда отдала театру оперы и балета. Так вот, она мне как-то сказала: «Мне всегда жалко артистов, они так зависимы: дадут роль – не дадут, тяжело им, всегда их поддерживаю, ведь и карьера у многих короткая». Эти ее слова я запомнила на всю жизнь, но в тот момент, помню, подумала: «А почему артистов надо жалеть, это же профессия, они ее сами выбрали?» Но когда стала все больше и больше общаться с артистами, я и вправду поняла, насколько сложна и действительно зависима жизнь актера, работающего на постоянной основе в театре. Ведь нужно, чтобы увидели твой потенциал, чтобы рассматривали тебя с точки зрения занятости в текущем репертуаре и постановочном, давали большие, значимые роли. Не всегда и не у всех так складывается, и периодами, порой долгими, они ждут, чтобы пришел именно их режиссер, который увидит в них способности и перспективу, и тогда он, артист, будет занят, а значит и счастлив.

Многие актеры тогда стали моими друзьями, они приходили в СТД попить чай, поплакаться, поделиться. И я тогда поняла, какую же панику, какое болезненное состояние переживают многие из них, когда в их карьере вдруг наступает перерыв. Или когда их, пусть даже и объективно, покритиковали.  Когда со многими я познакомилась лично, прикипела к ним, когда посмотрела спектакли с их участием, узнав все нюансы работы, вот только тогда я поняла, что имела в виду Альбина Александровна.

– Когда от министерства культуры вам поступило предложение возглавить Воркутинский драматический театр, вы были уже несколько лет председателем СТД и прекрасно знали, что происходит в заполярном театре. А в театре тем временем обострился долго тянувшийся конфликт. Как же вы согласились и зачем? Ведь вы практически полностью поменяли свою жизнь, вернувшись в Воркуту – в холод, в противостояние, оставив более комфортную, налаженную жизнь в Сыктывкаре.

– Конфликт в театре и на самом деле был. Без конфликтов в такой сложной, как театр, структуре не бывает. Слишком сильная концентрация творческих ресурсов, неизбежное противостояние в той или иной степени административного и творческого начала. Держать баланс бывает очень трудно. Но если в конечном итоге конфликт ведет к развитию, к переходу на новый уровень, то это естественно и нормально, деструктивный конфликт ломает и полностью парализует все участки, работать в такой ситуации практически невозможно. Так было в нашем театре. Не хочу сейчас вдаваться в подробности, ведь это уже дело прошлое. Скажу только, что в театре главное – артист, без него нет ни театра, ни спектакля, ни театрального искусства в принципе. Именно артистов я и поддержала – и молодых, и опытных. На решение мне дали сутки.

Не буду вдаваться в подробности, что мне пришлось пережить в первые три недели работы в театре, не буду углубляться в конфликт, который, верю, рано или поздно сойдет на нет. Скажу только о тех объективных вещах, которые действительно существуют. Репертуар театра, положа руку на сердце, скуден. Практически не осуществляется проектная деятельность, театр далек от понятия современного театра, сегодня так не живут ни одни даже самые-самые провинциальные подмостки. Приходится очень многое менять, а перемены – это всегда очень сложный и интенсивный процесс. Сейчас мы живем в темпе allegro.

– Известный в республике и за ее пределами педагог и хореограф Галина Ширяева написала и выпустила в свет книгу «О тех, кого помню и люблю». Книга рассказывает о деятелях танцевально-театрального мира республики, стоявших у истоков, многие из них были выходцами из воркутинского театра, который, как известно, имеет свою богатейшую и очень непростую историю. Уже много лет ведется разговор об открытии музея истории заполярного театра, который мог бы стать брендом Воркуты, тем более в свете развития внутреннего туризма. Как сегодня обстоят дела с этим вопросом?

– К юбилею театра мы наконец-то планируем открыть музей. В 2013 году был разработан проект, все, вплоть до цветовой гаммы. Проект художника выполнен очень профессионально, действительно под нашу непростую театральную историю. Музейное пространство будет состоять из трех разделов: гулаговский театр, театр ДКШ (Дом культуры шахтеров, в котором долгие годы обитал театр – ред.) и располагаться в фойе второго этажа рядом со входом в зрительный зал. Жаль, конечно, что этого не произошло раньше, ведь сколько людей смогли бы его посетить за эти пять лет. Но, видимо, всему свое время.

– Вы говорили о том, что на московские гастроли вывозили экспозицию, рассказывающую об истории музея, – фотографии из архивов, которые вызвали неподдельный зрительский интерес. А вам хватит театральных архивов на целый музей?

– Безусловно, хватит, хотя в том же выставочном центре Воркуты (краеведческий музей – ред.) есть материалы, которых нет у нас. Многое, конечно, было вывезено прежними режиссерами, актерами и их женами. Но не все потеряно, случаются и чудеса. Например, встреча в Москве с Еленой Владимировной Марковой – супругой Алексея Алексеевича Маркова – артиста Воркутинского тогда еще музыкально-драматического театра, 15 лет служившего театру в гулаговское время. Она доктор технических наук, кибернетик, опубликовавшая более 200 трудов, удивительно светлый человек. В апреле ей исполнилось 95 лет. В ее квартире мы также встретились с Надеждой Мордвиновой – внучкой основателя воркутинского театра Бориса Мордвинова, которая нашла нас по анонсу на телеканале «Культура». У Надежды хорошие связи с театральным музеем имени  Бахрушина, куда ею были сданы архивы деда. Так у нас появилась возможность получить какие-то материалы, пусть отсканированные, из музея и Сахаровского центра.

– Наверное, за вас кто-то очень молится, раз все так складывается: бесконечные гастроли, судьбоносные встречи. А что у вас с репертуарной политикой? Сыктывкарский зритель увидел сразу две премьеры, хотя с момента вашего появления прошло всего три месяца. Замечательный, например, вы привезли спектакль о Пушкине. Жалко даже, что он шел на малой сцене. Отличный молодой актерский ансамбль мы увидели и на французской комедии «Боинг-Боинг».

– Да, ваша газета уже писала, что этот спектакль о Пушкине вырос из проекта, который задумала и поставила на стипендию СТД в свое время Марина Юлдашева, наша актриса. Это был моноспектакль по одному рассказу Бориса Шергина. Наш режиссер Юрий Нестеров предложил расширить проект, взяв за основу другие рассказы Шергина. Что касается «Боинга» – такие спектакли должны быть в репертуаре театра, они востребованы. Для этого мною был приглашен питерский режиссер Владимир Акулов. Зная его по постановкам в театре оперы и балета, была уверена, что он справится с поставленной задачей и у нас появится веселый, легкий, музыкальный спектакль, рассчитанный на самую широкую зрительскую аудиторию. Постановка была ориентирована на наших молодых артистов во главе с корифеями театра – Валентиной Авраамовой и Анатолием Аноприенко. Чудесный тандем! Сейчас мы приступаем к работе над новой постановкой, это будет объемный спектакль по мотивам произведений Уильяма Шекспира «Виндзорские насмешницы». Зритель увидит динамичную комедию, в составе которой вся труппа. Ставить спектакль будет Юрий Нестеров. Именно этой постановкой мы планируем открыть новый театральный сезон.

А что касается обстановки… Работать нужно, вот что самое главное, и время все расставит по местам.

Марина ЩЕРБИНИНА

Фото Дмитрия НАПАЛКОВА

7 ответов на Елена Пекарь: «Главное сейчас – работать не опуская рук»

  1. Надежда Ч.:

    Честно признаюсь — впервые была разочарована нашими гостями из Воркуты… А когда начинаешь делиться мыслями с театралами — оказывается, что таких разочарованных много… А вроде бы ГОД КУЛЬТУРЫ! Всякий раз, когда в Сыктывкар приезжает Воркута из Кирова ко мне приезжают друзья… большие театралы и знатоки театрального искусства , почитатели нашего Заполярного театра. От нынешних гастролей кировчане были в шоке… и, почему-то, все претензии высказывали мне… пришлось защищаться, как могла. Дескать, наш министр культуры Емельянов без надлежащего образования, директор театра Пекарь — его протеже, главный режиссер Нестеров — их совместное дитя… Хорошо, за меня и за Воркуту заступился актер Сыктывкарского театра (не буду называть его фамилию, ему ещё работать). При упоминании Нестерова он перекрестился и шепотом поведал что от Нестерова театр им. В.Савина с большим трудом и к великой радости коллектива в своё время избавился! Вот так, по стечению ряда катастрофических для культуры и искусства Коми случайностей и некомпетентности чиновников Воркутинский драматический театр заболел непрофессионализмом… Так ещё дедушка Крылов сказал, что беда, когда пекарь начнет точать сапоги, а пироги печь сапожник. Умный был, однако, басноп****… наперед знал, кому посвятить сею басню. Как долго Воркутинский театр будет потчевать зрителя своей теперешней выпечкой… в про то в басне не сказано. А перед друзьями-театралами из Кирова мне было стыдно. А Вы, Марина, не большой знаток театрального искусства и, скорее всего, очень далеки от него, как и Пекарь. Видимо, для Вас фраза В.Ленина «Каждая кухарка может управлять государством» непоколебима! А вот буквально несколько минут назад в НОВОСТЯХ обсуждался список нового кабинета министров РФ и там очень категорично подошли к данному высказыванию Ленина. То есть к кухаркам.

    • Гость:

      Что конкретно вам не понравилось в спектаклях? Где ваше личное мнение, а не мнение кировских друзей? Вас больше интересует, кто чей протеже, или на свете не существует таких понятий, как конструктивная критика?
      Прямо представляю, как вы в кулуарах перешептываетесь с такими же, как сами. Профессионалами.

    • Аноним:

      Очень огорчает тот факт, что люди, не имеющие понятия об управлении, структуре и взаимоотношениях в театре позволяют себе подобные высказывания. Одно дело, что Вам мог не понравиться спектакль, другое, что Вы, подкрепив свою точку зрения «конструктивным» мнением кировских друзей, делаете выводы о людях, работающих и трудящихся ради театра. Ваше мнение имеет право на существование,но непозволительно утверждать, что оно отражает истинное положение дел.

      • Гость:

        Личное мнение имеет право на существование до тех пор, пока человек с своих высказываниях придерживается этики.

    • Гость:

      Можно подумать, прошлая жизнь театра вводила вас и ваших друзей в полнейший восторг. Если вам не кажется, что гастроли театра и множество других мероприятий с приходом нового директора обрели успех, то вряд ли вы имели представление о прошлой жизни театра.

  2. Гость:

    Мы работники театров Сыктывкара безусловно знаем Елену Александровну Пекарь и считаем, что Воркутинскому театру очень повезло с новым директором. Мы знаем как она умеет организовывать творческие проекты и убеждены, что это так необходимо сейчас для любого театра и Воркутинский театр вряд ли является исключением. Смешно было читать законспирированное признание некоего актера театра Савина. Юрий Петрович несколько лет был главным режиссером театра и его спектакли с успехом показывал театр Савина в Ленинграде, Москве и Кирове. И в Воркутинский театр его пригласило прежнее руководство после постановки спектакля «Село Степанчиково» по Достоевскому. В прошлый приезд к нам в Сыктывкар мы видели этот замечательный спектакль и читали прекрасные отзывы о нем в республиканской прессе.Не могу сказать что все вечерние спектакли Воркутинского театра буквально поразили меня. Дневных к сожалению не видел.
    Но общее впечатление очень хорошее. Удачи!

  3. Светлана Наумова:

    Из просмотренных гастрольных спектаклей Воркутинского театра была впечатлена только «Ханумой». Мое личное мнение — слабо. Хочется ярких впечатлений. А тут — ни уму, ни сердцу. Удачи!

Добавить комментарий