Возвращение из небытия

Спустя 73 года Анатолию Мартынову удалось разыскать братскую могилу, где захоронен его отец

Своего отца – Александра Мартынова – Анатолий Александрович практически не помнит: тот ушел на фронт, когда сыну было три года. В памяти остались только отдельные фрагменты раннего детства. Анатолий был вторым и, по прежним меркам, поздним ребенком в семье, младше своей сестры на 10 лет. Отец, долго мечтавший о сыне, называл его «мой золотой». Еще запомнилось, что в день, когда провожали отца на фронт, сестра, которой тогда было 13 лет, несла его на руках до самой пристани, откуда пароходы везли солдат в сторону фронта. А дальше – только воспоминания военного и послевоенного детства, которое прошло в деревне Тентюково под Сыктывкаром.

Отец пропал без вести в ноябре 1941 года в боях под Ленинградом. По словам Анатолия Мартынова, мама рассказывала ему, что, получив извещение о том, что муж пропал без вести, она пыталась разыскать хотя бы место его захоронения, писала запросы в министерство обороны. Но поиски оказались безрезультатными. И только когда Анатолий сам стал отцом, а потом и дедом, он решил еще раз попробовать найти могилу отца.

– Дети и внуки расспрашивали, где воевал мой отец, а я ничего толком и сказать не мог, – рассказывает он.

Анатолий Александрович обратился с запросом в военкомат Республики Коми, и спустя некоторое время ему пришел ответ о том, что имя Александра Алексеевича Мартынова 1906 года рождения, красноармейца 701-го стрелкового полка 44-й стрелковой дивизии, пропавшего без вести в ноябре 1941 года, значится в электронной базе Цент-рального архива Министерства обороны РФ.

В письме сообщалась также информация о боях, которые в ноябре-декабре 1941 года вела дивизия, где служил Александр Мартынов.  701-й стрелковый полк, к которому он был изначально причислен, входил в состав 3-й гвардейской Ленинградской стрелковой дивизии народного ополчения. Но с 24 сентября 1941 года эта дивизия была переименована в 44-ю стрелковую дивизию, а 701-й полк переименован в 305-й стрелковый полк. В октябре 1941 года дивизия была переброшена на подступы к Тихвину. Только одним 305-м стрелковым полком, в котором и служил Александр Мартынов,  участвовала в контрударе на Будогощь, затем отошла на Тихвин. 9 ноября 1941 года дивизия отходила от Тихвина вдоль дороги на Лодейное Поле. На тот момент она насчитывала всего в своем составе около 700 человек. Отделившийся в ходе боев отряд, состоявший из остатков 305-го стрелкового полка, отошел на восток от Тихвина, где вел бои, сдерживая наступление противника у деревни Астрача. В начале декабря дивизия приступила к преследованию отходящих частей противника. Частью сил – 305-м стрелковым полком – участвовала в освобождении Тихвина 9 декабря 1941 года.

Семья Мартыновых (справа Александр Мартынов).

В 2014 году военкомат Республики Коми отправил запрос в военный комиссариат Ленинградской области, откуда пришло письмо с сообщением, что «имя Александра Алексеевича Мартынова увековечено в братском захоронении деревни Харчевня на территории Цвылевского поселения». В письме также подробно рассказывалось о том, как можно добраться до этой деревни.

Из-за недавно перенесенной операции на сердце Анатолий Мартынов сам не смог посетить могилу отца, но
22 июня этого года на могиле деда побывала его дочь с детьми. Они возложили цветы и поблагодарили администрацию Цвылевского поселения, куда входит эта деревня, за бережное отношение к памяти павших солдат.

– Я очень благодарен сотрудникам нашего военкомата за то, что они помогли мне разыскать могилу отца, – говорит Анатолий Мартынов. – Конечно, это были очень тяжелые бои, где погибли тысячи наших солдат. И я даже допускаю мысль, что прах отца покоится не в этой, а в какой-нибудь другой братской могиле. Но теперь я знаю, что именно в этих краях погиб мой отец, и счастлив, что я, мои дети и внуки можем хотя бы поклониться той земле, где он сложил свою голову.

Галина ГАЕВА

Фото из архива семьи Мартыновых

Добавить комментарий