Споры о площадке санавиации в Шудаяге продолжаются

Врачи и летчики опасаются за жизнь людей, общественники – за сохранение деревьев

В Госсовете Коми обсудили вопрос строительства вертолетной площадки возле Ухтинской городской больницы №1, располагающейся в поселке Шудаяг. Напомним, ряд жителей поселка считают, что лучше и безопаснее этот объект сделать поодаль, на другом берегу реки Ухты, где уже раньше была вертолетная площадка, а не рубить участок бора возле больницы, где они любят гулять.

Первый заместитель председателя Госсовета Коми Александр Макаренко в начале встречи призвал всех присутствующих провести совещание без лишних эмоций, однако вняли этому не все.

– Нам нужно рассмотреть три основные вещи. Первое – соответствует ли строительство нормам безопасности для жителей поселка, экипажей вертолета, пациентов. Второе – экономическая часть вопроса. Третье – мнение врачей, нормативы по доставке больных, – предложил структуру беседы депутат.

Первым слово дали министру здравоохранения Дмитрию Березину, который напомнил, что в России принят нацпроект в области здравоохранения «Обеспечение свое-временности оказания экстренной медицинской помощи гражданам, проживающим в труднодоступных районах». Коми участвует в этом проекте, а это предусматривает, во-первых, дополнительные вылеты санитарной авиации, во-вторых, строительство или реконструкцию вертолетной площадки.

– В первую очередь проект нацелен на то, чтобы максимально экстренно оказывать медицинскую помощь, значит, мы должны исходить из принципов нуждаемости в такой помощи. В Сыктывкаре аэропорт недалеко от больницы, и в тех учреждениях, что располагаются на юге республики, есть возможность посадки вертолета поблизости, – пояснил министр. – В Ухте, где оказывают помощь жителям центральной и северной территорий Коми, время доезда из аэропорта до больницы в Шудаяге составляет более 15 минут, а по условиям нацпроекта должно быть меньше. Мы остановились на территории, прилегающей к горбольнице. Первый вариант, возле бывшего корпуса кожвендиспансера, там практически ничего не надо вырубать, но он не подходит, потому что там близко строения и проходит линия электропередачи. Чтобы ее перенести, нужны значительные затраты. Рассматривалось и место за рекой. Но эта площадка отдалена от больницы, кроме того, она располагается на землях, которые не принадлежат республике, и там нет ночного старта, который пришлось бы делать, и опять же пришлось бы переносить линию элект-
ропередачи.

Дмитрий Березин сообщил, что место для площадки выбиралось коллегиально, с участием нескольких министерств, в том числе минстроя. Взвесив все за и против, остановились на третьем варианте – сделать площадку в непосредственной близости от больницы, на территории, к ней относящейся и для прогулок местного населения совсем не предназначенной (по требованиям антитеррористической безопасности). Более того – посторонним там не место. Проект площадки готов, сейчас он находится в главгосэкспертизе. Построить нужно до зимы – это условие выделения федеральных средств.

Главврач Центра медицины катастроф Коми Михаил Сурин рассказал, что сейчас из-за того, что в Ухте нет вертолетной площадки непосредственно при больнице, крайне тяжелых пациентов в разных районах зачастую оставляют в ближайших лечебных учреждениях. Попадают в эту зону «невывоза» Усть-Цильма, Ижма, Троицко-Печорск, Сосногорск, Вуктыл. В лучшем случае «тяжелые» пациенты переживают критический период, пока не становятся более-менее транспортабельными, чтобы перенести дорогу из аэропорта в больницу, в худшем – умирают.

– Мы выбираем не по принципу, где легче построить площадку, а где нужнее, – подчеркнул Михаил Сурин. – Вот говорят: путь от старой площадки – это пять минут разницы, которые особой роли не играют. Дело даже не в этих пяти минутах, а в том, чтобы пациент находился в относительном покое. Если человек в критическом состоянии, с инкубационной трубкой, катетером, дренажами, то любой уважающий себя специалист в медицине предпочтет его сразу отправить из вертолета в приемный покой, а не устраивать очередное перекладывание в автомобиль и из автомобиля.

Дмитрий Березин добавил, что сейчас, когда строятся современные сосудистые центры, обязательное условие – наличие отдельного входа для транспортировки больных с инсультами и инфарктами, чтобы сберечь драгоценные минуты. Такой отдельный вход в больнице предусмотрен.

Сказанное коллегами подтвердил и главврач Ухтинской горбольницы №1 Магомедхабиб Рамазанов, который работает в этом учреждении уже 37 лет. Кстати, он местный депутат.

– Сейчас во всем мире вертолетные площадки делают прямо на территории больницы. Чем быстрее привезут пациента, тем успешнее будет работа доктора, – подчеркнул он. – Я с огромным уважением отношусь к мнению шудаягцев, но ни в коем случае из-за леса нельзя ломать то, что мы хотим сделать, – дать будущее людям, которых станут доставлять в нашу больницу.

После медиков выступили представители авиации.

– Площадка не создает никаких рисков для жизни и здоровья людей – и тех, кто находится на борту воздушного судна, и тех, кто на земле. Обеспечением безопасности мы никогда не поступимся, согласовывая условия выполнения полетов, и врачи знают, что, если нет погоды, мы не полетим, – заявил гендиректор компании «Комиавиатранс» Александр Пономарев. – На стадии первоначального обсуждения этого проекта нам был задан вопрос: «Если площадка будет находиться на территории ухтинской больницы, можно ли туда летать на вертолете?». Вне всяких сомнений – можно. На другую тоже можно, если ее подготовить. Но если так рассуждать, то можно и в аэропорт по-прежнему летать, ничего не меняя. И у нас почему-то за скобки уходит вопрос содержания этой площадки, очистки от снега, сохранности светосигнальных фонарей, охраны от вандалов. Где это проще делать – рядом с больницей или за рекой?

Заместитель гендиректора «Комиавиатранса», руководитель летной службы  заслуженный пилот России Анатолий Самойлов заявил, что риски, о которых говорят общественники, не противоречат безопасности выполнения полетов.

– Как специалист заявляю: летать туда можно и нужно, если вопрос стоит о жизни людей. Новые деревья можно посадить, а человека возродить нельзя, – высказался Анатолий Самойлов. – Площадка проектируется на основании федеральных правил и требований, в которых я сомневаться никак не могу. И на нее садиться даже проще будет, чем, скажем, на запорошенную снегом полосу аэродрома.

– А какая площадка все-таки лучше для выполнения полетов – эта или за рекой? – решил уточнить Александр Макаренко.

Анатолий Самойлов и Александр Пономарев снова пояснили, что им, как пилотам, по большому счету  все равно.

Одна из жительниц Шудаяга сообщила, что имеет высшее медицинское образование, поэтому знает, что есть выбор – или у стен больницы строить, или на расстоянии в пределах достижения 15 минут. А раз так, то лучше чуть подальше. На спасение жизни людей это не повлияет.

– А вы кто по специальности? – спросил ее Михаил Сурин и, услышав ответ, что терапевт, сообщил, что сам он анестезиолог-реаниматолог и постоянно занимается эвакуацией людей в тяжелом состоянии, и дополнительные пять минут, а также условия перевозки человека очень важны.

Главврач больницы Магомедхабиб Рамазанов к этому моменту уже начал терять самообладание и эмоционально высказался, что в случае, если у кого-то из противников размещения площадки у больницы, не дай бог, что-то случится с кем-то из близких и понадобится экстренная эвакуация, мнение они свое резко переменят.

Александр Макаренко счел, что правильным будет сравнить и экономическую часть: где площадку строить выгоднее? Может, все-таки дешевле восстановить ту, что за рекой?

Дмитрий Березин сообщил, что скрупулезно стоимость реконструкции не подсчитывали, но, по предварительным данным, обойдется она дорого, в том числе из-за необходимости переноса линии электропередачи. К тому же дорога, по которой больных придется возить из-за реки, вся в колдобинах, поэтому еще нужно ее ремонтировать.

Александр Макаренко заявил, что депутаты берут вопрос строительства площадки на контроль и настаивают, чтобы проект вынесли на обсуждение общественности, а также рассмотрели альтернативный вариант размещения.

Прошедшие слушания показали, что такая форма обсуждения конфликтных, спорных ситуаций, связанных с соблюдением интересов разных групп населения, отдельных общественных активистов, является актуальной. Открытый и профессиональный диалог позволяет принимать общественно важные решения на основании фактов и закона. Излишняя политизация обсуждения, создание пиара для собственного продвижения неактуальны, а главное – несправедливы, когда на кону самое главное – жизнь человека.

Анна АЯНОВА

 

Добавить комментарий