Страдивари из Выльгорта

Коми самородок Семен Налимов прославился своими балалайками

Исполнилось 160 лет со дня рождения уроженца села Выльгорт Семена Налимова. Выдающийся музыкальный мастер еще при жизни заслужил имя балалаечного Страдивари. Всего Налимов сделал более трехсот балалаек и домр. На каждый инструмент уходило около месяца кропотливой работы. В 2005 году в Выльгорте был установлен памятник мастеру. Его поставили в сквере перед детской музыкальной школой, носящей его имя.

В дореволюционной и советской литературе о Семене Налимове писали как о «вологодском мастере». Только в 1961 году было найдено письмо Налимова, в котором он сообщал о месте своего рождения. Оказалось, что он родился в феврале 1857 года в крестьянской семье Сретенского общества Вильгортской волости Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии. У его родителей Ивана и Анны Налимовых было пятеро детей: Алексей, Семен, Евдокия, Анна и Мария. Отец – государственный крестьянин, занимался кузнечным ремеслом. Также семья Налимовых имела доходы от «извоза на станциях».

Подростком Семен попал в учение к столяру, показал себя способным учеником и за несколько лет стал мастером-краснодеревщиком. Первые свои деньги получил в июле 1877 года за плотницкую работу в Ульяновском монастыре. Через год после этого он был призван на военную службу и зачислен в Усть-Сысольскую местную команду. Служил также в Вологде. В марте 1884 года Семен Налимов был уволен в запас в должности старшего унтер-офицера. Через пару лет в поисках заработка он уехал из родного края в Тверскую губернию. Нанялся столяром на постройку дома в имении Услада, выполнял различные заказы по изготовлению мебели и через несколько лет стал известен как первоклассный столяр-краснодеревщик.

В 1890 году Налимов познакомился с «отцом русской балалайки» Василием Андреевым. В своих воспоминаниях Андреев так описывает знакомство с Налимовым: «В речке, протекающей близ имения, нашелся мореный черный дуб и в довольно большом количестве.

Я достал со дна этой реки несколько очень больших дерев, и мне хотелось сделать из них мебель, для чего, конечно, нужен был столяр. Услыхав, что у старшины работал хороший столяр, я отправился и встретился с Налимовым. Кончилось дело тем, что он поехал ко мне и проработал у меня не более и не менее как 26 лет. Сначала Налимов делал у меня из черного дуба художественную резную мебель. Меня поразило совершенство его работы, и я предложил ему заняться выделкой балалаек. Инструменты его работы – балалайки, домры – по красоте тона, художественной законченности работы не имеют себе, по крайней мере до сего времени, равных. Никто из известных мне мастеров не превзошел его работ, да, вероятно, долго и не превзойдет».

До Василия Андреева никто не обращал внимания на то, что такой музыкальный народ, как русский, не имеет в обиходе народных музыкальных инструментов. Только в 1886 году балалайка появилась на сцене, и первое выступление дал он сам. В 1889 году андреевские балалаечники произвели фурор на Всемирной выставке в Париже. Андреев в своей деревне Марьино устроил «Экспериментальные мастерские по выделке образцовых музыкальных инструментов». Мастерская была основана исключительно с целью создания образцовых инструментов. Реконструкция русских народных инструментов была начата Андреевым еще до его знакомства с Налимовым, но только в результате творческого сотрудничества и дружбы этих двух неординарных людей был создан существующий до сих пор комплект инструментов для струнной группы русского народного оркестра.

По существу мастер-самоучка Налимов стал во главе экспериментальной мастерской в Марьино. Он построил себе небольшую мастерскую, в которой проработал до конца своей жизни. Мастерская состояла из трех помещений. В небольшой конторке стоял письменный стол с чертежами и эталонами. Далее шла собственно мастерская. В этой комнате размещались три верстака разных размеров, каждый из которых использовался в зависимости от величины заготовок. Один из верстаков, для особенно ценных заготовок, был сделан из мореного дуба. Третья комната была предназначена для окончательной просушки полуфабрикатов и собранных инструментов. В ней также стояла печка для варки клея и лака. Мастерская была снабжена лучшим по тем временам очень точным и совершенным немецким столярным инструментом. Механических станков в мастерской Налимова не было.

Для производства хороших музыкальных инструментов нужен добротный выдержанный материал и, главным образом, ель и клен. Кузов балалайки делался из клена, верхняя доска или дека – из ели, а ручка или гриф – из грушевого дерева. При организации лаборатории-мастерской не оказалось клена. При том, что двери, косяки в доме Андреева были устроены из первосортного горного клена. Андреев приказал снять их и отнести в мастерскую, чтобы использовать для изготовления инструментов. Дом некоторое время стоял без окон и дверей. Впоследствии сборка инструментов производилась из высококачественного высушенного дерева. Клей употреблялся рыбный – осетровый. Лак Налимов делал сам. Для кузова и дек состав лака был различный. Изменялся он также в зависимости от породы и состояния дерева, из которого делался инструмент.

Из своей работы Семен Налимов не делал секрета. Под его руководством и вместе с ним в разное время работало много учеников. Образцы предоставлялись всем мастерам бесплатно. А в 1916 году были опубликованы основные типоразмеры балалаек и домр, выработанные Налимовым за 26-летний период его работы.

В 1898 году к 10-летию андреевского оркестра Налимов изготовил комплект из 16 инструментов. В 1902 году лично для Василия Андреева он сделал балалайку под номером 102, которая оказалась вершиной его искусства. В 1913 году Налимовым были сделаны гусли звончатые. Всего мастером изготовлено около 300 инструментов, из них около 70 — для оркестра Андреева. К 1900 году Налимов уже не имел равных конкурентов в области изготовления русских народных инструментов.

Домры и балалайки, которые Налимов делал из своего материала, он мог продавать. На инструментах ставились этикетки: «Работа С.И.Налимова под руководством В.В.Андреева, сельцо Марьино-Андреевское». Цена налимовской балалайки была от 50 до 75 рублей, а самые удачные инструменты покупали и за 300 рублей. Другие балалаечные мастера продавали инструменты за 15-20 рублей. Творения Налимова были дважды выставлены на всемирных выставках в Париже. Летом 1900 года он был награжден в Париже бронзовой медалью. Инструменты Налимова выставлялись и на первой Всероссийской выставке музыкальных инструментов «Музыкальный мир» в Санкт-Петербурге в 1906-1907 годах, где они были удостоены Большой золотой медали.

В 1911 году по представлению Андреева за создание высококачественных инструментов Налимов был удостоен звания потомственного почетного гражданина. В 1915 году за производство высококачественных инструментов ему была вручена золотая медаль для ношения на шее на Александровской ленте с надписью «За усердие».

Семен Иванович Налимов умер 22 августа 1916 года в Петрограде от туберкулеза горла. Андреев проявлял заботу о Налимове и в конце его жизни, когда, уже умирающего, перевез в Петроград, в больницу на лечение. Налимов был похоронен на «Литераторских мостках» Волковского кладбища. Но его могила не сохранилась. Андреев ненадолго пережил своего друга и единомышленника. Осенью 1918 года он предпринял большую поездку со своим коллективом, переименованным в «Первый народный оркестр», по Северному и Восточному фронтам гражданской войны. Во время поездки он сильно простудился и в ночь на 26 декабря 1918 года скончался.

Мастерская Налимова в Марьино существовала до 1931 года. Затем «вследствие ветхости была разобрана на дрова». Бывший домик Налимова был использован в местном колхозе под кузницу.

После смерти мастера его инструменты находились в оркестре Андреева, а также у музыкантов. Во время блокады Ленинграда инструменты Налимова вместе с библиотекой и архивом Андреева были перевезены в Москву. А после войны часть их была возвращена в Ленинград и находится сейчас в оркестре русских народных инструментов имени Андреева при Ленинградском радио и телевидении, а также на постоянной выставке музыкальных инструментов Ленинградского института театра, музыки и кинематографии. Часть налимовских инструментов была оставлена в Москве, находится сейчас в Центральном музее музыкальной культуры имени Глинки, а также у частных лиц — музыкантов и коллекционеров. Инструменты налимовской работы уже музейная редкость, и их также трудно достать, как скрипку работы Амати или Страдивариуса. До сего времени еще никому из мастеров не удавалось сделать балалайки, похожие на налимовскую. Надежды, которые возлагал Василий Андреев на Налимова, полностью оправдались: из него вышел первоклассный музыкальный мастер.

Артур Артеев

Фото автора

Памятник мастеру в Выльгорте.

 

Александр Ветошкин, народный артист республики, член Союза мастеров Коми:

– Значимость фигуры Семена Налимова, безусловно, выходит далеко за границы Коми края, и эту личность, его творчество необходимо рассматривать в контексте всей русской народной инструментальной музыки. Выходец из простой крестьянской семьи коми-зырян Налимов благодаря своей целеустремленности, трудолюбию, мастерству сделал головокружительную карьеру и получил широкое общественное признание не только в России, но и за рубежом. Нам остается только гордиться нашим знаменитым земляком, прославившим Коми край.

 Артур Рудольф, глава Сыктывдинского района с 2001 по 2012 год:

– Семен Налимов достоин написания большой исследовательской книги, и про него хотя бы в рамках краеведения надо проводить уроки в школах. Ни до него, ни после наша земля таких мастеров не рожала. Это гений и исполин в своем деле. Увы, но имя Семена Налимова в республике недооценено. Его имя стоит рядом со Страдивари, Гварнери, Амати и другими непревзойденными мастерами музыкальных инструментов. Та балалайка, которую все сейчас знают как русскую балалайку, изготовил именно Налимов. Она называется балалайка-прима Налимова. От нее уже пошли все остальные. Прежде этот инструмент был с длинной декой и двумя струнами, на котором играли на ярмарках. Налимов же сделал инструмент, достойный оркестрового звучания, на котором можно сыграть самую сложную музыкальную композицию.

Будучи главой Сыктывдинского района, я собирал деньги где только можно, чтобы поставить ему памятник в достойном месте. Работал над монументом скульптор Роман Бендерский. Мы много с ним спорили, выбирали. Перечитали много литературы и просмотрели огромное количество репродукций. На памятнике натруженные руки мастера и лицо гения-музыканта. Он изготовил инструмент, тронул струну и вслушивается в первый звук. Масштабирование памятника применили чуть вытянутым по школе иконописи Андрея Рублева. Когда в Коми находился в командировке вице-президент Академии художеств академик Младенчиков, он сказал, что в республике два памятника, перед которыми хочется постоять и подумать. Один из них – это памятник Налимову.

Владимир Шевчук, художественный руководитель группы «Балалайка» имени Семена Налимова:

– Наверное, я единственный музыкант в республике, которому довелось подержать в руках и поиграть на балалайках Налимова. Это было в годы моей учебы в Санкт-Петербургской консерватории. Налимовские балалайки были у некоторых наших профессоров-преподавателей. Я считаю, что и по сей день балалайки Налимова не имеют себе равных. Конечно, и после него были хорошие мастера, но тембр налимовской балалайки превзойти не удалось. На ней изумительно легко играть, она мягко и певуче звучит. К сожалению, самая известная налимовская балалайка под номером 102, которую он изготовил для Андреева, сейчас находится под музейной витриной. А если на инструменте несколько лет не играть, он деформируется и умирает. Музыкальные инструменты такого уровня должны жить и звучать.

Добавить комментарий