Вера Булышева: «15 лет – не такой уж и большой срок»

В этот четверг в филармонии выступит заслуженная артистка Республики Коми Вера Булышева с концертом «Край родной, любовь моя». Вечер будет посвящен 15-летию творческой деятельности певицы и соберет как близких друзей, так и поклонников. В преддверии концерта «Республика» встретилась с Верой Булышевой и узнала, что изменилось за эти годы и какие планы у артистки на будущее.

y_74f2edbc

– Сложно ли вам было идти к такой дате в карьере?

– Я иногда думаю, что 15 лет – это не такой уж и большой срок. Свою творческую деятельность я сравниваю с человеческим возрастом: 15 лет – это еще несовершеннолетний, он только начинает жить. Он только начинает осознавать, что делает, и сейчас я знаю, куда я двигаюсь. Когда у меня был творческий вечер, посвященный 10-летнему юбилею, я думала, что это много. 15 лет кажутся не таким большим сроком. В 20 лет уже задумаешься, сколько прошло, какая это была жизнь. Начинать было нелегко, и это касается не только моей профессии артиста. Тяжело, когда нет наставников, таких людей, которые видят в тебе перспективу. Я очень благодарна бывшему директору филармонии Вячеславу Майсерику. Я не забуду, как худрук филармонии Валерий Волохов, который в свое время повез меня в Москву, сказал: «Вера, вот ты запомни. Ты приедешь – тебя там никто не ждет. Будут трудности, ты готовься к этому». Действительно: жилья не было, ставки – нет, костюмов – нет, репертуара – нет. Начинать надо все равно. Я много работала по договору. Я пережила это.

– Кто все эти годы был вашей опорой?

– Я не могу назвать одного человека. Мне повезло, что я начала работать с оркестром – это был «Асъя кыа». Когда за твоей спиной целый оркестр, ты ответственна не только за себя, но и за них. Опора была на него, на руководителей филармонии. Сейчас, когда я стала сотрудничать с ансамблем «Зарни ёль», у меня открылось второе дыхание. У нас накопился немаленький репертуар: народные и авторские, русские и коми песни. Семья, конечно, во всем меня поддерживала. Моя дочь тоже начала петь, у нее неплохой голос. Но я не могу сказать, хотела ли бы я, чтобы она пошла по моим стопам. Я не хочу, чтобы она испытывала такие же трудности, переживала, как я когда-то.

– Изменилось ли отношение к профессии?

– Я не считаю, что люди моей профессии, выходя на сцену, должны думать о том, как понравиться всем. Когда я выхожу за кулисы, я всегда обдумываю, что не так сделала. Почему спела не так? Почему ушла туда? Почему повернулась к зрителю так? Потом я стараюсь исправить все эти маленькие моменты. Большие сольные концерты вдвойне тяжелы – я очень переживаю. Валерий Волохов часто говорил, что каждое неудачное выступление – один седой волос у него на голове. У меня точно так же. Я не хвалюсь собой, я очень самокритична и не могу смотреть записи своих концертов или слушать композиции. Я боюсь найти изъяны. Но приходится, например, на студии звукозаписи. Хотя чужая критика – это хорошо.

Критикуют с хорошими намерениями, и необходимость в ней есть – для самосовершенствования артиста.

– Вы всегда хотели выступать на сцене?

– Я пела с детства, но не помню, когда в голову пришла мысль о выступлениях. Это как подъем по лестнице. Ты хочешь быть знаменитой артисткой, но с первого этажа на десятый сразу не попадешь. Надо подыматься по лесенке, хотя это тяжело, устаешь.

– Сейчас легко ли молодым артистам пробиться?

– Народникам, я думаю, нетрудно. Народная песня востребована. Но в центральных городах коми песню вряд ли будут слушать, и там надо «плясать от публики». Говорят, что в Москве, например, большие деньги нужно платить за рекламу. Но правда ли это, я не знаю. В Сыктывкаре в стенах филармонии чувствуешь себя комфортно: есть поддержка, есть хорошие музыканты, с которыми можно творить.

– Много ли молодых людей идет на направление народной песни?

– Я работала в колледже искусств, преподавала постановку голоса. Поступает много, я бы даже сказала, больше, чем на другие направления. 15 человек-народников на первом курсе по сравнению со специальностью «Баян», где один студент, это много. Но не все остаются до четвертого курса. Это не всем дано. Большинство работают с коллективом, и мало кто выходит на сцену.

– Вы сотрудничали со многими авторами песен и композиторами. Не пробовали писать самостоятельно?

– Пробовала. Бывает такое, что песня лежит в архиве, а когда «отлежится», приходит ее час. Первый композитор, с которым я близко начала сотрудничать, – Марк Новоселов. Я еще была студенткой, а он написал песню на фестиваль «Василей» – «Сигудэк». Мы тогда репетировали в фойе общежития. С тех пор он постоянно пишет для меня, я даже заказывала ему цикл песен. Когда я готовилась к проекту филармонии «С любовью к песне», репертуар нужен был конкретный. Я нашла хороший текст Василия Лодыгина и написала песню «Приезжайте к нам на Вычегду»: я взяла слова, и мелодия моментально в голове появилась. Но надо еще пробовать, и попыток писать свои песни я не брошу.

– Вы исполняете песни как на коми, так и на русском. Какой язык вам ближе?

– Коми. Хотя исполнять лирические песни на коми сложнее: нужно каждую фразу, произношение отрабатывать. Когда я только приехала в Сыктывкар, думала, что не буду петь на русском вообще. «Я коми певица!» Но люди хотели услышать и русские, поэтому сейчас в репертуаре не только песни на коми – и народные, и авторские. Вызвано это не только необходимостью угодить зрителю, но и для себя. Почему бы не попробовать?

– Способствует ли ваша творческая деятельность популяризации национальной культуры?

– Пока звучит коми песня, язык не умрет. Я не могу представить, что мой родной язык исчезнет.

– Вы недавно открыли свою школу-студию народного пения. Как возникла идея?

– Раньше я преподавала детям, но это подростки. В «Медбур кад», которым я руковожу 15 лет, люди старшего поколения. Хотелось поработать именно с детьми. Студия работает всего лишь год – в апреле будет день рождения. Занятия проходят на базе Центра народного творчества два раза в неделю. Детей я набираю с музыкальным слухом, а голос со временем откроется. Когда они пришли впервые, то спросили, какие песни будут петь – коми или русские. Они с удовольствием занимаются и тем, и другим. Они быстро схватывают.

Никто не говорит: «Это не хочу, то не хочу». Они могут не знать язык, но могут петь, хотя произношение нелегко дается. Чтобы они знали, о чем поют, я всегда перевожу текст.

– Вы не хотели вплотную заняться преподавательской деятельностью?

– Нет. Хотя свою работу я совмещала с преподавательской деятельностью. Со всеми возрастными группами нелегко работать. Бывает, без жесткости никак, но все занятие нельзя так строить. Дисциплина, конечно, обязательна, ведь ты тратишь свой голос – надо показать партии, это целый час разговора. Надо быть терпеливым в первую очередь.

– Юбилейный концерт называется «Край родной, любовь моя». Что будет включено в программу?

– Программа будет разнообразной, кроме поздравлений зрители услышат как коми, так и русские песни. Выступят квартет «Дивертисмент», самодеятельный вокальный коллектив «Медбур кад». И обязательно – ансамбль «Зарни ёль». Будет несколько сюрпризов для слушателей. Звучать также будут песни с прошедшего фестиваля «Василей».

– Если бы вы не были артисткой, в какой профессии вы себя видите?

– Когда мы оканчивали школу, многие хотели поступать на воспитателей в детские сады. А я думала выучиться на преподавателя коми языка и литературы. Я вижу себя в школе, но все равно – в тесной связи с коми языком.

– У вас уже есть планы на этот год?

– Сейчас я чувствую приближение какого-то перехода. Это могут быть новые песни, может быть, я сама что-нибудь напишу. Хочу, чтобы нашу новую программу увидели и услышали жители республики и не только.

Елизавета Морохина
Фото из личного
архива певицы

1 ответ на Вера Булышева: «15 лет – не такой уж и большой срок»

  1. прохожийпредприниматель:

    Подражание. Есевой

Добавить комментарий