Федор Денисов: «Больше половины безработных у нас – жители глубинки»

В отличие от других городов республики, климат на рынке труда Печоры заметно определяется географическим положением районов города. Довольно большая часть печорцев живет в заречной части. Кроме того, местный центр занятости обслуживает и близлежащие деревни. О том, как решаются проблемы трудоустройства в этом муниципалитете, в интервью «Республике» рассказал директор печорского центра занятости Федор Денисов.

 

IMG_3227


– Нынешняя экономическая ситуация не обошла стороной и ваш город. Что могут рассказать об этом цифры статистики?

– По данным на 1 декабря 2015 года, численность безработных граждан, состоящих на учете в центре занятости, составила 597 человек, в том числе 302 женщины (50,6 процента). По сравнению с аналогичным периодом 2014 года число безработных увеличилось на 244 человека (на 01.12.2014 г. было зарегистрировано 353 безработных гражданина, в том числе 178 женщин – 50,4 процента).

Уровень безработицы составил два процента к экономически активному населению (в 2014 г.
уровень безработицы составил 1,1 процента). Экономически активное население в 2015 г. – 29 580 человек (в 2014 г. – 31 275 человек). На 1 декабря численность граждан, обратившихся к нам с целью поиска подходящей работы, составила 2636 человек, из них 1400 признано безработными. В аналогичный период прошлого года обратившихся было 1840 человек, из них статус безработного получили 971.

На 1 декабря в банке данных центра занятости имелось 327 вакансий. Причем должности служащих занимают большую часть (237). Девяносто вакансий по рабочим специальностям.

Около 30 процентов – вакансии врачей, медицинских сестер и фельдшеров. Причем вакансии медперсонала у нас «висят» подолгу, потому что среди наших безработных, как правило, нет никого с медицинским образованием.

– А как в глубинке обстоят дела с трудоустройством?

– Наиболее сложная ситуация в сельских поселениях Кожва, где безработица составляет 10,5 процента, и Даниловка – 16,4 процента. В целом же картина везде разная, все зависит от того, есть ли на территории градообразующее предприятие. Например, в Приуральском, который находится за рекой, – уровень безработицы чуть ниже, чем в Кожве, – 6,1 процента.

В Набережном, который тоже находится рядом, – 4,1 процента. А в Изъяю, где есть филиал ООО «Газпром трансгаз Ухта», – всего два процента безработицы. В общем, как видите, картина везде неоднородная. Собственно, главная проблема заречных поселков – отсутствие переправы. Печоре позарез нужен понтонный мост, потому что сегодня двадцать процентов населения Печоры проживает на другом берегу. Если там не будут открываться свои производства, то у людей одна дорога – искать работу в Печоре. Именно поэтому сорок процентов наших безработных – это сельчане. Мы их даже переобучить не можем, потому что все равно им работать негде будет. А был бы мост, так они бы хоть работу здесь нашли.

– Сейчас на многих предприятиях идут процессы оптимизации, сокращение кадров. Как вы работаете с этой категорией своих клиентов?

– Сокращения происходили на больших предприятиях: на Печорской ГРЭС, на железной дороге. Многие предприятия сокращают сторожей, потому что дешевле установить видеокамеры и сигнализацию. 272 человека из числа сокращенных пришли к нам и встали на учет по безработице. Надо сказать, что трудоустроить эту категорию бывает непросто по одной причине: у многих весьма специфические специальности, которые требуются только на определенном производстве. К примеру, в банке вакансий есть работа слесаря, но нет слесаря турбины. И что делать, когда к нам приходит человек с такой профессией, которого сократили на ГРЭС? Или где, например, нам найти работу для изолировщицы труб?

– Но в условиях кризиса, наверное, можно и снизить планку, и согласиться на другую работу?

– Мы не можем предлагать человеку ту работу, которая ему не подходит. Статья закона о занятости поясняет, какая работа считается подходящей для соискателя, а какая нет. Если человек имеет стаж работы по последней специальности, документ о квалификации и больше ничем другим, кроме этого, не занимался и документа о другом образовании у него нет, то мы обязаны подобрать ему работу по его специальности и с определенным уровнем зарплаты. Если человек получал зарплату выше прожиточного минимума, то работа не может считаться подходящей, если предлагаемый заработок ниже величины прожиточного минимума, исчисленного в субъекте Российской Федерации в установленном порядке.

К примеру, к нам обратилась женщина, попавшая под сокращение. На своем предприятии она работала штукатуром. При этом корочек о получении этой специальности у нее не было: бывает иногда, что работодатель под свою ответственность берет человека без специального образования. Мы предложили ей работу по специальности «штукатур» с зарплатой 14 тысяч рублей. Такой размер зарплаты привел женщину в отчаяние: мол, как я на эти деньги буду кормить двоих детей? Ведь на прежнем предприятии доход у нее был выше. Да к тому же работодатель, к которому мы ее направляли, мог ей и отказать по причине отсутствия документа об образовании. Мы пошли ей навстречу и предложили пройти профобучение. Она согласилась. То есть реализуемые службой занятости программы позволяют нам действовать гибко и искать компромисс.

– А соглашаются люди на временные работы?

– Соглашаются те, кто давно без работы. Кушать-то хочется. Куда деваться? А тут есть хоть возможность зацепиться, претендовать на какое-то свободное место, пусть даже не по своей специальности. Ведь человек может понравиться работодателю своими деловыми качествами, и он пожелает его взять к себе на работу. А если у того нет соответствующей специальности, то мы ведь можем бесплатно переобучить, и медкомиссия для профобучающихся у нас бесплатная.

– А почему для тех, кто обучается через центр занятости, медкомиссия бесплатная, а для поступающих на работу – платная?

– К сожалению, если раньше мы оплачивали медкомиссию всем направляемым на работу, то сегодня у нас этих прав нет. Это, кстати, еще один фактор, замедляющий процессы трудоустройства: не каждый безработный может заплатить за медкомиссию, которая сегодня обходится очень недешево.

Возвращаясь к теме, еще раз отмечу, что временные работы предоставляют очень даже неплохие шансы для тех, кто действительно хочет работать. Мы выезжаем с профориентацией в ИК-49, где отбывают срок бывшие работники органов внутренних дел, полиции и т.д., рассказываем тем, кто скоро должен освободиться, о возможностях трудоустройства. Я им уверенно говорю: «Освободившимся вполне можно найти себя в обществе. Потому что сегодня очень востребованы рабочие специальности, и зарплаты у рабочих неплохие». Просто молодежь не хочет идти на грязные работы, а пенсионеры уже не хотят или не могут работать, и работодатели сегодня бегают за квалифицированными рабочими. А многие осужденные во время отбывания наказания уже получили рабочие специальности, а кто не получил, так мы через центр занятости можем обучить. Если даже не всякий работодатель пожелает взять к себе человека с судимостью, то уж на временные-то работы точно возьмут. А там если себя зарекомендуешь, то и на постоянную возьмут.

– Еще одна трудновыполнимая статья – трудоустройство инвалидов. Закон обязывает работодателей, в чьих коллективах трудится более 35 человек, квотировать рабочие места для инвалидов. Насколько добросовестно работодатели выполняют закон о квотировании?

– Не хочется никого обвинять, потому что, возможно, у работодателей на самом деле есть объективные причины, но многие предприятия просто не хотят работать по квотированию.

Сегодня у нас 77 работающих предприятий, которые должны создавать квотированные места, но 21 предприятие квоту не выполняет. Либо говорят, что у них нет вакансий в штате для такой категории работников, либо оправдываются тем, что у них такое производство, на котором инвалиду небезопасно работать. Чтобы как-то их заставить исполнять закон, нам пришлось обратиться в прокуратуру.

– Печора – один из немногих муниципалитетов, которому были выделены средства в рамках антикризисной программы на создание временных рабочих мест и опережающее обучение для сотрудников ТМХ-Сервис. Однако федеральные деньги пришли слишком поздно. Успеваете ли вы их освоить? И как вообще выполняется эта программа?

– До конца года деньги мы, конечно, освоить не успеем, поскольку программу запустили в октябре, но она будет продлена в 2016 году. А вообще в рамках этой программы по временной занятости работников организаций, находящихся под риском увольнения, и граждан, ищущих работу, оформлены 277 человек. На профессиональное обучение и стажировку из ТМХ-Сервис мы направили 143 человека.

1 ответ на Федор Денисов: «Больше половины безработных у нас – жители глубинки»

  1. Петрович:

    Денисов в очередной раз опять напутал. Кожва — поселок городского типа. Сам он село!!!!

Добавить комментарий