Александр Князев: «За время работы в МЧС я убедился: чудеса случаются»

Предновогодние дни и праздничные каникулы для пожарных и спасателей республики – время беспокойное. О подготовке к праздникам, а также об опасностях, с которыми могут столкнуться жители Коми в этот период, корреспонденту «Республики» рассказал начальник регионального управления  МЧС России Александр Князев.

 

Князев1

– Трагедия в психоневрологическом интернате в Воронежской области, где во время пожара погибли двадцать три человека, заставила еще раз вспомнить о таком же трагическом происшествии в селе Подъельск Корткеросского района. 31 января 2009 года во время пожара в сельском доме ветеранов тоже погибли 23 человека. Что за прошедшие без малого семь лет сделано для того, чтобы исключить саму возможность повторения подобных событий?

– Гибель людей в Подъельске – страшная трагедия федерального масштаба, мы не забыли о ней и, могу сказать, извлекли из случившегося уроки. Результатом было создание единого реестра интернатов для престарелых по всей стране. У нас все социальные объекты, а именно с пребыванием людей с определенными возможностями, на особом контроле.

После этой трагедии была создана республиканская противопожарная служба, которая «прикрыла» те населенные пункты, которые не были охвачены федеральной противопожарной службой. Теперь у нас примерно полторы тысячи пожарных, которые финансируются из республиканского бюджета.

Сейчас главная задача – исключить «человеческий фактор». Пожарная сигнализация напрямую должна выходить на пожарную часть, минуя человека. Никакие вахтеры не должны вмешиваться, никакие сторожа, полностью исключаем участие человека, оставляя прямую связь пожарной сигнализации с пожарной частью. Срабатывает датчик – наше подразделение выезжает по вызову. При этом мы не начинаем выяснять, действительно там горит или ошибочно датчик сработал, сразу едем к месту тревожного сигнала.

Очень много проводится тренировок по эвакуации граждан на объектах с массовым пребыванием людей. На днях в Сыктывкаре в Кочпонском психоневрологическом интернате прошла учебная эвакуация и пожарно-тактические учения. Персонал учреждения, пожарные и спасатели отрабатывали действия в случае возникновения возгорания. В этом учреждении находятся маломобильные пациенты, около четырех сотен человек. В случае чрезвычайной ситуации персонал должен быстро, а главное, без паники эвакуировать всех пациентов в безопасное место. А поскольку в учреждении находятся люди с ограниченными возможностями, грамотная эвакуация требует от социальных и медицинских работников максимальной собранности и слаженности действий. Могу сказать, что персонал интерната со своей задачей справился, работники организовали быструю эвакуацию людей, использовали все эвакуационные выходы. Умелые действия персонала до прибытия пожарных могут минимизировать ущерб для жизни и здоровья людей, поэтому проведение таких тренировок очень важно.

– Думаю, с вами согласятся не все.

– Увы, действительно есть люди, в первую очередь пациенты, если речь идет о больницах, и жильцы, если мы говорим о домах-интернатах, которые подчас не очень довольны тем, что их «срывают с места». Но ведь пожар может начаться в любую погоду, в любое время суток, не спрашивая о том, как себя чувствуют пожилые люди, и «в настроении» ли они эвакуироваться. Каждый должен знать, что делать в случае возникновения чрезвычайной ситуации.

Нет, конечно, можно проводить все эти тренировки на бумаге: взять план здания, где располагается социальное учреждение, посмотреть, проверить эвакуационный выход.

Представьте, пришли пожарные, посмотрели, вроде все соответствует требованиям. Можно написать «Готовы» и уйти. Но откуда мы знаем, как будут действовать в экстремальной ситуации пожара персонал учреждения или граждане, которые в этом учреждении находятся.

Есть постановление правительства России, по которому руководство социальных учреждений обязано проводить такие тренировки самостоятельно, не реже двух раз в год. Мы просто помогаем. Я бы очень хотел, чтобы жители республики относились к таким тренировкам ответственно и с пониманием. Умения и навыки, приобретенные во время таких учений, могут спасти кому-то жизнь.

– Сейчас время предновогоднего шопинга, в магазинах и крупных торговых центрах многолюдно. А если вдруг там возникнет чрезвычайная ситуация?

– Не дай бог. Но мы не исключаем и такого развития событий. Сотрудники МЧС готовы к спасению людей и ликвидации последствий и в случае возгорания, и в случае обрушения зданий, где располагаются культурно-развлекательные комплексы, крупные торговые центры. У нас пожелание такое: чтобы мы были всегда готовы, но наша помощь никогда не была бы востребована. На это и будем надеяться.

Мы усвоили и страшные уроки поджога ухтинского торгового центра «Пассаж», где, как вы помните, погибли двадцать пять человек. Сейчас в первую очередь собственники зданий понимают, какую ответственность несут, поэтому заботятся о соблюдении требований пожарной безопасности. Один из факторов, который привел к массовой гибели людей в «Пассаже», — закрытый эвакуационный выход. Теперь в крупных торговых центрах такого уже не встретишь. Если сотрудники госпожнадзора находят какие-то нарушения, выписывают предписания об их устранении, собственники чаще всего эти предписания выполняют – научены горьким опытом.

– Но от пожара можно погибнуть и в собственной квартире.

– И такая опасность даже выше, чем в местах массового пребывания людей. Просто массовые трагедии никого не оставляют равнодушными, запоминаются, а о гибели одного-двух человек во время пожара будут помнить разве что родственники этих людей. Например, по состоянию на 21 декабря в Коми на пожарах погибли шестьдесят восемь человек – по-моему, эта цифра должна заставить каждого жителя Коми задуматься о безопасности – и своей личной, и своих близких.

И все же статистика обнадеживает: в регионе количество пожаров снизилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 6,5 процента, меньше стало погибших и пострадавших. Хочется верить, что мы недаром проводим масштабную профилактическую работу. В ход идут разные формы и методы работы: подворовые обходы, инструктажи населения, работа через средства массовой информации. Есть люди, которые считают, что мы, мягко говоря, даже поднадоели со своими постоянными назойливыми напоминаниями о необходимости соблюдения правил пожарной безопасности. А как иначе-то?

– Как раз вспомнился мне разгоревшийся несколько лет назад конфликт: дачники выступили против инспекторов госпожнадзора. Мол, не только профилактикой замучили, но еще и требуют невыполнимого: то пожарный водоем им подавай, то мотопомпу. А деньги дачным товариществам где брать?

– Это уже сгущение красок. Во всяком случае, сейчас такого нет. Сотрудники МЧС ориентированы на то, чтобы не штраф за нарушение выписать, а на профилактическую, разъяснительную работу. Мы понимаем, что взносы, которые собираются с членов дачного товарищества, невелики, сложно на них сразу сделать дорогостоящий пожарный водоем.

Но мы просим использовать хотя бы имеющиеся рядом водоемы, всего и надо-то оборудовать к ним подъезды – на это не нужно много денег.

Для нас главное – профилактическая работа на упреждение. Бывает так, что никакие пожарные водоемы не спасут. Ведь как строятся дачники? Сначала строят дом, нормы выполнены, потом пристраивают еще верандочку, к верандочке дровяник, и вскоре все это почти упирается в постройки соседа. Возник пожар в одном доме, полыхнет соседний – и дальше пошло. Возгорание лучше предупредить, чем потом тушить.

– А к сотрудникам МЧС еще и главы сельских поселений претензии предъявляли. Дело было после паводка в Усть-Цилемском районе в 2014 году. Тогда глава одного из сельских поселений заявил, что спасатели прибыли в населенный пункт без запаса еды, а с продуктами во время паводка и так было сложно – и жителям-то не хватало, а тут еще спасатели на голову свалились.

– Я помню эту историю. Прошлогоднее половодье в Усть-Цильме я вообще очень хорошо запомнил, для меня это была своеобразная проверка на прочность. Я тогда в республике был всего две недели, даже названия населенных пунктов еще не успел запомнить, а тут чрезвычайная ситуация в Усть-Цильме. Я вылетел на место, то, что увидел, ужасало: идет лед, вырывает деревья с корнями, крушит и ломает все на своем пути. Искренне благодарен нашим сотрудникам, которые тогда смогли помочь людям в такой ситуации.

Что же касается «голодных» спасателей, то, уверяю вас, трехдневный запас продуктов питания есть у каждого спасателя во время любой спасательной операции или поисковых работ. Никогда ни один руководитель не отправит спасателя в зону чрезвычайной ситуации без запаса продовольствия. В прошлом году в населенные пункты Усть-Цилемского района во время паводка спасателей приходилось десантировать. При этом, как вы понимаете, есть определенные ограничения по весу. Поэтому спасатели брали с собой не только запас продовольствия, но и инструмент, запас топлива, бензоагрегаты, которые вырабатывают электричество. Возможно, продовольствия оказалось меньше, чем требовалось. Мы учли ошибки 2014 года, в этом году для спасателей заранее был сделан запас инструментов, продовольствия, поэтому таких высказываний в адрес наших сотрудников уже не было.

Да, я понимаю, приятного мало, если человек вынужден жить на чердаке, а дом залит водой, понимаю, что могут возникнуть сложности, например, с подвозом свежего хлеба. Если бы люди заранее переехали в пункты временного размещения, они могли бы переждать паводок в комфортных условиях. И им предлагали переселиться на время – отказывались.

Мы же им объясняли: «Давайте мы вас заберем, есть нормальные оборудованные места временного пребывания, где вас обеспечат горячим питанием. Там все условия созданы для нормальной жизни». Уговорить удавалось не всех. Но все-таки 190 человек были эвакуированы вертолетом. А те, кто остался, начали жаловаться, что, мол, бросили на произвол стихии.

В этом году весной заблаговременно брали расписку с граждан, что им было предложено эвакуироваться – либо авиатранспортом, либо плавсредствами. Если человек отказывался, то под расписку. Итог: в этом году не было жалоб, что не приехали спасатели и кого-то не эвакуировали.

– Почему не хотят уезжать, боятся мародеров?

– Да не загнать в эти места мародеров. Не свои же соседи будут мародерствовать. Скорее это менталитет местных жителей: свой дом, своя земля, свое хозяйство – буду защищать до последнего. Для них лучше испытывать неудобства, не имея нормальных условий для проживания, но быть рядом со своим добром. Поэтому каждый год повторяется одна и та же история.

Стихия, к сожалению, пока не управляема, она не подчиняется человеку. И самое главное – это выполнение перечня подготовительных мероприятий для прохождения паводка и обеспечения населения всем необходимым на этот период. Временная эвакуация, устройство пунктов временного размещения, создание запасов продовольствия, выделение денег на ликвидацию уже последствий паводка. С учетом тех проблем, которые возникали в прошлом году, в этом году был выработан целый комплекс мероприятий по подготовке к паводковому периоду. Было заблаговременно проведено отселение проживающих на берегу, были созданы запасы – и материальные, и финансовые, все подготовлено, заблаговременно были направлены силы спасателей со всем необходимым инструментом и оборудованием. Паводковая ситуация в этом году была не проще, чем в прошлом, но лучше была подготовка, поэтому в целом паводковый период прошел спокойно.

Очень хорошо отработали органы местного самоуправления, подготовили запасы всего необходимого. Могу похвалить тех предпринимателей, которые занимаются снабжением продовольствием населенных пунктов, подверженных подтоплению. Дефицита продовольствия не было, не было ни одной жалобы на повышение цен, даже если товары приходилось возить не на машине, как обычно, а на лодке. Уже скоро начнется подготовка к следующему паводку.

– Может, проще один раз перенести все те дома, которые находятся в зоне риска, подальше от воды, чем каждый год бороться со стихией и спасать людей? Наверное, в перспективе даже дешевле получится.

– Пролетая над затопленными населенными пунктами на вертолете, я думал, как же проблематично жить на этой территории, не имея доступа ко многим благам цивилизации, а в определенные периоды и просто связи с «большой» землей. Действительно было бы намного менее затратно взять все эти небольшие поселения, «увести» их от берега реки, как это было сделано на Дальнем Востоке. Там небольшие населенные пункты, которые ежегодно попадали в зону подтопления, просто переносили в другое, безопасное, место.

Такой вариант, кстати, рассматривался. В полномочия нашего ведомства не входит предлагать людям новое место жительства, но, насколько я знаю по работе в разных межведомственных комиссиях, предлагалось отселить жителей, дать возможность строиться на новом месте. И землю могли выделить, и помочь строительным материалом.

Желающих не нашлось.

Даже больше скажу: у реки есть старые дома, которые действительно вжились в этот берег, но появляются и новые современные дома. Они изначально возводятся на участках, которые наверняка по весне окажутся в зоне подтопления. Ведь это же очень удобно, когда дом находится на берегу реки, вышел на порог, сразу в лодку – и на рыбалку.

– Вы, наверное, один из немногих людей в Коми, которого порадовало это лето. Лета-то как такового не было, а значит и проблема лесных пожаров не возникла.

– Да, крупных пожаров, которые были бы на слуху, к счастью, не случилось. Зато летом нам давали жару туристы, грибники и ягодники. Это и жители республики, и гости из Москвы, Петербурга. Жители обеих столиц у себя лишены возможности побывать в таких замечательных местах, которые есть в Коми, собирать в таких количествах грибы и ягоды. Много людей терялось, поэтому выросло число поисково-спасательных работ. Некоторые спасательные операции длились неделями. К счастью, чаще всего помощь спасателей требовалась лишь для того, чтобы вывести человека из леса, не было таких случаев, когда обнаруженный человек находился бы в тяжелом состоянии, когда ему требовалась бы серьезная медицинская помощь.

В этом году много терялось пожилых людей, бабушки-дедушки брали с собой в лес еще и маленьких внуков. Помню случай, когда в лес ушла бабушка семидесяти девяти лет, взяла с собой внучку четырех лет, потерялись. Двое суток бродили по лесу, спасатели их нашли – и состояние у обеих нормальное. Крепкая северная закалка – это, конечно, хорошо. Но мы каждый год в конце лета – начале осени напоминаем: не отпускайте пожилых людей, страдающих множеством разных болезней, и детей в лес. И каждый год люди все равно теряются. И каждый год мы будем их искать.

За время работы в МЧС я убедился: чудеса случаются. Человек может довольно долго прожить в лесу, поэтому спасатели продолжают поиски до тех пор, пока остается хоть малейшая надежда на то, что пропавший жив.

– Возникали ли в этом году проблемы с туристами?

– В Коми разработаны типовые маршруты туристических групп. Мы всех убедительно просим: есть же у нас спасательные службы, есть пожарные части, есть отделы ГИМС в населенных пунктах, прежде чем идти куда-то в поход, зарегистрируйтесь хоть в подразделениях МЧС, хоть в подразделениях республиканской противопожарной службы, хоть в СПАС-Коми, чтобы мы знали ваш примерный маршрут, где искать, если вдруг с одним из членов группы или с несколькими случится ЧП. Если известен маршрут, у нас есть хотя бы направление поиска. А если маршрут неизвестен, как искать? Допустим, какой-то человек собрал группу товарищей и на свой страх и риск повел их в поход, считая, что, раз он не занимается турбизнесом, регистрироваться ему не надо. Закончиться это может очень печально.

Например, первого августа этого года на Приполярном Урале погиб, сорвавшись в ущелье, один из членов незарегистрированной группы туристов. Спасатели Воркутинского поисково-спасательного отряда провели мероприятия по эвакуации тела погибшего и остальных членов группы, для этого привлекли вертолет Ми-8 из аэропорта Воркуты. Потом от спасенных было много благодарностей.

– Как я понимаю, большинство туристов призывы регистрироваться игнорируют?

– Вовсе нет, сейчас больше тех, кто регистрируется. Люди начинают ценить свою жизнь и понимать, что эта регистрация нужна не нам «для галочки», а в первую очередь им самим – для того, чтобы мы могли им помочь в случае ЧП. Не последнюю роль в том, что такое понимание возникло, сыграла наша профилактическая работа. Многим надоедают наши постоянные напоминания, что мы долбим и долбим одно и то же, но, знаете, рано или поздно это срабатывает. Где-то в подсознании у туристов укореняется мысль, что нужно регистрироваться. В этом году туристов, маршрут которых был согласован, намного больше, чем «дикарей».

– Говорят, в МЧС грядет серьезное сокращение штатов?

– К сожалению, 2015 год по всей России прошел под знаком оптимизации и сокращения бюджетных расходов. Мы действительно некоторые сокращения проводили, но это не коснулось сотрудников боевых подразделений, то есть тех, кто участвует в тушении пожаров, проведении аварийно-спасательных работ, кто реально оказывает помощь, спасает людей. Сократили сотрудников кадровых, финансовых служб, а также служб материально-технического обеспечения. Что будет с кадрами в следующем году, сказать не могу, но, уверен, неизменным останется главный принцип: боевые подразделения должны остаться в полном составе.

– Оказывают ли сотрудникам МЧС реальную помощь пожарные добровольцы?

– Для крупных городов, может, пожарные-добровольцы не так уж и необходимы, но в сельских районах Коми с учетом протяженности территории и труднодоступности многих населенных пунктов без добровольцев не обойтись. Если огонь подбирается к отрезанному от «большой» земли поселку, кто защитит свои дома от пожара быстрее и лучше, чем сами жители?

В прошлом и позапрошлом годах была проведена работа по созданию пусть не полноценных пожарных частей, но хотя бы пожарных постов в отдаленных и труднодоступных населенных пунктах. Когда я приезжаю в такие населенные пункты, я обязательно встречаюсь с пожарными-добровольцами. И меня восхищает настроение и готовность этих обычных жителей мгновенно «сменить профессию» и выйти на переднюю линию огня. Эти люди с гордостью носят форму пожарных, это настоящая элита сельского поселения.

– Вы, наверное, уже давно готовитесь к празднованию Нового года?

– Еще как готовимся. Числа с десятого декабря начались проверки. Начальный этап нашей подготовки к Новому году – контроль пиротехнической продукции. Вы вспомните, пять-семь лет назад пиротехникой торговали все, кто хотел, и там, где хотел. Кто производитель, сертифицирована ли продукция – вряд ли покупатель мог получить ответы на эти вопросы. Это было что-то ужасное. Десятки людей в новогоднюю ночь получали травмы из-за некачественной пиротехники, были даже смертельные случаи. Сейчас все точки реализации пиротехнической продукции на учете, в них реализуется только сертифицированная продукция.

Следующий этап – новогодние «елки». При проведении новогодних мероприятий в детском учреждении главное – безопасность детей. Поэтому мы должны предусмотреть все. Если идет электрический провод к елке, то он должен быть таким, чтобы самый хулиганистый мальчишка не смог его повредить. Если установлена елка, то она должна быть закреплена так, чтобы дети ее не могли уронить. Очень много нюансов надо предусмотреть. Инспекторы госпожнадзора подходят к этой работе очень ответственно, ведь у них тоже есть дети, и они знают, как легко ребенок может устроить чрезвычайную ситуацию. Правда, в своей работе инспекторы не всегда встречают понимание: у всех уже предпраздничное настроение, а тут госпожнадзор с проверкой. Начинают убеждать: да ну что вы, праздник же, все будет хорошо. Если, чтобы не сглазить, все будет хорошо, то это значит, что мы до праздника хорошо поработали.

Не могу забыть прошлый Новый год. Первого января поступило сообщение, что в Троицко-Печорске во время пожара погибли дети. Нетрезвый отец дал сыну зажигалку поиграть.

Поэтому очень прошу всех взрослых жителей республики: даже в праздники, даже навеселе думайте о безопасности своих детей – не давайте им спички, зажигалки, пиротехнику, не отпускайте гулять одних на берег реки, дома проверяйте безопасность электрогирлянд. Да и сами взрослые должны не забывать о собственной безопасности – не оставлять печи, электроприборы без присмотра. И если к пятнадцатому января, когда уже будут отмечены все праздники, включая старый Новый год, в Коми не будет зарегистрировано никаких ЧП

– это и будет для сотрудников МЧС лучшим подарком. Тогда мы вздохнем с облегчением.

– Как вы оцениваете работу своих сотрудников в этом юбилейном для МЧС России году?

– Коллектив с поставленными задачами справился. И справился хорошо. В 2015 году Главное управление МЧС России по Коми заняло третье место по Северо-Западу. Впереди только Санкт-Петербург и Новгородская область. Я благодарен своим сотрудникам, а также сотрудникам пожарных и спасательных формирований республики за добросовестный труд. Хочу отметить, что наши спасатели и пожарные самые спортивные в СЗФО. Мы вторые по организации спортивно-массовой работы. На самом деле в год 25-летия МЧС России мы много участвовали в спортивных мероприятиях – сдавали нормы ГТО, принимали в Сыктывкаре чемпионат СЗРЦ МЧС России по пожарно-прикладному спорту, участвовали в спортивных флешмобах. Мы не стоим в стороне от жизни республики – участвуем и сами организуем общественные мероприятия. Акция «25 добрых дел» целый год шагала по республике – наши сотрудники становились донорами крови, помогали благоустраивать детские площадки, выходили на субботники, облагораживали территории мемориалов, посвященных героям Великой Отечественной войны. В общем, добрых дел сделано немало.

Пользуясь случаем, хочу поздравить сотрудников МЧС и членов их семей, ветеранов, пожарных-добровольцев с 25-летием нашей спасательной службы, которое мы отметим 27 декабря.

Беседовала Людмила ВЛАСОВА
Фото ГУ МЧС России по РК

Добавить комментарий