Человек-система залпового огня

Александр Зерюнов был одним из самых ярких и успешных руководителей Ухты. Благодаря его неуемной энергии в середине 70-х годов прошлого века были снесены все бараки на знаменитой Пионер-горе. Из ветхого жилья люди переселялись в новые комфортные квартиры. Позже он работал заместителем председателя Совета министров Коми АССР, занимался жилищно-коммунальным хозяйством, внешней торговлей и в том числе совершенно новым для того времени направлением – развивал в регионе кооперативное движение. О некоторых эпизодах из жизни политика в авторской рубрике вспоминает Сергей Катунин.

Зерюнов

– У Александра Ивановича было кредо, которого он придерживался всю жизнь. Он говорил: «Мне не могут поручить второстепенных дел. Если партия и правительство поручает мне что-то выполнить, это для меня самое главное дело, которое необходимо стране, и я не имею права его не выполнить». Он так относился к порученным делам, к поставленной цели шел как система залпового огня, применяя все имеющиеся ресурсы. Мы с ним познакомились в 1979 году, когда был создан Сосногорский район за счет территории и бюджета Ухты. И меня, тогда молодого специалиста, назначили заведующим финансовым отделом. За интересы района тогда боролось два человека: за территорию – председатель исполкома, им был тогда Вячеслав Морозов, а за бюджет –  заведующий финотделом. Мы регулярно ездили в Ухту к Александру Зерюнову, который в то время был председателем Ухтинского горисполкома. И он запомнил меня как ухтинца. Поэтому, когда меня назначили заместителем министра финансов Коми АССР, а он уже тогда жил в Сыктывкаре и работал зампредседателя совмина, при встречах всегда мне говорил: «Сергей, мы, ухтинцы, должны держаться вместе». И я никак его не мог переубедить, что я сыктывкарец, здесь жил, учился, ушел в армию и вернулся тоже сюда.

Но кроме его главного девиза о том, что для него нет второстепенных дел, я всегда вспоминаю его фразу: «Дурака узнают по вопросу». Он часто это говорил на совещаниях, отбивая тем самым охоту спрашивать о чем-то лишнем. Поэтому зачастую люди без лишних вопросов шли и выполняли поручение.

В минфине у нас сложилась отличная команда, и уходить с этой должности я никуда не собирался. Но меня заметили в обкоме партии, как говорят, положили глаз, и заведующий экономическим отделом Валентин Зиновьевич Леонидов очень просто победил мое нежелание идти в обком. Он пришел в минфин в мое отсутствие, собрал партбюро и поставил вопрос о делегировании коммуниста Катунина в обком партии. И естественно, мне эту рекомендацию дали. У меня было два выхода: сдать партбилет и на этом закончить свою карьеру или переходить на новую работу. Старшие товарищи посоветовали не делать глупости, так я оказался в обкоме, где мне поручили заниматься финансами, банками и развитием кооперации. Я шел в обком партии, который сократили в пять раз, и Александр Иванович говорил, что не было в истории такого, чтобы замминистра шел инструктором в обком, а вот обратных примеров сколько хочешь.

Был 1988 год, кооперативное движение только нарастало, в правительстве этот вопрос поручили Александру Зерюнову. Он отнесся к этому очень серьезно, развил бурную деятельность. Мы одними из первых в стране создали союз кооператоров. На должность председателя союза нужна была достойная кандидатура, и как-то Александр Иванович позвонил мне и сказал, что есть такой человек Александр Костин. Для меня рекомендация Зерюнова стоила многого, так как я с большим уважением к нему относился, поэтому без лишних слов согласовал эту кандидатуру, так как полномочия у меня такие были. Немного погодя мне позвонил заведующий отделом и поинтересовался, согласовал ли я Костина Зерюнову. Я ответил, что согласовал. «А биографию читал?» – спрашивает он меня дальше. Я ответил, что нет: «Я верю Зерюнову, поэтому не посчитал нужным этого делать». После короткой паузы из трубки донеслось несколько реплик, которые до сих пор у меня в памяти, но воспроизводить их я не хочу. Оказалось, что кандидат на пост председателя союза кооператоров – старший офицер, коммунист, работник отдела линейной милиции, с кучей секретных допусков. Это был, пожалуй, первый случай в республике, а может, и в стране, чтобы милиционер такого уровня бросил все и ушел в кооперацию. Скандал был неимоверный, так как данный вопрос необходимо было согласовывать с другим отделом, который курировал правоохранительные органы. Я этого, как оказалось, не сделал. Начальником того отдела был Юрий Гаврюсов, человек с очень крутым норовом, известный юрист, впоследствии возглавлявший Конституционный суд Коми. Все коллеги говорили, что мне хана. Вопрос о моей судьбе обсуждался на уровне руководства обкома, горячие головы, как говорили коллеги, предлагали меня посадить за подрыв авторитета партии. Но не срослось.

А Саша Костин первое время справлялся со своей работой отлично, пока не разошелся, и биография его достаточно печальна, – он был обвинен в мошеннических действиях. Но это другая история, а вспомнил я ее потому, что если бы не энергия и бурная деятельность Александра Зерюнова, мы бы не имели такой мощной кооперативной сети в республике. Потому что сами кооперативы в то время достаточно ярко прозвучали и сделали очень многое для развития экономики региона, в первую очередь Сыктывкара и Ухты. В конце восьмидесятых – начале девяностых он занялся кооперативами уже непосредственно, создав один из крупнейших кооперативов в республике. Занимался строительством, открыл в столице Коми самый первый кооперативный ресторан «Националь» и ушел из жизни очень рано. Ему было всего 56 лет.

Вообще, многие из выдающихся политиков прошлых лет уходили из жизни в том возрасте, когда еще можно было сделать очень многое для республики, для страны. Одним из таких был уроженец поселка Подтыбок Николай Ген, впоследствии сделавший стремительную карьеру. Он был членом президиума Верховного Совета России, защищал Белый дом и, как мне кажется, до сих пор по достоинству недооценен, в том числе и у себя на родине в Корткеросском районе. И это, на мой взгляд, выдающийся деятель коми национальной политики 90-х годов. Но об этом я расскажу в следующий раз.

Добавить комментарий