Грибное дело

На «Лесном диалоге» обсудили, как вывести дикоросы из тени

Республике Коми жизненно необходимо собственное предприятие по переработке дикоросов – грибов, ягод, трав. К такому мнению пришли участники «Лесного диалога», проходившего в Сыктывкаре 23-24 апреля.

Поскольку нынешний, уже десятый по счету «Лесной диалог», организованный фондом «Серебряная тайга», был посвящен использованию охотничьих, пищевых и рекреационных ресурсов леса во имя благополучия сельской местности, дикоросам уделили особое внимание. Эту тему поднимали и в докладах, и на обсуждениях на тематической площадке.

Неоднократно во время конференции вспоминали опыт Томской области в том плане, что на нее следует равняться, но при этом не наступить на те же грабли. Суть в том, что Томская область в свое время решила занять нишу по сбору и переработке дикоросов в России, отправке их за рубеж. Ниша эта фактически пустовала с советских времен, так что решение было правильным. Были вложены немалые средства в строительство пунктов приема, заводов по переработке дикоросов. Причем в сельской местности, дабы обеспечить работой местное население. Но, как пояснил директор «Серебряной тайги» Юрий Паутов, вышло так, что в самых «дикоросных» местах жители решили перебраться из глухомани в райцентры и крупные города. Собирать грибы и ягоды стало некому. Пришлось звать на помощь работников из соседних государств, в том числе из Китая, просить увеличения квот на ввоз трудовых мигрантов. А квоты эти один год увеличивают, другой – нет, и в итоге грибной и ягодный бизнес постоянно под угрозой, хотя замороженные грибы и ягоды из Сибири продаются даже в Республике Коми.

Многие участники дискуссии посчитали, что такой бизнес в Коми нужно срочно выводить из тени. Зарабатывает население богатых на дары природы мест неплохо, так почему все эти люди, торгующие у дорог, не платят налоги. Впрочем, другие участники диалога сочли, что таким образом заставляя граждан с ведрами легализоваться, ничего толком, кроме народного возмущения, не добьешься.

Поступило предложение разделять грибников и ягодников на тех, кто собирает дикоросы для себя, и тех, кто на продажу. И, допустим, пускать первых на территории разных заказников бесплатно, а вторых за фиксированную сумму. Разбираться же, где первые, где вторые, по количеству выносимого из леса. Если идут с одной корзинкой – собирает для себя, если вывозят груженную грибами машину – значит, на продажу.

А что касается сбора и переработки дикоросов, то координатор лесных направлений фонда Николай Шуктомов высказал мнение, что строить предприятие, которое будет заниматься исключительно переработкой даров природы, нельзя: на случай, если год на грибы или ягоды выдастся неурожайный. Лучше, если это будет дополнительной специализацией уже существующего предприятия. Допустим, молочный завод начнет производить йогурты с ягодным наполнителем из сырья, которое будет принимать от населения, или варить пастилу, замораживать клюкву для дальнейшей отправки в края, где она не растет.

– Это как Николая Черного, с его птицефабрикой, взяли да и нагрузили дополнительно свинокомплексом? – смеясь, уточнила модератор «грибной» дискуссии заведующая лабораторией территориального развития Института социально-экономических и энергетических проблем Севера Коми НЦ УрО РАН Тамара Дмитриева.

Ее собеседники подтвердили, что такой пример и надо брать на вооружение, и стали припоминать предприятия, на которых они бывали и которые, на их взгляд, могли бы взяться за дикоросы. В качестве чуть ли не самого подходящего варианта называли ликеро-водочный завод.

По результатам дискуссии ее участники сделали вывод, что сейчас прочно занять нишу переработки дикоросов уже поздно, но можно попробовать отвоевать часть рынка. Тем более что грибов и ягод в Коми собирают достаточно, но немалая часть этого лесного урожая уходит за пределы республики по «серым» схемам. Для этого надо работать под девизом «Нигде, кроме как в Коми». То есть заняться такими направлениями, которыми в России никто не занимается. Создать предприятие по переработке дикоросов, но с изюминкой, например, оно будет заниматься не только грибами и ягодами, но и производить различные полезные пищевые добавки из лесного сырья (у местных ученых есть хорошие разработки, надо взять их на вооружение). Либо же диверсифицировать переработку дикоросов в уже существующее предприятие. Есть и третий вариант. Создать вполне обычное перерабатывающее предприятие, но на территории моногорода, чтобы инвестор получил хорошие преференции и за счет этого развился. Тем более что моногорода стоят на вполне грибных местах: Емва, Жешарт, Инта и даже Воркута.

В то же время было отмечено, что с точки зрения потенциального инвестора все эти идеи весьма сомнительные. Во-первых, потому что в сфере сельского хозяйства дикоросы не в приоритете. Значит, на субсидии и льготы рассчитывать сложно. Во-вторых, нет реальной оценки потенциала, что и в каких количествах и в каких именно районах Коми можно собрать. В третьих, нет пока согласия в действиях науки (которая те же полезные добавки разрабатывает), бизнеса и власти. Но все это в принципе преодолимо, если разработать действительно хорошие нестандартные проекты.

В ходе обсуждения вопроса поступило и весьма нестандартное предложение: предложить на государственном уровне включать дикоросы в стоимость лесных участков, передаваемых в аренду. Если из-за грибов или ягод их стоимость возрастет, то, может быть, лесопромышленный бизнес обратит внимание на этот «довесок»? Или, наоборот, не станет брать в аренду участок, которым кто-то другой воспользуется по другому назначению, ради сбора даров природы.

Руководитель общественной организации «Коренные женщины Коми» Галина Князева в завершение дискуссии порекомендовала потенциальным инвесторам в дело переработки дикоросов задуматься и о емкости рынка: кто это будет покупать и где, а также о том, какой именно товар желает потребитель.

Анна ПОТЕХИНА

Фото Дмитрия НАПАЛКОВА из архива «республики»

Добавить комментарий