Михаил Порядин: «Мы меняем сознание чиновников»

Жители Коми смогут получать медицинскую помощь быстрее и качественнее благодаря новому формату работы чиновников в Проектном комитете, созданном по инициативе руководителя региона Сергея Гапликова. В интервью «Республике» министр массовых коммуникаций, информатизации и связи Коми Михаил Порядин поделился тем, как сдвигает с места систему власти, чтобы она служила повышению качества жизни северян.

…Допустим, мы нашли бизнесменов, готовых вот прямо завтра вложить большие деньги именно в Коми. Но во что конкретно? Мы должны понимать, на что нужно финансирование, в каких нишах есть потребность в ГЧП, чтобы заинтересовать деловое сообщество.

…Допустим, мы нашли бизнесменов, готовых вот прямо завтра вложить большие деньги именно в Коми. Но во что конкретно? Мы должны понимать, на что нужно финансирование, в каких нишах есть потребность в ГЧП, чтобы заинтересовать деловое сообщество.

Акцент – на здоровье северян

– Давайте начнем наш разговор вот с чего: людей мало интересует то, как именно работают чиновники. Важно, каков итог работы, потому что от него и зависит качество жизни северян. В связи с этим первый вопрос к вам: как проектный формат деятельности властей региона скажется на обещанных северянам результатах?

– Чтобы доходчивее показать взаимосвязь между процессом работы и ее результатами, поясню разницу программного и проектного подходов. Долгое время в республике система функционирования органов исполнительной власти строилась сугубо на выполнении госпрограмм. Они, разумеется, нужны – это тот вектор, который задан для развития всех отраслей жизнедеятельности. Отказываться от них мы не собираемся.

Вместе с тем внедрение проектного управления дает возможность в сжатые (заранее заданные) сроки достигать выполнения конкретных узкопрофильных целей. А в совокупности их реализация в качестве проектов как раз- таки и приведет к достижению тех показателей, которые ставятся
госпрограммами.

– Можно привести примеры по темам, обсужденным на первом заседании Проектного комитета во главе с Сергеем Гапликовым?

– Сразу оговорюсь: у нас аккумулирован десяток проектов, но мы сознательно на стартовое заседание вынесли только два. Оба связаны с выполнением майских указов президента России в самой чувствительной сфере – здравоохранении. Первый нацелен на снижение летальных исходов жителей наших городов и районов от онкологии, второй – от сердечнососудистых заболеваний (оба диагноза в лидерах рейтинга смертности не только по Коми, но и по стране).

Это стратегия с двумя большими и очень ответственными сверхзадачами. Тактика же в данном случае – набор проектов, благодаря которым будут отлажены главные составляющие долгожительства.

– А именно?

– Масштабная профилактика, доступная диагностика, высококлассное лечение и тщательная реабилитация (чтобы болезнь не вернулась и не аукнулась побочными негативными последствиями). Для этого, во-первых, усовершенствуем действующую систему с точки зрения оперативности оказания медуслуг и их качества. Во-вторых, обеспечим создание специализированных центров, замену устаревшего оборудования на передовое, повышение просветительской работы с населением.

Придется перестраиваться!

– Кроме того, мы усилим уровень экстренной помощи с транспортировкой, госпитализацией и прочими формами реагирования в «золотые» часы и минуты, счет на которые идет в тех случаях, когда человек оказался между жизнью и смертью.

Ради этого отдельным проектом намечаем выведение на современные стандарты дорогостоящей, но крайне востребованной системы санитарной авиации. Для этого оценим: сколько потенциально северян в группах риска, где они живут, сколько требуется времени, чтобы доставить их в
медучреждения, и прочие параметры – от этого зависит, какое количество техники необходимо, где ее покупать или арендовать, и так далее.

– Это так называемый «паспорт проекта»?

– Именно так. Более подробно о первых проектах можно будет рассказать после утверждения пошагового плана действий и определения объемов финансирования. Это будет сделано после завершения мониторинга текущего положения дел, расчета потребностей и обозначения сроков.

– Как в минздраве отреагировали на новые методы работы?

– На подготовительном этапе проработки проектов, о которых я сейчас вам рассказал, в ведомстве поначалу удивились: «А где мы дополнительных людей возьмем? У нас и так задач хватает…» Мы поясняем коллегам по госслужбе, что проектное управление – это отнюдь не дополнительная нагрузка. Проектный подход позволяет любому министерству с помощью внятного набора инструментов более оперативно и качественно решать любые тактические задачи.

– А если не все смогут перестроиться?

– Придется! Причем без раскачки, чтобы вписаться в темпоритм работы Сергея Анатольевича (Гапликов – прим. ред.). Понимаете, мы не тронемся с места, пока не изменим сознание чиновников. Все, кто готов к совершенствованию на своем рабочем месте, получат от нас необходимую помощь.

– Скажите, будет ли систематизирована проектная работа в регионе?

– Уже. Для этого внедрена информационная система «Форсайт». Она позволяет нам получать срез всех ключевых проектов с отчетностью, обязательным видением решения сложных вопросов. Чиновник должен понимать: выполнил задачу – отрази итоги в информационной системе. Тогда она будет помощником, а не обузой.

Я на днях запросил отчет о том, кто из руководителей пользуется ею, с какой периодичностью. Не потому, что хочу кого-то наказать, а чтобы выработать полезную привычку: «Посмотри, ты заходил три месяца назад, а там много чего изменилось. И, возможно, уже есть решение проблемы, над которой ты бьешься».

Мы видим в системе, как движется проект, где и какие слабые звенья. В «Форсайт» заведены все проекты, которые в республике наработаны.

Портфель с предложениями

– Все ли проекты подкреплены рублем?

– У некоторых на данный момент бюджета нет, как нет пока согласования на федеральном уровне. Сейчас в приоритете – проведение их паспортизации и последующей систематизации: по отраслям, объемам затрат, муниципальным образованиям.

– Что это даст?

– Готовый на все случаи жизни портфель предложений потенциальным инвесторам. Допустим, мы нашли бизнесменов, готовых вот прямо завтра вложить большие деньги именно в Коми. Но во что конкретно? Мы должны понимать, на что нужно финансирование, в каких нишах есть потребность в ГЧП (государственно-частное партнерство – прим. ред.), чтобы предметно заинтересовать деловое сообщество.

Проблема всей страны в том, что на сегодня государственный «маховик» крутится так, что мы сами отторгаем перспективные инвестиции.

– Неужели?

– Инвестор обычно спрашивает: «Дайте мне меморандум». То есть: расскажите, для чего вкладывать деньги. Если меморандум составлен грамотно, затем он затребует бизнес-план. А если это иностранная компания, документация должна быть оформлена по международным стандартам, и не только на русском языке.

Это большой пласт работы, мы за нее взялись, потому что это ключевой механизм выполнения программы возрождения республики.

Дома – под прицелом

– А как это возможно в другом, не менее злободневном направлении – ЖКХ? В частности, по линии самой масштабной программы – переселения граждан из аварийного жилья, выполнение которой курирует лично Сергей Гапликов.

– Тут на сегодня один из актуальных аспектов – это активизация контроля за стройками. Пока мы не стали внедрять систему видеонаблюдения, хотя такая задача перед нами стоит (она требует сложных технологических решений, которые мы подготовим со всей тщательностью для гарантированной и полноценной эффективности). Зато мы обязали глав всех муниципальных образований еженедельно фиксировать на фото объекты с одних и тех же ракурсов.

– Для чего с одних и тех же?

– Для наглядности динамики строительных работ. Кровля, фасады, внешняя и внутренняя отделка, благоустройство…

В прошлом году, когда такое требование выставлялось только Фондом содействия реформированию ЖКХ, по линии которого программа финансируется, многие мэры месяцами не направляли на сайт госкорпорации снимки, потому что в самом регионе с них этого не требовали.

Между тем такой формат объективного надзора в режиме реального времени теперь служит мощным мотиватором и для администраций муниципалитетов, и для подрядчиков, чтобы никто никого не вводил в заблуждение.

– Как вы доносите до коллег по госслужбе мысль о том, что пришло время работать по-новому?

– Мы активно прививаем им «проектную культуру» мышления. Ведь проект – это прежде всего команда, мотивированная на выполнение задач, от которых во многом будет зависеть отношение жителей республики к власти как институту в целом. Чем быстрее чиновники это поймут, тем динамичнее будет дело спориться. Ну а кто не поймет, тем в команде не удержаться…

Как справедливо говорит наш руководитель региона, жители республики заслужили качество и комфорт жизни не в каком-то абстрактном будущем, а здесь и сейчас!

Беседовали Алексей ЛАЗАРЕВ
и Валентин ТИМЧЕНКО

Фото
Михаила Крашенинникова

 

3 ответов на Михаил Порядин: «Мы меняем сознание чиновников»

  1. Петр:

    Фото на ахти как скадрировано. Вы интервью берете или как?

    • Воркута:

      Меня фото тревожит в последнюю очередь. Меня беспокоит что человек далек от реалий Севера, где в первую очередь важно наличие материально-технической базы. Управление вторично и давно налажено.

    • V:

      Дарья, вы не Петр

Добавить комментарий