«Предел прочности» Давида Кодалова

Популярный российский детективный сериал «Убойная сила» о буднях сотрудников органов внутренних дел впервые появился на телевидении в 2000 году и сразу стал всенародно любимым. Но далеко не все знают, что в съемках фильма принимали участие настоящие сотрудники правоохранительных органов. Четырнадцать лет назад начальник полиции опорного пункта №2 сыктывкарского управления МВД России Давид Кодалов участвовал в съемках третьего сезона телесериала «Убойная сила».

photo-19957

Пейзажи Кармадонского ущелья
В 2001 году Давид Кодалов жил в Северной Осетии, во Владикавказе. Служил в ОМОНе, а в кино попал совершенно случайно. Третий сезон «Убойной силы» начинается с командировки сотрудников убойного отдела в Чечню. Это серии под названием «Предел прочности». Конечно, снимался фильм не в Чечне, а на пограничном пункте в Осетии.
– Представители съемочной группы обратились к нашему руководству за помощью, – вспоминает Давид Кодалов. – Во-первых, надо было обеспечить охрану актеров. Кроме того, нас попросили поучаствовать в съемках. Играть требовалось самих себя, то есть осетинских омоновцев. Съемки проходили в Кармадонском ущелье. Это очень красивые места. До сентября 2002 года, пока там не разыгралась страшная трагедия, в ущелье постоянно ездили туристы. Ущелье славилось не только тем, что там проводились съемки «Убойной силы», но и горячими минеральными источниками.
По сценарию фильма у «чеченского омоновца» должна была быть собака. В то время у Давида Кодалова как раз была немецкая овчарка – Рамона. Поэтому московские киношники выбрали для участия съемок Давида и Рамону.

Без бутафории
Бойцы ОМОНа в течение десяти дней, а именно столько длились съемки, приезжали на съемочную площадку в полной боевой амуниции. У сотрудников не было никакой бутафории. Актеры весь свой «арсенал» привезли с собой из Питера. Перед началом съемок омоновцам рассказали сюжет каждой серии фильма «Предел прочности», в котором им и предстояло сниматься.
– Первая серия была посвящена тому, как Плахов, Рогов и Любимов едут в командировку в Чечню, – вспоминает Давид Кодалов. – Во второй серии знаменитые опера должны были искать особо жестокого главаря бандитской группировки, которого звали Султан. В третьей серии Плахов попал в плен к боевикам, проводились его поиски. Последняя серия заканчивалась, естественно, хорошо. Плахов был освобожден, Султан задержан. Большинство сотрудников органов внутренних дел должны были участвовать в массовках. Однако Давиду Кодалову досталась еще и небольшая эпизодическая роль. По сценарию Давида звали Лехой.
– У меня даже состоялся в кадре диалог с Васей Роговым, которого играл актер Андрей Федорцов, – рассказал собеседник газеты. – Мы сидели на блокпосту, и я рассказывал Рогову, какой у меня хороший четвероногий напарник. Что Рамона может найти чуть ли не иголку в стоге сена, что за нее мне предлагали огромную сумму денег. Но, как говорится, друзей не продают. После этого, опять же по сценарию, в одном из туннелей был обнаружен схрон с оружием. Василий Рогов вместе с осетинскими омоновцами, среди которых был герой Давида Кодалова, отправился туда. Причем Леха шел рядом с Роговым.
– Пока шли, Василий рассказывал мне, то есть Лехе, о том, что давно мечтает бросить пить. Много шутил. Он по фильму «немного дурачок», но в жизни Андрей совершенно другой, – говорит полицейский. – У него не было так называемой звездной болезни, он не зазнавался. Со всеми на съемочной площадке Андрей Федорцов разговаривал как с равными. Во-вторых, он вообще не пьет. Кстати, я посмотрел сериал полностью. Он мне понравился, кроме одного: в сериале главные герои работают по принципу «раскрыл – обмыл». Они постоянно пьют. Заверяю вас, что в реальной жизни такого нет.

Дубль раз, дубль два
Вспоминая о съемках четырнадцатилетней давности, Давид Кодалов рассказал забавную историю о том, как долго пришлось снимать сцену с ящиками с оружием:
– Переснимать эту сцену пришлось несколько раз. По сценарию мы должны были всего лишь вынести ящики с оружием из туннеля. Мы сначала дружно так взяли три ящика и понесли. Они же пустые были. Нам режиссер потом напомнил, что по сценарию в ящиках оружие, что они тяжелые. Было предложено заполнить их камнями для пущей реалистичности, но мы решили, что лучше не надо. Изо всех сил кряхтели, потели, тащили их еле-еле. Признаюсь, это было нелегко.
Бойцам осетинского ОМОНа не пришлось сниматься в каких-либо опасных сценах. Это делали дублеры. Особенно запомнилась Давиду Кодалову, как он сам признался, сцена, когда героя фильма Жору Любимова при помощи веревки, привязанной к «бэтээру», выдергивают из окна дома. По фильму – Любимов наступил на противопехотную мину. По словам Кодалова, случай, когда с «лягушки» – мины, подпрыгивающей при срабатывании, человека сдергивают техникой, – это реальность. Такое бывало в Афганистане.

В кино и в жизни
На вопрос: «Насколько реалистичной получилась «киношная война» в сериале «Предел прочности», Давид Кодалов ответил, что создателям фильма удалось показать войну на экране весьма реалистично.
– В ОМОНе я служил в инженерно-саперном отделе, так что знаю всю подноготную, – рассказал полицейский. – Мне понравилось, что в «Пределе прочности» нет таких явно киношных моментов, как, например, с разноцветными проводами от взрывного устройства. В «Пределе прочности» нет таких сцен, когда главный герой мучительно думает, какой проводок перерезать, чтобы предотвратить взрыв, потом режет наугад и всегда попадает в «десятку». Здесь наряду с динамичной детективной интригой показаны будни сотрудников органов внутренних дел и местных жителей. Главные герои попадают в разные ситуации – и трагические, и комичные, но повествование лишено ура-патриотизма и пафоса. Кино – это, конечно, интересно. Но все равно же вымысел. А вот служба в уголовном розыске – настоящий триллер. С одной лишь разницей – здесь я приношу реальную пользу людям. Поэтому службу в органах внутренних дел я ни на что не променяю.
Пресс-служба МВД Коми

photo-19956

Добавить комментарий