Клаус Пеллер: «Мечтаю, чтобы мы в Коми жили, как в Европе»

Генеральный директор АО «Монди СЛПК» Клаус Пеллер хорошо известен жителям Коми. Лесопромышленным комбинатом он руководит не первый год и уже становился лучшим топ-менеджером отрасли в России по версии престижного конкурса Lesprom Awards. О его деятельности на руководящей должности в республиканских СМИ рассказывают много и регулярно, а вот каков Клаус Пеллер вне работы, знают не все. В эксклюзивном интервью «Республике» генеральный директор Монди СЛПК рассказал, что ему больше всего нравится в Коми, где он проводит досуг, занимается ли спортом, какую музыку слушает.

– Вы уже пять лет на этой должности. Если говорить о работе на посту руководителя крупного предприятия, то какую самую сложную задачу пришлось решить за эти годы?

– Когда я только начинал работать на комбинате, мы стали переходить на стопроцентную механическую заготовку древесины. У нас работало много сотрудников, которые ранее вручную рубили лес. Это была непростая ситуация и сложная задача, потому что нужно было сокращать людей. Под сокращение попали жители районов, где зачастую нет альтернативы в плане работы. Для меня это было тяжелое решение, но, к сожалению, его нужно было принимать, потому что система работы поменялась полностью.

Что касается бизнеса, то каждый год мы много инвестируем в развитие комбината. Очень много. Это значительные деньги для Монди СЛПК, и если ты принимаешь решение инвестировать сто миллионов евро в проект или даже несколько миллионов, то это всегда сложно. Если проект не получится так, как мы его запланировали, то это будет проблема. Например, сейчас нам нужно модернизировать ТЭЦ. Мы обеспечиваем почти 20 процентов электроэнергии от потребности республики. У нас вообще одна из крупнейших в России ТЭЦ мощностью 540 мегаватт. Но ей уже 50 лет и необходима модернизация. Речь идет о больших вложениях без возврата капитала.

Перед тем как принять решение, мы два года общались со специалистами, даже консультировались с конкурентами, которые реализовывали уже такие проекты, ведь модернизация ТЭЦ бывает не каждый день, а может быть, только раз в жизни. В конце концов, мы решили разделить проект на три этапа, и сейчас начнется первый из них. Он продлится два года и покажет, на правильном ли пути мы находимся.

– Какие еще есть интересные и сложные проекты впереди?

– Мы планируем увеличить производительность на комбинате как минимум на пятнадцать процентов. Это ставит перед нами большой вопрос: откуда брать сырье? Мы арендуем лесофонд, который обеспечивает примерно три миллиона кубов леса в год, а наша потребность возрастет до пяти. Лесофонд в республике точно есть, раньше здесь рубили по тридцать миллионов кубов ежегодно, а сейчас всего семь.

Есть еще интересный проект «Стань успешным вместе с Монди!», который мы только что начали: на основе конкурсного отбора предлагаем студентам учиться за рубежом. Оплатим их обучение в одном из лучших вузов Европы, потом они вернутся и смогут сделать карьеру на Монди СЛПК. Для нас важно подготовить будущее поколение компетентных сотрудников.

– Какой продукцией Монди СЛПК пользуетесь сами?

– На этот вопрос трудно ответить, потому что, пользуясь нашей продукцией, мы, как правило, этого не замечаем. В мировом масштабе Группа Монди изготавливает далеко не только бумагу. Ее клиентами являются строительная, медицинская, пищевая и другие виды промышленности, а 70 процентов продукции составляет упаковка. Например, мы производим обертки для известных производителей шоколадных батончиков, упаковку для чая, кетчупов, молока, соков, участвуем в производстве подгузников, делаем строительные мешки, различные пленки и многое другое. Многим из этого я, конечно, с удовольствием пользуюсь.

– Монди СЛПК – сложный механизм, которым тяжело управлять. Как снимаете стресс? Какими хобби заполняете свободное время?

– Люблю спорт. С детства играю в футбол, с пяти лет. На центральном стадионе Сыктывкара играю в футбол два раза в неделю. Зимой в зале, летом на поле. Играю на позиции полузащитника за сборную городской администрации, куда меня пригласили пять лет назад. Посещаю бассейн, играю в бадминтон. «Качаться» в тренажерном зале мне не нравится. Для меня это слишком скучно. Именно в Сыктывкаре я начал активно кататься на лыжах и коньках. Научился кататься на коньках на открытом катке в Эжве. Мне это очень нравится. Также люблю кататься на горных лыжах. Не так давно практиковал это в отпуске с детьми в Лапландии. Дети, кстати, катаются уже лучше, чем я.

Клаус Пеллер играет в футбол в детском оздоровительном лагере Монди СЛПК «Орленок».

– Кумиры в спорте есть?

– В детстве на коньках я не катался, но всегда любил хоккей. Хорошо помню знаменитые суперсерии СССР – Канада. Я тогда болел за команду СССР. Помню, как здорово играла легендарная тройка Михайлов – Петров – Харламов. Можно сказать, эти хоккеисты и были моими кумирами. Фильм «Легенда №17» я смотрел два раза. Если говорить про футбол, то в немецкой сборной был игрок Герд Мюллер. Самый лучший бомбардир. Тоже своего рода кумир для меня.

– Сейчас за сборную России по хоккею болеете?

– Да, сегодня это лучшая сборная с лучшими игроками. Печально, что в НХЛ приняли решение не останавливать турнир на время пхенчханской Олимпиады, и мы можем не увидеть там российских звезд. Мне кажется, это не очень хорошая ситуация. Белая Олимпиада – самая крутая вещь, которая происходит в спорте раз в четыре года. Там должна играть мировая спортивная элита.

– Известно, что увлекаетесь путешествиями. Сколько стран уже для себя открыли? Что в планах?

– Сколько стран посетил – даже и не вспомню. Никогда не был в США и не хочу туда ехать. Это не мой мир. Мне больше нравится в Азии и в Европе. Жил три года в Южной Америке, там мне очень понравилось, говорил тогда даже по-испански, но сейчас уже забыл язык. Давно хочу покататься на горных лыжах на Камчатке. В этом году опять не получилось, но в марте следующего планирую снова. Надеюсь, получится.

– Австрийская компания RedBull является одним из крупнейших спортивных спонсоров в мире, в городе Зальцбурге, откуда вы родом, есть именные команды этой компании. Также они приобретают клубы и в других странах. Как относитесь к такого рода сотрудничеству бизнеса и спорта?

– Это обычная вещь, спонсор нужен любой команде. Для спонсора это не только любовь к спорту, но еще и бизнес. Тот же «Газпром» спонсирует не только «Зенит», но и «Шальке 04». Это их бизнес. Своего рода симбиоз, и это нормально.

Клаус Пеллер и его маленький сын приветствуют участников мультиспортивной гонки «Mondi Race».

– Футбольная команда в Зальцбурге считается кузницей талантов. Однако местные жители возмущены тем, что в последнее время она поставляет «снаряды» в другие крупные европейские команды, в частности, для немецкой «РБ Лейпциг» (также проект компании RedBull – авт.). Как относитесь к тому, что местная компания не считает нужным оставлять лучшие кадры на родине?

– Это нормально, это тоже бизнес. Зальцбург – кузница талантов, оттуда появляются игроки, у которых большой потенциал. Надо понимать, что уровень чемпионата Германии выше, чем Австрии. Поэтому нормально, что перспективные игроки, которые уже переросли Австрию, переходят в «РБ Лейпциг». Германия, Италия, Англия – это топ-лиги.

– Я так понимаю: вы футбольный болельщик. За какими чемпионатами постоянно следите?

– Да, футбол я обожаю. Конечно, слежу за чемпионатом Австрии и России. Смотрю игры «Зенита». Но больше всего люблю английскую премьер-лигу. Мне нравится этот чемпионат тем, что он непредсказуем. Противостояние, скажем, «Ливерпуля» с любой другой командой – это всегда интрига, ты не знаешь, кто победит. Другие чемпионаты в этом плане поскучнее.

– Люди делятся на тех, кто болеет за Месси, и тех, кто за Роналду. Вы на чьей стороне?

– Месси. Роналду очень заносчивый, поэтому мне больше нравится Месси.

– Вообще, Зальцбург – родина Моцарта. Какую музыку слушает Клаус Пеллер? Что-то из российской эстрады или классики вами любимо?

– Конечно, классика. Из русских классиков люблю Чайковского. Мне нравится игра на пианино и фортепиано. Люблю джаз. Старая поп-музыка мне нравится и мелодичный рок. Такие группы, как The Beatles, Status Quo, Queen. Еще люблю русский шансон. Мне нравится, как поют Ирина Аллегрова и Ирина Круг. Часто их слушаю. Недавно был концерт Ирины Круг в Сыктывкаре, и я, к сожалению, не смог попасть, но был на нем три года назад.

– Есть ли любимые места отдыха в Коми?

– Мне нравится река Вычегда. У нас есть маленькое место отдыха в Парчеге на берегу этой реки, где тихо, можно спокойно гулять, отдыхать, удить рыбу, собирать грибы. Там мне очень нравится. Это такое идеальное место, чтобы отключиться от всего на два дня. Это просто здорово. В среднем я там бываю раз в месяц в любой сезон. Одно из моих любимых мест – это лыжная база «Динамо». Там есть отличный тридцатикилометровый круг. Хороший ландшафт.

– Планируете ли посетить какие-то экзотические места вроде плато Маньпупунер, расположенное на территории Печоро-Илычского заповедника?

– Есть такое желание, но в ближайших планах значится Камчатка. Маньпупунер интересно посетить, дойдя дотуда именно пешком. Потому что на вертолете любой может туда попасть.

– Как-то вы сказали, что изучить русский язык помогло чтение классической литературы в оригинале. Что читали?

– Ну, мой русский пока не столь хорош. На самом деле я когда-то начинал читать «Анну Каренину», но так и не смог закончить. Для меня это тяжело. Но я обязательно к этому вернусь. Скажем так, начать читать серьезную русскую литературу в оригинале – это моя цель.

– Какой совет можете дать тем, кто изучает русский язык сейчас? Приезжая играть в Россию, например, многие иностранные футболисты за долгие годы не могут освоить наш язык.

– Многие мои друзья, которые живут в России даже по десять лет, до сих пор не могут хорошо говорить по-русски. Это действительно сложно, и их можно понять. Мне было легче, потому что в Коми вежливые люди, мне помогали учить язык. Окружающие понимали, что я иностранец, поддерживали. У меня есть специальные самоучители с небольшими рассказами, где на одной странице оригинальный текст, а на соседней – перевод. Мне нравится так читать. Сейчас читаю, например, биографии выдающихся людей в книге под названием «Лица России». Это очень помогает в изучении языка. Советую всем такой способ. Плюс в языке надо постоянно развиваться и поддерживать свои знания. Например, я раньше знал французский и испанский, но со временем перестал ими активно пользоваться и почти полностью забыл. Знание языка той страны, в которой ты живешь, важно прежде всего для понимания ее культуры.

– Вы ведь владеете еще и индонезийским языком? Откуда такое знание и где оно пригодилось?

– Я шесть лет жил в Индонезии. Работал в австрийской компании в Джакарте, мы занимались строительством гидроэлектростанций. Мне там нравилось, хорошая погода, отличный климат. Индонезийский язык в отличие от испанского и французского я не забыл, и мои дети тоже его хорошо знают.

– Знаете ли что-то из коми языка? Может, выучили какие-то народные песни?

– Песни слушал много раз, но наизусть не помню. Конечно, знаю некоторые слова и фразы, например, бур асыв, бур лун, тырмас.

– Планируете изучить?

– Думаю, что в моем возрасте это будет сложно. Это очень трудный язык, в нем шестнадцать падежей. Мне достаточно русского.

Клаус Пеллер готовит венский шницель на съемках передачи «Большая семья» телеканала «Юрган».

– Изменились ли кулинарные предпочтения за годы работы в Коми? Может быть, полюбилось что-то из национальной кухни?

– Чего раньше никогда не пробовал – это оленину. Это очень вкусно, настоящая коми кухня. Был на прошлой неделе в Лапландии, и там тоже есть такое мясо, но здесь вкуснее. В Коми стал есть значительно больше рыбы, чем в Европе. Там, мне кажется, что вся рыба искусственная, тут она настоящая. Главное знать, где купить. Еще, конечно, ягоды. В Европе, например, вообще отсутствует морошка.

– Какие можете назвать основные различия между россиянами и австрийцами? Что больше всего в нас удивляет?

– Уже, конечно, ничего не удивляет. За шесть лет ко всему привык. Но если говорить о различиях, то есть разница между тем, как русские люди празднуют и как относятся к жизни. В Европе люди больше думают о будущем, они экономят деньги, копят на пенсию, поэтому, мне кажется, они скучно живут, потому что постоянно думают о том, что будет. А русские живут одним днем, живут сегодня. Самое главное происходит здесь и сейчас: празднуем – и будь что будет. Конечно, я утрирую, но разница действительно большая. Русские больше импровизируют: созвонились – и уже встречаются вечером. В Европе такой возможности нет. Нужно заблаговременно обо всем договариваться. Там загодя планируют, в России все так: «Давай махнем на шашлыки» – и ты уже встречаешься с друзьями через час. Мне это нравится.

– Вообще, тяжело жить на две страны?

– В Австрии я бываю редко. От силы раз в квартал, и только один-два дня.

– Расскажите о своей семье.

– У меня двое сыновей. Им семь и девять лет. Ребята учатся в школе. Говорят на нескольких языках. Старший хорошо играет в футбол, младший больше к культуре тяготеет. Любит петь, рисовать. Я часто езжу к ним в Питер, и мы любим вместе ходить на игры хоккейного СКА и футбольного «Зенита».

– Тоскуете по Родине?

– Нет. У детей друзья в Питере. Конечно, есть родители, они иногда прилетают в Россию в декабре-январе. Обычно мы проводим с ними праздники.

– Ежегодно летом проходит мультиспортивная гонка «Mondi Race» (состязание, которое предполагает преодоление многокилометровых дистанций при полном самообеспечении с использованием различных способов передвижения). Планируете сами поучаствовать?

– Это серьезное дело. Я четыре раза участвовал в Ironman (одно из наиболее сложных однодневных соревнований в мире, которое состоит из трех этапов, проводимых безостановочно 17 часов). Это было семь-восемь лет назад. Тренировался по десять часов в неделю в среднем. Сейчас с моей занятостью это невозможно. Если ты готов не на сто процентов, не тренировался год-два, то нет смысла даже пробовать.

– О чем мечтает Клаус Пеллер?

– Это самый сложный вопрос. Мне больно смотреть на то, как живут здесь люди. Моя мечта, чтобы мы в Коми жили, как в Европе. У нас богатая республика, тут работают крупные нефтегазовые компании. Много леса. Я не вижу причин, почему мы так живем. Климат не причина, потому что  недавний пример – Лапландия. Страна за полярным кругом, как и наша Воркута, а там нормальная инфраструктура, гостиницы, дороги.

Беседовал Ярослав СЕВРУК

Фото предоставлено пресс-службой Монди СЛПК

Добавить комментарий