По пути Кандинского к «вратам смерти»

Василий Кандинский в молодости.

В Усть-Куломском районе протестировали новый туристический маршрут

Имя художника-абстракциониста Василия Кандинского сегодня хорошо известно во всем мире. Но мало кто знает, что одним из источников вдохновения для его необычного творчества стало путешествие в Коми край. В далекий уголок Российской империи будущий художник, а тогда еще студент-юрист Московского университета, приехал в 1889 году. Основной целью его поездки являлся сбор этнографического материала по культуре коми-зырян. Самой дальней географической точкой в зырянской глубинке для Кандинского стали верхневычегодские села Усть-Кулом и Керчомъя. Путь-дорога художника через северную тайгу вполне может стать новым интересным маршрутом для развития внутреннего туризма в республике.

Василий Кандинский в молодости.

Жить в картине

В конце декабря новый туристический маршрут протестировали журналисты ряда печатных и электронных СМИ республики, представители региональных туроператоров и работники культуры. Поездка была организована региональным министерством культуры, туризма и архивного дела совместно с Национальным музеем Республики Коми при поддержке администрации Усть-Куломского района.

Участники тура, проложенного на основе дневниковых записей Кандинского, повторили (правда, не на старом тарантасе, а на комфортабельном микроавтобусе) его путь от Усть-Сысольска до «центра зырянского края» Усть-Кулома. В некоторых путеводителях позапрошлого века это село называют «вратами смерти» – это один из вариантов перевода коми названия Усть-Кулома на русский язык. Во время поездки участники узнали о местах, связанных с Кандинским, о причинах, побудивших его отправиться в зырянские земли, познакомились с историческими личностями, с которыми встречался и беседовал будущий художник, а также с уникальной культурой Усть-Куломского района.

Стартовала экспедиция в отделе этнографии Национального музея Коми. Директор музея Ирина Котылева выступила в роли гида и за три часа поездки поведала участникам инфотура множество интересных сведений как о самом Кандинском и его экспедиции, так и о культуре и истории Коми края.

В отделе этнографии Ирина Котылева представила коллекцию старинных коми прялок и обратила внимание участников поездки, что некоторые традиционные расписные узоры на прялках и других предметах деревенского быта вполне могли повлиять на цветовоспроизведение и образы в работах будущего абстракциониста. Особенно это заметно на примере рисунка мирового древа на привезенной из верхневычегодского села Парч старинной дверце в голбец или на прялке из села Керчомъя.

Спустя годы после той юношеской поездки Василий Кандинский в статье «Ступени. Текст художника», анализируя свой путь становления как художника, отметил, что «особенно сильными впечатлениями моего студенческого времени, также определенно сказавшимися в течение многих лет, были: Рембрант в петербургском Эрмитаже и поездка моя в Вологодскую губернию, куда я был командирован Московским обществом естествознания, антропологии и этнографии».

То же самое будущий основатель абстракционизма подчеркивал в переписке со своим другом, известным русским этнографом Николаем Харузиным.

«Тут я выучился не глядеть на картину со стороны, а самому вращаться в картине, в ней жить, – пишет Кандинский. – Ярко помню, как я остановился на пороге перед этим неожиданным зрелищем. Стол, лавка, огромная печь, шкафы, поставцы – все это было расписано пестрыми размашистыми орнаментами. По стенам лубки… Когда я вошел в горницы, живопись обступила меня, и я вошел в нее. С тех пор это чувство жило во мне бессознательно. Несколько лет занимало меня искание средства для введения зрителя в картину так, чтобы он вращался в ней, самозабвенно в ней растворялся».

Бог чудов найден

Экскурсия в Усть-Кулом из Сыктывкара началась с поездки по улице Советской (до революции она называлась Спасской). Это одна из улиц старого Усть-Сысольска, по которой гулял Кандинский во время визита в единственный коми город Российской империи. Удивительно, что приезжий студент где-то умудрился купить в уездном городке настоящую колбасу.

«Ночью напихался колбасой и лег на свое музыкальное ложе, – пишет он. – А комары-то действительно побольше наших».

Ирина Котылева рассказывала о тех, с кем Кандинский встречался и беседовал в Усть-Сысольске. Это известный автор охотничьих рассказов, краевед и этнограф Флегонт Арсеньев, уездный врач Михаил Тур и другие. Когда проезжали мимо кирульского храма Вознесения Господня, Ирина Котылева напомнила, что здесь до начала 1930-х годов располагалось городское кладбище. И Флегонт Арсеньев, как и большинство других людей той эпохи, был похоронен здесь. 57-летний Флегонт Арсеньев умер буквально через полгода после встречи с Кандинским. Но старое кладбище перекопали и выровняли, кресты и памятники выкинули, ограду разобрали. Вот так и канули в лету могилы предков многих горожан. По приблизительным подсчетам, здесь было погребено не менее 25 тысяч человек.

Также для наглядности директор музея показала некоторые из тех книг, которые московский студент читал во время путешествия на север. Среди них было и первое отдельное издание полного русского перевода текста «Калевалы», вышедшее в 1888 году. Также Ирина Котылева представила экскурсантам копии страниц путевого дневника Кандинского. Некоторые свои рисунки он подписывал коми словами и названиями. Например, под зарисовкой бани было указано, что это «пывсян», а под овином написано, что это «рыныш». Судя по всему, студента интересовали коми слова, и он отмечал в дневнике, что на коми языке морт – это человек, а войтыр – люди. Рукопись дневника с этими записями сейчас хранится в парижском музее современного искусства Центра Жоржа Помпиду.

Ирина Котылева начала инфотур в музее.

Рассказала Ирина Котылева и о том, как в марте 2017 года коми культура была впервые представлена в Милане. Там в музее культур «Mudec» прошла выставка «Кандинский как рыцарь: Путешествие в абстракцию», посвященная его поездке в 1889 году по Вологодской губернии, в которую входила часть Коми края. Некоторые материалы для экспозиции были предоставлены из фондов Национального музея Коми. Это аутентичные записи фольклора и фотографии коми-зырян. Как отметила Ирина Котылева, у многих посетителей экспозиции в Италии тогда возникло желание побывать в Республике Коми и отчасти повторить путь Василия Кандинского. При этом иностранцы никак не могли понять назначение старинного накомарника, зарисовка которого есть в дневнике Кандинского. Хотя это вполне функциональная и в наше время вещь.

«Охваченный чувством, что еду на какую-то другую планету, – описывает свой маршрут Кандинский, – проехал я сначала по железной дороге до Вологды, потом несколько дней по спокойной, самоуглубленной Сухоне на пароходе до Усть-Сысольска. Дальнейший же путь пришлось совершить в тарантасе через бесконечные леса, между пестрых холмов, через болота, пески…»

Поездка Кандинского по Коми краю проходила в начале лета и была совсем непродолжительной. Всего неделю он пробыл в этих местах – с 19 по 26 июня. И за этот короткий срок местные жители буквально «влюбили» в себя будущего художника.

«Я положительно влюблен в зырян, – подчеркнул он в своем дневнике. – Зыряне – премилый народ».

В одном месте дневника его автор с восторгом написал, что в Усть-Куломе «Бог чудов найден!». Что он имел в виду, так и осталось неясным. Еще в Усть-Куломе студент купил ружье за три рубля. Зачем оно ему понадобилось, тоже непонятно. Может, это было интересное старинное оружие, а может, он купил его на случай встречи с хищниками.

В дальних селах студент-этнограф подобно гайдаевскому Шурику записывал старинные песни, загадки и все пытался выяснить, как на коми языке будет слово «жена». Ездил Кандинский верхом и на тарантайке в Богородск, Подъельск, а на лодке плавал в некий Шой-яг. В этом селении, которое отсутствует на современных картах, по его словам, жили «совершенные дикари», которые смотрели на приезжего как на «нечто чудесное и никогда не виданное. Кто посмелее, те трогали мои очки, а робкие издали тыкали пальцами и быстро тараторили». Современные исследователи так и не смогли определить, что за поселение автор дневника назвал Шой-ягом.

Отметил молодой путешественник и то, что в северном крае комары будут покрупнее московских, и даже летом здесь холодно и выпадает снег. Извозчик-зырянин всю дорогу заботливо укрывал Василия, чтобы тот не замерз в пути. Не лишними были и купленные тулуп и меховая шапка-ушанка.

Итогом поездки Кандинского стала его статья «Из материалов по этнографии сысольских и вычегодских зырян. Национальные божества (по современным верованиям)». В этой работе он упоминал языческих богов Чурилу, Войпела, Йомалу, лешака-морта, полудницу и предвестника смерти – орта. Также студент написал рецензию на книгу Георгия Лыткина «Зырянский край при епископах Пермских и зырянский язык». А вот записи коми песен, которые он делал во время поездки, бесследно исчезли.

Но главный итог экспедиции на север – это то, что будущий правовед стал художником и одним из основателей нового направления в искусстве – абстракционизма.

Зарисовки.

Северная экзотика

В Усть-Куломе Кандинский, по его словам, «ел утку и рыбу, раздирая их руками». Участники современного тура за обедом тоже смогли попробовать усть-куломские деликатесы. В местном кафе к их приезду приготовили тшака шыд (грибной суп), а на второе был дозмöр (глухарь) с картофелем и овощами. Вместо привычного компота налили паренча ва (квас из пареной в печи репы и моркови). А на ужин в Керчомъе участницы местного хора ветеранов «Кыпыд лов» также приготовили для городских гостей местные блюда: шаньги и рыбники, паренчу, три вида коми капусты, соленые грузди, рыбники, запеченное в печи коровье молозиво и топленое молоко. Уже только эта гастрономическая экзотика способна покорить любого туриста.

В Керчомъе участники тура побывали в построенном более века назад доме. Его хозяйка Клавдия Катаева радушно приняла городских гостей и показала свое жилище.

Северные дома и предметы зырянского быта вызывали у Кандинского удивление и восхищение. Он пишет: «Мне впервые удалось увидеть народное искусство в естественной среде и на собственной его почве. В этих-то необыкновенных избах я и повстречался впервые с тем чудом, которое стало впоследствии одним из элементов моих работ… Никогда не забуду большие, покрытые резьбой деревянные дома. В этих чудесных домах я пережил то, чего до сих пор не испытывал».

На улице села горожанам показали старинный общественный колодец с большим колесом для подъема воды. Затем в Доме культуры для гостей провели концерт местного хора, а сельчанам представили первый киноопыт Национального музея Коми – восемнадцатиминутный фильм «Путешествие Кандинского к «вратам смерти». Презентация ленты прошла минувшей осенью.

Завершилась поездка совместным обсуждением будущего тура. Как отметила Ирина Котылева, за Кандинского в последнее время активно «борются» искусствоведы и экскурсоводы Вологодской области, где он начал свою северную экспедицию, и Коми, где находится основная цель его путешествия.

– Лестно считать себя причастными к перерождению великого художника, – пояснила она. – Сейчас картины Кандинского и Ван Гога являются самыми дорогими на мировых аукционах. Когда люди читают дневниковые записи Кандинского о путешествии, они узнают о нашем северном крае и у них возникает желание приехать сюда. В будущем такой маршрут может стать перспективным туристическим продуктом. Он позволяет увидеть тот путь, который прошел Кандинский, соприкоснуться с культурой, с которой встретился будущий художник. Можно также создать в селе Керчомъя арт-резиденцию для художников и учащихся школ искусств.

В ходе обсуждения были предложены разные дополнения в тур. В частности, так как Кандинский совершил свое путешествие в открытом тарантасе, то можно катать туристов на этом экзотическом виде транспорта. Можно даже организовать велотуры по маршруту экспедиции. Да и банька, и рыбалка в перспективе может привлечь туристов. А летом в Керчомъе проходит традиционный праздник лодок – «Пыжа гаж». Его участники устраивают «гулянье на лодках» по озеру Вад.

– Новый туристский маршрут позволит через всемирно известную личность Василия Кандинского выйти на огромный культурный пласт народа коми. Сегодня усть-куломская администрация, отрасли культуры и туриндустрии готовы подключиться к реализации этого маршрута, – отметил министр культуры, туризма и архивного дела республики Сергей Емельянов.

Жители Коми края до революции. Фото Сергея Сергеля.

Глазами Сергея Сергеля

Василий Кандинский привез из экспедиции в Коми край множество зарисовок, но фотографии тех мест, где он побывал, и тех людей, с кем он мог общаться, сделал спустя семнадцать лет уже другой студент.

В 1906 году 23-летний студент естественного отделения физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета Сергей Сергель пять месяцев – с мая по сентябрь – прожил в деревне Бадьельск Помоздинской волости. Ехал он туда из Усть-Сысольска по тому же тракту, что и Василий Кандинский. Результатом экспедиции Сергеля стала большая (почти полтысячи экземпляров) коллекция предметов культуры и быта коми народа, хранящаяся в Российском музее этнографии. А также двести высокохудожественных фотоснимков, запечатлевших дореволюционный быт коми крестьян, рукопись о зырянских постройках с чертежами и вышедшая в 1928 году книга «В зырянском крае».

Еще будучи гимназистом, в 1903 году Сергей Сергель предпринимает в одиночку дальнее и авантюрное путешествие по реке Печоре, куда он отправился, по его собственным словам, «побуждаемый любознательностью и страстью к путешествиям». Он дошел почти до верховьев Печоры, затем пешком отправился в горы южной части Северного Урала. Тогда юный исследователь впервые познакомился с представителями экзотических для него народов: коми-зырянами и ижемцами, манси, ненцами, русскими старообрядцами.

В феврале 1906 года Сергей Сергель написал заявление в этнографический отдел Русского музея с просьбой выделить ему тысячу рублей для сбора коллекций и этнографического обследования зырян. Прошение удовлетворили, и уже весной он отправился из Вологды пароходом, шедшим на север. В Великом Устюге он пересел на «вычегодский» пароход и через несколько суток сошел в Усть-Сысольске. Здесь он узнал, что «уголовные хулиганили на кладбище, на одной квартире была пьяная драка, одного политссыльного выслали в дальнюю деревню, а двое сбежали». За семнадцать лет, прошедших с визита Кандинского, тихий патриархальный город изменился не в лучшую сторону. Из столицы зырянского края будущий этнограф отправился вначале по реке, а затем по берегу в верховья Вычегды, где надеялся найти «более интересное место для наблюдений за жизнью зырян».

В своей книге Сергель достаточно подробно описывает антропологический тип устькуломцев с их «умеренной скуластостью», виды жилых и хозяйственных построек, их внешний вид и внутреннюю планировку – в чем зыряне оказались, по мнению автора, стоящими выше русских, традиционную пищу и одежду – охотничий лузан, шерстяные чулки. Чтобы полностью погрузиться в жизнь деревни, питерский студент участвует в сенокосе и разработке лесной подсеки под поле, подробно описывая не только сам трудовой процесс, но и используемые орудия труда, попутно дает общую характеристику хозяйства коми. Немало страниц посвящено описанию лесозаготовки и охоты. Результаты экспедиции оказались настолько существенны, что студента физмата Санкт-Петербургского университета стали называть «этнографом».

Искусство путешествовать

В рамках Санкт-Петербург-ского культурного форума республика была отмечена в качестве передового региона по развитию сельского туризма. В этом году Коми примет Всероссийскую конференцию по развитию сельского туризма. Гостями региона станут более сотни участников и экспертов. Как сообщает пресс-служба регионального минкульта, о готовности региона принять всероссийскую конференцию на встрече с руководством Министерства культуры России заявил министр культуры Коми Сергей Емельянов.

– В России сельский туризм – это не просто перспективное направление в туризме, это тренд, сейчас для развития которого пришло наилучшее время, – отметил министр. – Мы всячески будем способствовать комплексному становлению сельского туризма на территории республики.

Напомним, что в минувшем ноябре в Коми состоялся республиканский семинар «Сельский туризм как фактор устойчивого развития сельских территорий». Семинар проходил на площадках Финно-угорского этнокультурного парка в Сыктывдинском районе и территории Усть-Куломского района. Также был издан иллюстрированный каталог «Сельский туризм в Республике Коми», в котором размещены сведения о более чем семидесяти гостевых домах, базах отдыха, крестьянско-фермерских хозяйствах, этнопарках.

В свою очередь Национальный музей Коми совместно с муниципальными музеями в 2018 году планирует запустить несколько туристических маршрутов. Новый проект получил название «Искусство путешествовать» и охватит ближайшие к столице Усть-Вымский, Сыктывдинский и Корткеросский районы. Туры будут проходить не только в формате обычной экскурсии, но и включать интерактивную составляющую. Усть-Вымь связана с деятельностью Стефана Пермского, Корткерос – с героем легенд Кöрт Айкой, в сыктывдинском поселке Нювчим есть музей композитора Прометея Чисталева. Еще одно перспективное направление – Усть-Кулом и Керчомъя – связано с путешествием Василия Кандинского.

Артур АРТЕЕВ

Фото предоставлено Национальным музеем Коми и Сергеем ПАРШУКОВЫМ

Оставьте первый комментарий для "По пути Кандинского к «вратам смерти»"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.