Единственное жилье у должников – забрать или оставить?

Минюст России подготовил законопроект, позволяющий забрать у должника единственное жилье в счет погашения его кредита. Жилье предлагается взыскивать, если у должника нет другого имущества и доходов, и только такое единственное жилье, размеры и стоимость которого «явно превышают уровень разумной потребности гражданина-должника и его семьи в жилище». Забрать или оставить единственное жилье у должников?

oplatildolgiii_20142171626

Елена Дворникова, заведующая кафедрой СЛИ:

– Считаю такую инициативу совершенно непродуманной и вредной. Прежде всего она ведет к росту социальной напряженности. Хотя идея была направлена на взыскание долгов с владельцев крупной недвижимости. Однако, как показывает правоприменительная практика нашей страны, пострадают не они, а граждане, имеющие минимальные «излишки» жилой площади и не имеющие средств на хороших адвокатов.

Кроме того, абсолютно неясен механизм реализации этого предложения. Кому и по какой цене авторы законопроекта предполагают продавать жилье должников? В настоящее время рынок жилья и так переполнен предложениями. Откуда у муниципалитетов вдруг возьмется жилье по социальным нормам для тех должников, которые по замыслу авторов законопроекта не смогут купить жилье в течение трех месяцев после торгов? Возникает предположение, что квартиры буду продаваться «для своих» по заниженным ценам, так, как сейчас ФССП продает на аукционах залоговое имущество. Очевидна коррупционная составляющая законопроекта. Также он дает широкое поле для мошенничества. Сделать одинокого старика, владеющего хорошей квартирой, «должником» для мошенников не представляет труда. А дальше уже на законных основаниях он лишается квартиры. И не нужны никакие черные риелторы.

Кроме того, как известно, закон обратной силы не имеет. И если кредиты брались в условиях, когда единственное жилье не являлось предметом залога, странно превращать его в таковой решением одной из сторон. А самое главное: что государство собирается делать с тысячами «новых бездомных»?

Светлана Алексеева, заведующая Усть-Вымским филиалом республиканской Общественной приемной главы Коми:

– Думаю, это будет разумно, так как человек должен платить свои долги. Но должнику все-таки надо оставить часть средств от стоимости его шикарного жилья для приобретения более скромного – по средствам.

Руслан Искандаров, руководитель Коми региональной патриотической общественной организации «АРТЕЛЬ»:

– Оговорка законопроекта про то, что приставы должны выделять должнику минимальную сумму, достаточную для покупки нового жилья, соответствующего по площади установленным нормативам, выглядит малоубедительно. Особенно для людей, которым довелось на практике столкнуться с системой реализации конфиската. В ряде регионов России этим делом занимаются не сами приставы, а аккредитованные ими коммерсанты, которые то и дело попадаются на десяти и более кратном занижении стоимости реализуемого имущества.

В пояснительной записке к документу авторы законопроекта утверждают, что необходимость разрешить продавать единственное жилье должника основывается на том, что действующее законодательство нарушает баланс интересов между должником и кредитором в пользу первого. Между тем общеизвестно, что львиная доля долгов, которые взыскивают с граждан приставы, – это долги по ЖКХ и по банковским кредитам, абсолютное большинство которых на деле есть не что иное, как следствие разрешенного ЦБ кредитного рэкета. Особенно актуально это в отношении так называемых микрофинансовых организаций и банков, которые специализируются на потребкредитовании. Они заманивают потребителей выгодными предложениями, а затем берут в финансовую кабалу, накручивая немыслимые проценты. При этом доказать что-то в суде довольно сложно: в последние годы финансовые спекулянты сумели сформировать удобную для себя судебную практику. Наименее защищенными от таких деятелей оказываются самые беззащитные слои населения – многодетные семьи, одинокие матери и пенсионеры. В случае принятия нынешней инициативы минюста можно прогнозировать, что именно последняя категория населения пострадает больше всех. Просто потому, что действующий норматив жилой площади составляет 18 квадратных метров на человека, то есть существенно меньше, чем средняя «однушка».

Вячеслав Попов, юрист из Корткероса:

– Я против. Нельзя так издеваться над нашими гражданами, вынося на рассмотрение такой законопроект в сегодняшней экономической ситуации. Последствия, при которых человека выбрасывают на улицу, лишая единственного имущества, будут ужасными. В первую очередь минюст должен обратить внимание на регулирование работы кредитных организаций. Некоторые наши банки выдают ипотечные кредиты людям, которые заведомо не могут его погасить. Нужно сохранить данную норму закона, а именно запрет на изъятие единственного жилья должника и его семьи, за исключением недвижимости, являющейся объектом ипотеки.

Дмитрий Латынин, депутат совета Усинска:

– Думаю, что такой законопроект теоретически имеет право на жизнь. Его принятие может стать действенной мерой в борьбе со злостными должниками, которые не имеют официального дохода, но при этом живут не по средствам и не возвращают долги. Однако практически большинство должников наверняка проживает в условиях стесненности и во вторичном жилом фонде, от реализации которого средств на погашение задолженности не хватит. Кроме того, кто будет определять минимальные размеры жилья, достаточного для жизни, в спорных случаях, какими будут минимальные нормативы неприкосновенности? Не получится ли, что «уплотнение» квартир или продажа их части станет коррупционной сферой и, как следствие, приведет к росту числа лиц без определенного места жительства?

Александр Семенчин, юрис-консульт из Сысольского района:

– Считаю, что единственное жилье человека и его семьи должно оставаться неприкосновенным в любом случае. На данный момент государство не может обеспечить достойный обмен взыскиваемого жилья на более дешевый и в то же время достойный вариант. Считаю, что попытки выселения человека, а тем более его семьи, детей из единственного жилья могут повлечь социальное недовольство. Это может стать последней чертой терпения.

«Республика» продолжает совместный проект с Общественной приемной главы Коми. Помимо постоянных экспертов участие в традиционном еженедельном опросе на злободневные и спорные темы принимают члены республиканского экспертного совета, чьи комментарии собирают специалисты Общественной приемной.

 

6 ответов на Единственное жилье у должников – забрать или оставить?

  1. Валентина О.:

    А на Западе и в Америке нормы жилья какие? Там, кстати, нормой считается количество комнат n+1. А пенсии и зарплаты какие, чтоб такое жилье оплачивать? А прожиточный уровень? Ей-богу, у нас государство превращается в живодерню…

  2. Валентина О.:

    И вообще, сделайте (по закону) нормой жилья собачью будку… Вы ведь все можете…

  3. Наталья:

    Слов нету твари.

  4. 123:

    Сегодня отнимут жилье по закону для своего дальнейшего обогащения,а завтра по закону заставят отдать ВНУТРЕННИЕ ОРГАНЫ ДЛЯ СВОЕГО ЛЕЧЕНИЯ И СВОИХ РОДСТВЕННИКОВ!!!!!

  5. Елена:

    У меня 10 февраля 2017 года судебный пристав-исполнитель выставляет квартиру на публичные торги,я прошла все суды,кроме кассации,банально нет денег на адвоката. Квартира в залоге,но не куплена на деньги банка,а досталась мне от мамы по наследству,через три месяца после получения кредита случились обстоятельства непреодолимой силы — пожар,сгорело всё, в том числе и заёмные деньги.Проживаем и прописаны шесть человек,в том числе дети 12 и 6 лет мои внуки,дочка одинокая мать.Все на стороне банка:суд,пристав-исполнитель.Ни одно решение суда,а их более десятка ни в мою пользу.Чтобы я не делала,куда только не писала,самостоятельно конечно, нет денег на дорогостоящие услуги юристов.Ни сегодня завтра семья,точнее три семьи останутся на улице.Если есть хоть какая то возможность помочь мне,помогите пожалуйста.

Добавить комментарий