Дом необычных детей

Печально «прославившийся» в прошлом печорский интернат с новым руководителем стал едва ли не образцовым учреждением

Обстановка в социальном учреждении – порядок, материальное положение, качество оказываемых услуг – в первую очередь зависит от руководителя. Такое мнение высказал врио главы Коми Сергей Гапликов на состоявшемся в марте координационном совещании по обеспечению правопорядка. В качестве примера он привел историю печорского детского дома-интерната для умственно отсталых детей, в котором побывал во время посещения социальных учреждений республики.

?

?

Если бывший директор этого интерната была судима за нарушения закона и отправилась в колонию, то ее преемник сумел навести в заведении порядок, близкий к идеальному. Корреспондент «Республики» решила выяснить, как изменилась жизнь в этом интернате.

Напомним, бывший директор печорского дома-интерната для умственно отсталых детей была приговорена к четырем годам лишения свободы в колонии общего режима. Суд признал ее виновной в совершении ряда преступлений с использованием служебного положения, в том числе – в расходовании пенсий воспитанников на общую сумму свыше 2,3 миллиона рублей. Были при прежнем директоре в интернате и «мертвые души»: люди, которые на работе лишь числились, их обязанности исполняли другие сотрудники, а зарплату получала директор. Приговор женщине был вынесен в 2011 году, но уголовное дело было возбуждено намного раньше, в 2010-м, тогда она и была уволена с должности директора интерната.

В том же 2010 году в республиканской отрасли социальной защиты сменился руководитель – агентство по соцразвитию возглавил Илья Семяшкин. Заступив на должность, он сразу обратил внимание на проблемы печорского дома-интерната для умственно отсталых детей (кстати, единственного в Коми интерната такого типа) и принял, как показало время, верное управленческое решение: предложил стать директором учреждения бывшему сотруднику милиции Сергею Шахтарову. Он и руководит интернатом до сих пор.

При всем «скандальном прошлом» интерната материальное оснащение учреждения, по воспоминаниям Сергея Шахтарова, было вполне приличным, «восстанавливать с нуля» не пришлось. Разве что моральный климат в коллективе оставлял желать лучшего. Некоторые работники, которым приходилось при прежнем руководителе трудиться «за двоих», были уверены, что им платят слишком мало, возникало, как выразился Сергей Шахтаров, «непонимание по самым разным вопросам».

С каждым конфликтом, с каждым недовольным человеком новому руководителю приходилось разбираться, проводить «разъяснительную работу». Вот тут и пригодился приобретенный в милиции опыт общения с самыми разными по темпераменту людьми. В конечном итоге удалось достичь согласия. По словам Сергея Шахтарова, в целом в работу учреждения он внес одно принципиально важное изменение – стал предъявлять более жесткие требования к поставщикам продуктов и товаров.

– Человеку, который возглавил такое учреждение, пригодится не только милицейский, но и вообще весь его жизненный опыт, – заметил Сергей Шахтаров. – Специфика здесь сложная, надо разбираться во многих вопросах – начиная от ухода за лежачими больными до оформления юридических документов. Ведь дети, которые живут в нашем интернате, являются гражданами России со всеми предусмотренными законодательством правами и обязанностями.

Дети, которые находятся в этом интернате, не способны обслуживать себя, палаты социального учреждения – это практически вся их жизнь с раннего детства. И цель работников учреждения – сделать эту жизнь если не счастливой, то хотя бы комфортной и безопасной. Журналистов в палаты директор не пускает, охраняя покой своих воспитанников, фотосъемка их тоже исключена – уже по этическим соображениям.

– Не надо думать, что наши дети находятся совсем уж в бессознательном состоянии. У нас ведь не реанимация, а интернат для детей, хоть и очень ограниченных в возможностях. Некоторые передвигаются внутри палаты, по-своему могут друг с другом общаться, все улыбаются, сердятся – в общем, проявляют эмоции, смотрят или слушают телевизор. Кому-то из детей прививают навыки первичного самообслуживания, то есть они могут позвать персонал, показать, что хотят кушать, например, – рассказывает о внутренней жизни учреждения Сергей Шахтаров.

В интернате живут семьдесят шесть детей из разных городов и районов республики. Судьбы их очень похожи. Рождение ребенка с таким тяжелым заболеванием – всегда трагедия для семьи. Не все родители выдерживают такое испытание.

Тому, кто не сталкивался с такими детьми, сложно представить, что испытывают родители, когда понимают, что их ребенок никогда не сможет ходить, никогда не начнет говорить, не назовет их мамой и папой. Бывали случаи, когда один из родителей, не справившись с возникшими проблемами, уходил из семьи. Само существование интернатов для таких детей позволяет не только обеспечить воспитанникам квалифицированный уход, но и сохранить семьи, дает возможность родителям вести активную жизнь, работать, воспитывать других детей. При этом они всегда могут навестить ребенка, в интернате созданы все условия, чтобы дети и родители могли провести время вместе.

Правда, не всех детей навещают родители, некоторые отказываются от ребенка с таким заболеванием и забывают о его существовании (хоть и выплачивают ему алименты). Деньги, не только алименты, но и пенсии по инвалидности, как пояснил Сергей Шахтаров, копятся на личном счете воспитанника, поскольку дети находятся на полном государственном обеспечении, в том числе обеспечиваются и дорогостоящими лекарствами, необходимыми им по медицинским показаниям.

Родители, которые не покинули своих детей, действительно могут приехать в интернат в удобное для них время. Хоть воспитанники этого учреждения из-за своих тяжелых заболеваний по-своему осознают действительность и не всегда могут выразить чувства, видно, как они буквально преображаются, когда смотрят на родных людей. Может, им и не произнести заветные слова «мама» и «папа», но понятно, что дети рады гостям. Вместе родители и дети могут провести несколько часов: свидания коротки прежде всего в интересах самого ребенка – все-таки ему лучше находиться под присмотром профессионалов. Для родителей такие встречи – возможность убедиться, что за ребенком хорошо ухаживают, что он сыт, вымыт и в тепле.

– Когда я привезла сына в печорский интернат, я удивилась, насколько там тепло, – вспоминала во время разговора со мной мать одного из воспитанников Надежда. – Тепло не только в физическом смысле, но и в моральном. Ожидала увидеть серые унылые казенные стены, застиранное казенное белье, а там так чисто, светло и именно тепло по-домашнему.

Помню, как тогда поразили меня шторы и пододеяльники – яркие, желто-синие, будто солнечный свет разлился по небу. По всей обстановке видно, что в интернате работают очень добрые люди, которые понимают, что нашим необычным детям нужно и особое отношение. Я не называю своего сына больным или еще как-то, он у меня просто необычный.

Завершилось пребывание сына Надежды в интернате неожиданно счастливо. Обычно после совершеннолетия воспитанников отправляют в такие же интернаты для взрослых, но этого юношу проводили в родной дом. Надежда нашла возможность заботиться о повзрослевшем сыне.

– И проводили нас с сыном очень достойно. Помогли, как говорится, не словом, а делом, – рассказывает собеседница. – Дали машину, до вагона нас сопровождал соцработник. Даже передать невозможно, насколько я благодарна директору интерната за его понимание наших проблем и доброе отношение. К нему можно было обратиться с любой просьбой, и он всегда шел навстречу.

Надежда призналась, что Сергей Шахтаров для нее до сих пор почти как член семьи, и она была бы рада, если бы он приехал в гости.

Шестнадцатилетний сын Ирины живет в интернате не первый год.

– Там домашняя обстановка, очень хороший уход, – делится впечатлениями мать. – Мы спокойны за ребенка, он в хороших руках. Сергей Михайлович (Шахтаров – прим. автора) всегда на связи, созваниваюсь с ним каждый месяц, чтобы узнать, как там сын. Предлагала материальную помощь, мало ли что нужно. Но Сергей Михайлович каждый раз отказывался – нет, говорит, ничего не надо, у нас все есть.

Сергей Шахтаров подтвердил, что обеспечение учреждения, как финансовое, так и материальное, на высоте:

– Если бы не было хорошего финансирования, не было бы и такой положительной оценки со стороны. Мы действительно ни в чем не нуждаемся. А ухаживать за детьми – это наша работа, и мы ее добросовестно исполняем. И, пользуясь случаем, хочу выразить глубокую благодарность всем без исключения работникам интерната за их тяжелый, но такой нужный труд.

Людмила ВЛАСОВА
Фото предоставлены ГБУ РК «Республиканский печорский детский дом-интернат для умственно отсталых детей»

?

?

?

?

Добавить комментарий