Александр Хохлов: «Специалисты из-за рубежа не отнимут работу у наших земляков»

В 2018 году в Коми вступит в силу программа «Соотечественники», направленная на привлечение в республику высококвалифицированных специалистов из числа соотечественников из стран СНГ и зарубежья. Проект проходит многоэтапное утверждение. Обязательное условие – это поддержка Министерства внутренних дел России, которая недавно была получена. О том, почему возникла необходимость в разработке такой программы, и об условиях участия в ней в интервью «Республике» рассказал начальник Управления занятости населения Министерства труда, занятости и социальной защиты РК Александр Хохлов.

– От людей, испытывающих трудности в поисках работы, нередко приходится слышать, что сложности с трудоустройством создают работники, приезжающие из других государств. В то же время появление подобной программы свидетельствует о том, что региону не хватает собственных специалистов?

– В последние годы проблема «захвата рабочих мест иностранными рабочими» заметно пошла на убыль. Я бы даже сказал, в Коми ее практически не существует. Несколько лет назад это еще было возможно, потому что иностранные работники составляли хоть сколько-нибудь значимый процент от общего числа занятых в республике. В среднем их было около пяти-шести тысяч человек, где-то примерно один процент от общего числа занятых. И возможно, кому-то казалось, что это много. На самом деле сейчас, по официальной статистике Управления по вопросам миграции, количество приезжающих к нам работников настолько мало, что такого не было с 2009 года. За первые пять месяцев этого года выдана всего одна тысяча разрешений на работу. При приблизительном подсчете за год это будет 2-2,5 тысячи. Получается, что у нас общее количество приезжих работников не составляет и половины процента от общего числа занятых. И это никоим образом не сказывается на шансах людей получить работу. Мы можем с полной уверенностью говорить, что в Коми полностью выполняется поручение главы по приоритетному трудоустройству местного населения. И то небольшое число приезжих, которые в основном и работают-то на нефте- и газодобывающих производствах и в строительстве, никак не мешает трудоустройству местного населения.

– Кто может претендовать на статус соотечественника?

– Это те люди, с которыми у нас когда-то была общая родина – Советский Союз, и они сейчас проживают в субъектах СНГ или в зарубежных государствах. К примеру, у нас было немало людей, эмигрировавших в Германию, которые потом захотели вернуться в Россию. Но, естественно, программа отнюдь не предусматривает возврат всех соотечественников на историческую родину. Она ориентирована на привлечение в республику только высококвалифицированных работников. И в первую очередь медиков и педагогов, которых у нас катастрофически не хватает. Заполненность медперсоналом в наших лечебных учреждениях – на уровне 60 процентов. Это означает, что нам не хватает более полутысячи медиков. И регион готов принять медперсонал, владеющий русским языком, из любых государств. При условии, что их дипломы будут у нас признаны. Пусть это будут даже люди предпенсионного возраста. Возраст 45-55 лет не такой уж пожилой, а для специалиста это даже время профессионального расцвета.

Вторая категория участников программы – это педагоги. У нас сейчас 400 свободных учительских вакансий. Да, частично они будут закрыты за счет выпускников этого года. Но мы уже подошли к тому периоду, когда большая часть учителей в школах – пенсионеры. Поэтому, если к нам приедут учителя из числа соотечественников, мы тоже будем их поддерживать. Кроме этих двух категорий, никто в эту программу попасть не может. Поэтому никаких опасений по поводу того, что к нам приедет много людей, которые займут рабочие места, быть не должно. Тем более и число участников программы ограничено 150 в год. Это совсем немного. Даже если в школы вдруг пожелают вернуться те педагоги из Коми, которые там давно не работают, эта программа никак им не помешает это сделать.

Вообще, низкий процент иностранных работников характерен не только для Коми, но и для многих регионов Северо-Запада, за исключением Санкт-Петербурга. Все регионы Сибири и Дальнего Востока предпринимают специальные меры для того, чтобы к ним не приезжали работники из Китая и Кореи. В свою очередь южные регионы предпринимают меры для того, чтобы пресечь приток работников из Средней Азии. Западные – чтобы не было большого притока из Украины. А у нас в Коми такой проблемы вообще нет.

– Может, когда люди жалуются на гастарбайтеров, отнимающих у них работу, речь идет о тех, кто работает в республике нелегально?

– Скорее, речь идет о тех людях, которые к нам приехали давно, на протяжении многих лет получали разрешения на временное проживание, а сейчас имеют вид на жительство и, возможно, даже претендуют на гражданство. У нас немало таких людей, но они не являются иностранными работниками. К примеру, когда начались проблемы на Украине, к нам много людей приехало из Донбасса. Они три года у нас отработали, возвращаться на Украину не собираются и хотят остаться здесь. У нас немало работников и из других республик, которые живут здесь давно и уже получили гражданство. Если они у нас успешно работают, то почему мы не можем им позволить здесь остаться?

Что касается нелегальных мигрантов, у нас их практически нет. Во-первых, Управление по делам миграции министерства внутренних дел регулярно проводит проверки и рейды. Во-вторых, по причине того, что у нас небольшая плотность населения, каждый новый человек на виду. И в случаях, когда только кто-то заподозрит нелегала, люди нам звонят. Я не говорю, что у нас совсем нет проблемы нелегалов. В поселке Водный под Ухтой есть центр временного содержания иностранных граждан, которые ожидают выдворения. Да, они есть, но общее количество мест в этом центре не превышает пятидесяти. В целом же по республике в год их бывает не больше ста-двухсот, и они точно не влияют на ситуацию на рынке труда. Бывает, молодые люди приезжают в Коми к своим девушкам из иностранных государств и пытаются здесь работать нелегально. Но это практически невозможно. У нас, если где и можно затеряться, то только в Сыктывкаре. В других муниципалитетах это практически невозможно, там все на виду.

Более того, с этого года отдельные предприятия сократили количество заемного персонала. Жешартский комбинат когда-то использовал иностранную рабочую силу, работников из других регионов страны. А сейчас, кроме небольшого числа работников из соседней Архангельской области, там чужих никого нет. И свободные вакансии всегда есть. Предприятие динамично развивается, рабочие получают нормальную зарплату и полный соцпакет. Если кто-то из жителей республики пожелает работать на Жешартском фанкомбинате вахтовым методом – пожалуйста, у них есть возможность жить в общежитии при комбинате. Но не очень многие, к сожалению, торопятся ехать туда на работу.

В апреле-мае этого года вместе с нашими центрами занятости мы провели ярмарки рабочих мест и скайп-собеседования с предприятием «ЛУКОЙЛ-энергосети», которое недавно начало работать на Яреге близ Ухты. Туда принимали работников самой разной квалификации. В настоящее время сто человек устроились туда через центры занятости. До конца года мы обязательно еще раз проведем такие онлайн-встречи с этим предприятием. А вообще, думаю, любое предприятие было бы радо, если бы к ним приехали высококвалифицированные иностранные специалисты. Яркий пример – Монди СЛПК. Когда там был запущен инвестиционный проект, туда приезжали специалисты из Австрии, Словакии, Чехии. Их опыт на предприятии переняли, и сейчас на этих должностях работают наши специалисты. Ничего плохого в таком точечном привлечении специалистов нет.

– Какие виды поддержки для приезжих специалистов предусмотрены программой «Соотечественники»?

– Во-первых, это единовременные пособия: 25 тысяч рублей – на приезжающего специалиста и по 15 тысяч рублей – на каждого члена семьи. Также на условиях социального найма они могут быть обеспечены квартирами или иными жилыми помещениями.

– Но как раз с жильем-то у нас все не так уж хорошо. Если бы муниципалитеты могли предоставлять жилье, то и местные учителя и врачи поехали бы туда работать.

– Именно из-за проблем с жильем Сыктывкар и Сыктывдинский район нами вообще не рассматриваются в качестве участников программы. Что касается северных муниципалитетов, то свободного жилья там хватает.

– А если, например, сельский район нуждается во врачах и учителях, а жилья предоставить не может. Как быть?

– Участвовать в программе может только тот район, который готов предоставить специалистам жилье. Еще раз уточню: это не обязательно может быть квартира. Это может быть и комната в общежитии. Кроме того, участникам программы обеспечивается обязательное медицинское страхование, предоставление социальных услуг, необходимых для нетрудоспособных членов семей. Например, ребенку-инвалиду или престарелому. И наконец, для них предусмотрено ускоренное получение российского гражданства: они могут получить гражданство за один год. Подводя итог, скажу: программа «Соотечественники» пользуется большим спросом в соседних регионах. Например, в Вологодской области количество желающих приехать в рамках программы очень велико.

Фото Ярослава СЕВРУКА

Добавить комментарий