Участников ОПС Гайзера будут судить в республике

Так называемое «дело Гайзера» может быть передано для рассмотрения по существу в Верховный суд Коми. Об этом в четверг сообщил исполняющий обязанности председателя Верховного суда РК Александр Хамицевич, отвечая на вопросы журналистов в ходе пресс-конференции, посвященной итогам года. Александр Хамицевич напомнил, что по УПК РФ уголовное дело подлежит рассмотрению в суде по месту совершения преступления (или большинства преступлений), но подчеркнул, что решает вопрос о территориальной подсудности орган, который направляет дело в суд.

«Дело Гайзера» может рассматриваться в пристройке к сыктывкарскому СИЗО № 1.

Александр Хамицевич провел аналогию с уголовным делом экс-губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина и троих его заместителей, которые обвиняются в получении взяток на сумму 522 миллиона рублей. После завершения расследования генпрокуратура направила уголовное дело в суд Южно-Сахалинска. Туда же были этапированы фигуранты уголовного дела, сейчас они содержатся в СИЗО. Впрочем, по мнению Александра Хамицевича, в ближайшие месяцы вряд ли стоит ожидать этапирования в Коми фигурантов «дела Гайзера»: они только начали знакомиться с материалами уголовного дела и с учетом объема документов завершат процедуру наверняка не скоро.

Можно предположить, что громкий процесс над представителями бывшего руководства Коми пройдет в пристройке к сыктывкарскому СИЗО №1, специально возведенной для рассмотрения уголовных дел с большим количеством фигурантов. В прошлом эта пристройка была возведена для суда над представителями «логиновской» группировки, орудовавшей в Эжвинском районе Сыктывкара. Сейчас там рассматривается дело воркутинской группировки Ифы-Козлова, процесс начался в декабре 2014 года. По словам Александра Хамицевича, процесс на завершающем этапе, идут допросы подсудимых, осталось допросить троих фигурантов. Дату вынесения приговора прогнозировать пока сложно.

Александр Хамицевич отметил, что дело «ифовской» группировки рассматривается более двух лет – в настоящее время это единственный настолько продолжительный процесс в Коми. По данным Верховного суда РК, большая часть  уголовных дел (более 4 тысяч, или 85 процентов от общего количества) рассматривалась в срок до трех месяцев, 663 процесса продолжались от трех месяцев до года, от года до двух тянулись тринадцать дел. Свыше двух лет рассматривается дело «ифовской» группировки. Такой срок в данном случае объясняется сложностью и многоэпизодностью дела, большим количеством лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Но, к сожалению, не во всех случаях можно привести эти аргументы: по мнению Александра Хамицевича, иногда имеет место и определенная неорганизованность работы судьи, что приводит к увеличению сроков рассмотрения уголовного дела. Сроки рассмотрения уголовных дел находятся на постоянном контроле руководства Верховного суда РК.

Всего в 2016 году окончено производством в городских и районных судах 4689  уголовных дел, что на четыре процента меньше, чем в 2015 году. Осуждены 4677 граждан, 48 процентов осужденных приговорены к наказанию в виде реального лишения свободы. Этот показатель в Коми традиционно выше, чем в среднем по России (33 процента). Александр Хамицевич объяснил такую тенденцию спецификой региона: в Коми высок уровень рецидивных преступлений.

За прошлый год в регионе рассмотрено меньше (по сравнению с прошлым годом) уголовных дел об убийствах (в 2015 году – 81 уголовное дело, в 2016 – 78), меньше стало уголовных дел по фактам причинения тяжкого вреда здоровью, грабежам и вымогательствам. Существенно (с 679 в 2015 году до 491 в 2016 году) снизилось количество уголовных дел о незаконном обороте наркотиков. Значительно меньше стало уголовных дел о даче взятки, зато число дел о получении взятки по сравнению с позапрошлым годом выросло почти в три раза (с 10 до 28). Примерно на одном уровне из года в год держится число уголовных дел по фактам краж – более 1600.

Александр Хамицевич отметил, что некоторые жители Коми иногда неправильно понимают работу суда в части избрания для обвиняемых в совершении преступлений меры пресечения. Как поняли журналисты, речь шла об избрании меры пресечения для vip-персон, обвиняемых в совершении коррупционных преступлений, но помещенных под домашний арест. Александр Хамицевич подчеркнул, что суд избирает меру пресечения для обвиняемого по ходатайству органа предварительного расследования. И если орган предварительного расследования ходатайствует о домашнем аресте обвиняемого, то суд не может избрать более тяжелую меру пресечения.

Людмила ВЛАСОВА

Фото Дмитрия НАПАЛКОВА

Добавить комментарий