Бадьёльск –родина Уляшевых

Верхневычегодская деревенька Бадьёльск даже по меркам Усть-Куломского района – глубинка. От райцентра до деревни почти сто километров, сотовой связи здесь нет, и кажется, что попал в прошлое. Неудивительно, что массовый турист сюда не едет, да и среди жителей республики лишь единицы могут похвастаться тем, что бывали в Бадьёльске и пили там чай. «Республика» продолжает открывать для читателей интересные места родного края. Наш корреспондент побывал в Бадьёльске. Историю родной деревни поведала местный краевед и библиотекарь Нина Уляшева. Гостеприимная хозяйка встретила не только хлебом-солью, но также морошкой и груздями. Нина Уляшева, которая разработала туристический маршрут по Бадьёльску, провела экскурсию по деревенским улицам и рассказала о местных достопримечательностях.

Студенческий фотоальбом

Бадьёльск прославился тем, что масштабная коллекция фотоснимков его жителей и строений деревни стали одним из основных документов по изучению дореволюционной истории Коми края. Их можно увидеть во многих книгах, журналах и альбомах. Вошли они и в экспозицию Российского этнографического музея. И все это благодаря тому, что в начале прошлого века путешествие в зырянский край совершил питерский студент Сергей Сергель.

Неуемная страсть к открытиям и путешествиям привела в глухой северный угол Усть-Сысольского уезда Вологодской губернии
23-летнего студента естественного отделения физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета Сергея Сергеля. В 1906 году он пять месяцев – с мая по сентябрь – прожил в деревне Бадь-ёль Помоздинской волости (так тогда именовался Бадьёльск). Название деревни на русский язык переводится как «Ивовый ручей».

Результатом его «добровольной ссылки» стала большая (почти полтысячи экземпляров!) коллекция предметов культуры и быта коми народа, хранящаяся ныне в Российском этнографическом музее, рукопись с чертежами о зырянских постройках и вышедшая в 1928 году книга «В зырянском крае». А также две сотни высокохудожественных фотоснимков, запечатлевших дореволюционный быт коми крестьян. Они не менее интересны, чем снимки его известного современника и тезки Сергея Прокудина-Горского, который объездил значительную часть Российской империи, фотографируя старинные храмы, монастыри, заводы, виды городов и разнообразные бытовые сцены.

В биографии Сергеля много загадок. Например, совершенно непонятно, почему автор изменил в книге датировку своей экспедиции в Коми край. Он пишет, что совершил путешествие в 1914 году, когда началась Первая мировая война.

Амбар – памятник советского прошлого.

Родился Сергей Иванович Сергель в 1883 году в местечке Синявка Слуцкого уезда Минской губернии в семье волостного писаря. В 11-летнем возрасте поступил в могилевскую гимназию, проучившись там десять лет вместо обычных восьми и закончив ее в 1904 году. Еще будучи гимназистом, в 1903 году Сергей Сергель предпринимает в одиночку дальнее и авантюрное путешествие по реке Печоре, куда он отправился, по его собственным словам, «побуждаемый любознательностью и страстью к путешествиям». Выехав из Чердыни на лодке, он поднялся до верховьев Колвы, перебрался волоком в приток Печоры – Унью и дошел почти до верховьев Печоры. Затем пешком отправился в горы южной части Северного Урала. Во время странствия юный исследователь впервые познакомился с представителями экзотических для него народов: коми-зырянами и ижемцами, манси, ненцами, а также с русскими старообрядцами.

И когда спустя три года его вновь потянуло на Север, бедный студент решил совместить приятное с полезным. Для этого в феврале 1906 года Сергей Сергель написал заявление в этнографический отдел Русского музея с просьбой выделить ему тысячу рублей для сбора коллекций и этнографического обследования зырян. Прошение удовлетворили, и уже весной он отправился на пароходе из Вологды на север по реке Сухоне. В Великом Устюге пересел на вычегодский пароход и через несколько суток сошел в Усть-Сысольске. Здесь он узнал и записал в своем походном дневнике, что «уголовные хулиганили на кладбище, на одной квартире была пьяная драка, одного политссыльного выслали в дальнюю деревню, а двое сбежали». Из столицы зырянского края будущий этнограф отправился вначале по реке, а затем по берегу в верховья Вычегды, где надеялся, по его словам, найти «более интересное место для наблюдений за жизнью зырян». Этим местом оказалась деревня Бадь-ёль, куда он добрался в конце июня 1906 года, где и прожил до конца лета в доме старика Вась-Ивана Уляшева. Сын хозяина Иван-Терентий был типичным крестьянином своего времени: «сильный и сухой мужик лет сорока смотрел неторопливо и зорко, на голове имел шапку черных волос и черную же бороду и всегда работал. Не работал лишь тогда, когда ел или спал. Ел мало, водки вовсе не пил. У него было четверо детей. В его семье я прожил довольно долго и за все время не слышал ни одной ссоры, ни одного звука в повышенном тоне».

На пашне (1906 год). Фото Сергея Сергеля.

В зырянских лесах

В своей книге Сергель достаточно подробно описывает антропологический тип устькуломцев с их «умеренной скуластостью», типы жилых и хозяйственных построек, их внешний вид и внутреннюю планировку – в чем зыряне оказались, по мнению автора, стоящими выше русских, традиционную пищу и одежду – охотничий лузан, шерстяные чулки. Чтобы полностью погрузиться в жизнь коми деревни, питерский студент участвует в сенокосе и разработке лесной подсеки под поле, подробно описывая не только сам трудовой процесс, но и используемые орудия труда, попутно дает общую характеристику хозяйства коми. Немало страниц посвящено описанию лесозаготовки, которая в те времена являлась главным источником существования многих коми крестьян. Сергель посетил Коми край летом, поэтому мог лично наблюдать только сплав леса. Однако он дает подробное и развернутое описание всего трудового процесса лесозаготовки – с осени, когда начиналась рубка леса, и до весеннего сплава.

Для того чтобы досконально изучить охоту и рыболовство, исследователь решает поближе познакомиться с бытом охотников непосредственно в охотничьих угодьях, расположенных далеко от деревень. В конце августа, перед открытием осеннего сезона охоты, он купил пыж – лодку местной работы, на которой отправился в плаванье к верховьям Вычегды. Его целью было посмотреть, что представляют собой охотничьи избушки – вöр-керки. Это путешествие по безлюдной местности заняло почти двое суток. Однажды ночью Сергель стал свидетелем сцены рыбной ловли способом лучения и очень поэтично описал это в своей книге: «Глухой ночью меня разбудило пение. Все большее и большее пространство реки загоралось ярким светом, и вот из-за мыса показалось яркое пламя. Три лодки бесшумно скользили вниз по реке – рыбаки лучили рыбу. Лодки плыли рядом. На средней горел огонь, и в носовой ее части стоял старик с острогой в руках. В боковых лодках сидели на кормах два рыбака и пели протяжную песню. Облитая заревом группа проплыла мимо меня и скрылась за изгибом реки».

За два дня пути по безлюдной реке ему встретились только две вöр-керки, в последней из них он остановился. Здесь Сергель провел несколько дней, знакомясь с бытом охотника-промысловика. В его книге содержатся подробные описания вöр-керки и хозяйственных построек охотничьего хутора, а также способов охоты и сопутствующего этому промыслу инвентаря. Все это сопровождается точными рисунками охотничьих снастей для лова птиц и зверей. Обратный путь до Помоздино, а затем и до Усть-Сысольска прошел на лодке. Во время плавания Сергель пережил несколько опасных приключений и вкусил в полной мере «удовольствия» экстремального туризма по северной реке в осеннюю непогоду.

Нина Уляшева – наш гид по истории Бадъёльска.

Уже через десять месяцев после возвращения из Коми края, в начале лета 1907 года, Сергель вновь по поручению этнографического отдела отправился в следующее путешествие – к саамам Норвегии и Финляндии. Почти год прожил в норвежской тундре, о чем и рассказал в изданной в 1927 году книге «Год кочевки с лопарями».

В 1913 году Сергель получил свидетельство об окончании университета. Сведения о дальнейшей его жизни весьма скудны. Известно, что в 1915-1916 годах работал в городе Вельске Вологодской губернии чиновником удельного округа Министерства имперского двора и уделов. В двадцатые годы преподавал географию в Волоколамском зооветеринарном техникуме (Московская область). С 1930 года жил в Москве, работал инженером-географом в научно-исследовательском институте гражданского воздушного флота. Тогда же написал заявление в Комитет Севера при Президиуме ВЦИК, в котором просил назначить его краеведом на одну из северных культбаз. Но назначения не получил. Умер Сергель в Москве в 1955 году. Он, его жена и дети похоронены на Донском кладбище столицы.

В Бадьёльске до сих пор сохранились некоторые дома, запечатленные Сергелем, и живут потомки тех крестьян, которые попали в объектив его фотокамеры. В 2006 году Нина Уляшева и ее муж Александр при поддержке Национального музея Коми переиздали небольшим тиражом книгу Сергея Сергеля «В зырянском крае».

На большом воздушном шаре

– Зимой 1933 года здесь приземлялся воздушный шар, аэростат, – рассказала нам еще одну историю про родной край Нина Уляшева. – Никто не ожидал такого. Первыми аэронавтов встретили лесорубы, помогли им нести вещи и приборы. Жители деревни прибежали к месту посадки и встретили воздухоплавателей с большим пиететом, пригласили в дом, помогли доставить вещи, обеспечили охрану имущества и приборов.

Судя по всему, в конце двадцатых – начале тридцатых годов прошлого века воздушные шары летали над коми пармой не так уж и редко. Так, 13 сентября 1926 года в поселке Нювчим приземлился воздушный шар-аэростат из Москвы. Пилоты-воздухоплаватели Павел Федосеенко и Николай Слифтерьев преодолели расстояние от столицы СССР до Нювчима за 17 часов 39 минут. 1 мая 1927-го в уральских лесах потерпел крушение вылетевший 30 апреля по маршруту Москва – Тобольск аэростат Осоавиахима СССР с аэронавтами Виктором Семеновым и Иваном Зыковым. Их полет был посвящен 10-летию Октябрьской революции. Неделю спустя коми охотники Иван Мезенцев и его внук Александр Мартюшев подобрали аэронавтов на реке Нирим (приток Илыча) и вывезли их на лодке в селение Укъюдин. Затем их переправили в Троицко-Печорск, а оттуда в Помоздино и в Усть-Сысольск. В письме в редакцию газеты «Югыд туй» Виктор Семенов выразил благодарность коми народу.

19 февраля 1933 года у деревни Бадьёльск приземлился сферический аэростат с двумя аэронавтами из Татарии. Полет из Казани до коми глубинки продолжался тридцать часов. В Усть-Куломе аэронавты В.Абрамович и А.Модестов были гостями на торжественном районном заседании, посвященном 15-летию Красной армии. Пилоты на пути следования шара должны были изучать воздушные потоки, климатические условия, способности своей «машины» при влажности и оледенении. Перелет был рассчитан на 72 часа без посадки. Облетев территорию Татарстана, аэростат попал в снегопад. Чтобы обойти его, пришлось подняться выше облаков. И аэростат унесло на север. Утром 19 февраля экипаж увидел скованную льдом Вычегду и людей. Так они и попали в Бадьёльск.

– В середине семидесятых годов прошлого века все население деревни в целях безопасности три раза эвакуировали во время испытаний ракет, – привела Нина Уляшева еще один пример связи бадьёльцев с небесной стихией. – Отвозили жителей в Помоздино. К счастью, все закончилось благополучно. Только ступени ракеты упали в трех километрах от деревни – в болото около ручья Бадь.

Сто двенадцать Уляшевых

В центре деревни стоит памятный мемориал. На нем портрет героя Русско-японской и Первой мировой войн Егора Уляшева, а также список не вернувшихся с фронтов Великой Отечественной войны жителей деревни. Почти все они Уляшевы.

Жители Бадъёльска (1906 год). Фото Сергея Сергеля.

– Егор Ефимович – полный кавалер Георгиевских крестов, – поведала о своем земляке Нина Уляшева. – В Вологодской губернии всего два человека удостаивались всех четырех Георгиевских крестов. Один из них Егор Ефимович. Он прославился еще в Русско-японскую войну. Рассказывают легенду, как его взвод попал в плен. Увидев окружавших их японцев, солдат из Бадьёльска схватил из кучи сложенного оружия винтовку со штыком и побежал. Японцы погнались следом, он поддевал преследователей на штык и бросал через плечо. Увидев такое, остальные враги отстали, прекратили стрельбу и дали коми солдату возможность уйти. Ценивший свободу и рассчитывавший лишь на свои силы, Егор Уляшев не захотел вступить в колхоз, за что у него конфисковали все воинские награды, а затем сослали в лагерь, где он отбывал трехлетний срок. Отчаянный, мужественный, ни перед кем не ломал шапку. Земляков продолжал удивлять смелостью, ловкостью, трудолюбием, мог за одну летнюю ночь поднять сруб небольшой постройки. Три года назад мы открыли памятный знак Егору Ефимовичу.

В Бадьёльске родился и жил поэт и публицист, участник войны Евгений Уляшев (1928-2006). Большой патриот своей малой родины, Евгений Егорович красиво и душевно описывал родную природу. Его стихи и прозу печатали журнал «Войвыв кодзув», республиканские и районные газеты. По инициативе Евгения Уляшева в 1969 году в Бадьёльске был открыт обелиск землякам, павшим в Великую Отечественную войну.

– На сельском сходе решили поддержать идею фронтовика, – рассказала Нина Уляшева. – Дети и взрослые собирали на полях камни и везли к месту будущего обелиска. Сделали опалубку, сами приготовили арматуру. Совхоз выделил 800 килограммов цемента. Записали имена погибших и обратились на Сыктывкарский механический завод, чтобы отлить имена на латуни. Нужно было 672 рубля за работу, но деньги стало стыдно просить у односельчан, ведь в каждом доме вдовы и их дети. Обратились в партком завода, и на СМЗ сделали всю работу бесплатно. Выгравированный лист из города привез директор совхоза «Помоздинский». Сельчане отправили на завод благодарность и через газету поблагодарили рабочих.

Обелиск торжественно открыли 12 июля 1969 года. Митинг завершился троекратным ружейным залпом в небо. В 2016 году обелиск поменяли, и дополнили список новыми именами. Новые данные о погибших на фронте земляков собрала Нина Уляшева.

В свое время этот скромный деревенский воинский мемориал прославился на всю республику. После маленькой заметки в газете «Красное знамя» об обелиске, на котором выгравированы 112 имен Уляшевых, в деревню приехал поэт, писатель, журналист Виктор Кушманов. Он собрал материал про погибших воинов, перечитывал их фронтовые письма. Часть фронтовых писем и похоронок Нина Уляшева показала нам в библиотеке, где собрала множество интересных материалов и документов по истории родной деревни. Виктор Кушманов после визита в Бадьёльск написал поэму «Сто двенадцать Уляшевых», а также документальную повесть «Уляшевы». Затем композитор Михаил Герцман сочинил кантату «112 Уляшевых».

В 2004 году сыктывкарский кинорежиссер Нина Чадоромцева приехала в Бадьёльск, чтобы снять там художественный фильм про погибших на фронте Уляшевых. Съемки продолжались четыре сезона. В фильме снимались поэт и прозаик Владимир Тимин, певицы Валентина Горчакова, Наталья Траилина, артисты драмтеатра, а также местное население.

Прославилась деревня и мирными подвигами. Так, здесь жила и работала трактористка и мать девятерых детей Капиталина Уляшева. В 1942 году четырнадцатилетней девочкой она выучилась на трактористку и начала работать в селе Вольдино. Вместе с мужем воспитали девятерых детей. Жительница деревни Елизавета Уляшева – мастерица на все руки. Ее вязаные вещи «разлетаются» по всей стране – от Дальнего Востока до Калининграда.

Авраам и Ефим

Рим, как известно, основали братья Ромул и Рем, Киев – три брата – Кий, Щек и Хорив. В истории Бадьёльска также есть легендарные братья-основатели. Два брата – Авраам и Ефим Уляшевы из села Вольдино три века назад решили засеять хлебом подсеку, гадая при этом, дозреют ли хлеба до холодов. Хлеб удался на славу. И братья решили остаться в хлебном месте.

– Но люди здесь жили гораздо раньше, – уверена Нина Уляшева. – И жила здесь чудь. Около деревни есть Чудь туй (дорога чуди). Что деревня гораздо старше, указывает и то, что много поколений уже выросли в этом поселении. Например, взять только одно родовое дерево: Авраам – Ефим – Конкордий – Семен – Трофим – Митрофан – Василий – Петр – Егор – Евгений – Иван – Антон. Начиная от Авраама – двенадцатое поколение. В среднем люди жили сорок лет, поэтому несложно подсчитать, что поселению около четырех веков.

В 1745 году здесь было четыре двора и 29 жителей, в 1859 – 28 дворов, 177 жителей. Пик многолюдности пришелся на начало прошлого века. В 1926 году – 129 дворов, 638 жителей. В 1903 году здесь открыли школу, в которой учились 23 мальчика и 13 девочек. Сейчас школу закрыли, нынешние деревенские школьники ездят в Помоздино. После войны, с которой не вернулись около полутора сотен мужчин, население Бадьёльска стало уменьшаться. В 1989 году – 105 дворов, 280 жителей. Сейчас и того меньше.

Нина Уляшева рассказала и про своего прадеда Александра Ефимовича:

– Моего прадеда по отцу звали Александром, а по-коми Конö Семö Оньö Епим Олексан. Он был ровесником Владимиру Ленину, но в отличие от него не устраивал революцию, а честно пахал землю, сеял хлеб и растил детей. Был Александр Уляшев невысоким черноволосым мужчиной. Верил в Бога, боялся греха. Отзывались о нем как об искателе истины. Даже пословица сложилась: «Ходит как Александр», то есть правду ищет. Во время гражданской войны он не встал ни за белых, ни за красных. Но белые его разорили – увели скот. Во время коллективизации в колхоз вступить отказался. Прадеда начали облагать большими налогами, потом и вовсе раскулачили. Умер он в 1943 году в своей лесной избушке. Сыновья у прадеда Александра – все ветераны Великой Отечественной войны. Сына Илью посадили в тюрьму за то, что убил свою лошадь, чтобы не сдавать в колхоз. Сын Николай прошел три войны: гражданскую, белофинскую, Великую Отечественную.

Зерно в амбаре

В Бадьёльске никогда не было церкви – все-таки не село, а деревня. До революции стояла небольшая деревянная часовня, но в советское время ее снесли. И одним из самых внушительных зданий в центре деревни является старинный амбар. Крепкое двухэтажное здание возвели в эпоху коллективизации – в тридцатых годах прошлого века.

– Амбар можно назвать символом трудолюбия и мастерства нашей деревни, – показала здание наш экскурсовод. – Бадьёльск по праву называли второй Украиной, до того хорошие были урожаи хлебов. В 1932 году у нас начали коллективизацию, а в 1935 году образовался колхоз «Выль Войвыв». Амбар строили двадцать мастеров, а руководил бригадой плотник Иван Уляшев. Горько сознавать, что эта постройка утратила свое предназначение в современном мире. И наша, сельчан, задача сохранить здание как символ уходящей эпохи.

Действительно, нивы вокруг деревни сейчас не колосятся, хлеб здесь не выращивают, и большинство сельчан безработные. И только амбар напоминает о былом величии местных хлеборобов. Внутри амбара валяются деревянные грабли с родовыми пасами, и в сусеках здесь до сих пор можно наскрести зерно еще советской эпохи. На дверях кованые замки. На втором этаже житницы длинный балкон, откуда открывается красивый вид.

Нина Уляшева переживает из-за того, что крыша амбара прохудилась, и вода протекает внутрь здания. Если бы перекрыть крышу, то добротное здание еще вполне могло бы встретить свой столетний юбилей.

В начале 2000-х Нина начала создавать при библиотеке краеведческий уголок. Экспонаты собирала по всей деревне. Сейчас в этом мини-музее проходят экскурсии, его экспонаты используют при подготовке концертов и постановке праздников. Библиотека находится в клубе, открытом в разгар перестройки, который сначала назывался «Домом колхозника».

– У нас сейчас около двухсот жителей, – поведала Нина Уляшева. – Молодежи и детей совсем мало. В библиотеку ходят около сотни человек. Не читают сегодня люди. Приходится придумывать какие-нибудь развлечения для читателей. Вот и собираю музей, записываю местные предания. А еще разработала туристический маршрут по деревне.

Артур АРТЕЕВ

Фото автора

2 Комментариев для "Бадьёльск –родина Уляшевых"

  1. Сотовая связь есть.

  2. Сотовая связь плохая..))

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.