Можно ли зэкам работать вне колоний и тюрем?

Сенатор от Коми Дмитрий Шатохин предложил разрешить заключенным работать вне колоний и тюрем. Низкая оплата труда заключенных в исправительных учреждениях не позволяет им выходить на свободу с достаточным количеством средств, выплачивать алименты или судебные издержки. Исправить ситуацию можно, если применять труд зэков на коммерческих предприятиях, разрешить им выезжать в города и поселки, находящиеся неподалеку от колоний, считает сенатор. По мнению Дмитрия Шатохина, новые возможности для работы отбывающим срок гражданам сократят количество рецидивов и будут способствовать увеличению числа лиц, попавших под условно-досрочное освобождение. Можно ли зэкам работать вне колоний и тюрем?

Александр Козловский, заместитель председателя Ухтинской организации инвалидов:

– В целом поддерживаю данное предложение, но человек должен зарекомендовать себя в колонии или тюрьме с положительной стороны на протяжении нескольких лет, иметь положительные характеристики от руководства колонии или тюрьмы. Только в этом случае можно выпускать данный контингент на работы в города, села и т.д.

Александр Неськин, директор ООО «ПВС», Эжва:

– Я думаю, это крайне нежелательно. Это введение ударит по бюджету. Потребуется увеличение штата сотрудников ФСИН. Так как нужен будет дополнительный контроль над осужденными. Представьте себе зэков, отъезжающих из Верхнего Чова на работу в Сыктывкар или Эжву без охраны. То есть, чтобы осужденный достойно заработал, государство должно уйти далеко в минус. Другое дело, когда на месте отбывания наказания создавать достойные условия для труда. Открывать новые закрытые предприятия, мини-заводы для осужденных. Раньше зэки дома строили. Только не перегнуть, а то появится план на посадку, как существует план на штрафы у известных ведомств.

Манефа Лушкова, председатель совета ветеранов Сысольского района:

– Мне кажется, здесь должен быть индивидуальный подход к каждому зэку, и подобное решение должно быть принято судом. При этом должны обеспечивать работой по договору руководство колоний, и они же должны быть ответственными за последующие действия зэков вне колоний. В этом случае считаю, что возможно.

Ирина Чугункина, заместитель директора Усинского филиала УГТУ:

– Полностью поддерживаю данное предложение. В тюрьмах сегодня очень много людей с высоким трудовым потенциалом. Думаю, что общество только выиграет в целом от того, что часть заключенных будет иметь возможность трудиться, обеспечивая себя и частично своих детей. Для заключенных эта возможность поможет поддерживать связь с родными, обществом вне зоны заключения и будет способствовать адаптации при выходе из заключения.

Андрей Вольгин, учитель из Койгородского района:

– К этому вопросу нужно подойти очень серьезно. Нужна градация на представляющих опасность обществу заключенных и нет. Тот, кто не опасен, почему бы и не работать?

Надежда Беляева, председатель Прилузского райсовета ветеранов:

– Думаю, тем, кто попал в тюрьму за экономические или другого рода преступления (кроме тех, что направлены на причинение вреда здоровью и жизни людей), можно доверить работать вне колоний и тюрем. Хотя в республике не так уж много свободных рабочих мест. Благоустройство и уборку вполне можно доверить, а то утопаем в мусоре.

Екатерина Плюснина, руководитель студии современного танца «Мелисса», Ухта:

– Нет, нет и нет! Чем тогда тюремное ограничение отличается от условного? Уровень преступности на Севере и вообще в глубинке и так очень высок. Кому-то жаль рецидивистов? А их никто не заставлял нарушать закон и портить жизнь нормальным людям. Решение финансовых проблем возможно и иными способами. Можно, например, разрешить колониям принимать коммерческие заказы от учреждений и организаций, точнее расширить эту сферу; находить среди зэков талантливых и гениальных с целью разработки и выполнения индивидуальных проектов и т.д.

Николай Белых, пенсионер из Сосногорска:

– Без вопросов. Нужно давать работать. Вся железная дорога, шахты, половина зданий построены руками зэков. На лесоповалах были одни заключенные. Ключевое слово «работать», и этим все сказано. Не надо выдумывать велосипед. Однозначно – да.

Юлия Данилова, корреспондент койгородской газеты «Новая жизнь»:

– С одной стороны, идея разрешить заключенным работать вне колоний и тюрем сама по себе неплохая. Почему люди, лишенные свободы, должны жить за счет налогоплательщиков? Пусть своими силами зарабатывают свой хлеб. Но с другой стороны, за каждым заключенным нужно определять охрану. Это опять же дополнительные рабочие места в УФСИН, следовательно – дополнительная нагрузка на бюджет. В целом я поддерживаю идею сенатора, однако и население при этом должно находиться в безопасности.

Наталья Логина, депутат совета Сыктывкара:

– Полностью поддерживаю предложение сенатора. Разные бывают жизненные ситуации, и в местах не столь отдаленных отбывают срок профессионалы высокого класса. Не использовать навык и профессиональные умения таких категорий граждан – это огромное расточительство на сегодняшний день. Опять же реабилитация после отбытия наказания будет проходить не так болезненно как для гражданина, так и для общества в целом.

Анна Кряжевская, директор Глотовской средней школы:

– Тут палка о двух концах. С одной стороны, у нас и без зэков хватает безработных. Их бы обеспечить работой. А с другой стороны, конечно, пусть работают. Но только я за то, чтобы они сами за свое питание платили. Мы детей бесплатно не можем кормить, а преступников бесплатно кормим. Считаю это неправильным.

Валерий Матыкин, директор школы №1 города Емвы:

– Категорически против по целому ряду причин. Во-первых, сколько бы мы ни играли в гуманизм и человеколюбие, значительная часть осужденных были и остаются носителями и, я бы сказал, поборниками так называемой лагерной субкультуры, которую не без успеха внедряют в молодежные круги. Создавать для этого дополнительно благоприятные условия считаю большой глупостью. Во-вторых, учреждения ФСИН, как правило, расположены в населенных пунктах, где и так с работой не густо, и отнимать у местных последние рабочие места, даже в угоду псевдоблагим намерениям, также считаю большой глупостью. В-третьих, осужденные к лишению свободы в той или иной форме автоматически будут избавлены от значительной части тех «неудобств», которые и являются наказанием как таковым, даровать им такую льготу считаю не справедливым по отношению к потерпевшим. Довольно того, что мы объявляем амнистии ко Дню Победы, к которой они не имеют прямого отношения. В-четвертых, на мой взгляд, было бы гораздо правильнее как раз учреждения ФСИН обязать организовывать производства внутри себя, давая возможность местным работать в качестве смежников или на обеспечении этого производства. Ну а о повышении уровня преступности, в основном среди несовершеннолетних, везде, где появляются расконвойники и поселенцы, я думаю, нет необходимости говорить.

Евгений Сироткин, предприниматель из Сыктывкара:

– А кто они такие, эти заключенные? Эти чудные дешевые работники? Почему они оказались в колонии, изолированными от общества? Не потому ли, что трудиться, как подобает человеку, на благо общества и страны они не желают? Не желают всем своим существом. Любители халявы, легких денег, извращенцы, тунеядцы, воры, мошенники, психопаты, привыкшие жить как паразиты за чужой счет. Заставить работать таких граждан – невероятно трудная задача. Разве что под страхом смерти или расправы. Их деятельность уже была оценена обществом, деструктивная и разрушающая. Выжать эффективность от этих работников можно только на сверхрентабельных работах: добыча руды (золота, урана), угля, лесозаготовки, строительство дорог в районах Крайнего Севера. То, что заключенные не хотят трудиться на территории тюрьмы или колонии, говорит лишь о том, что силовики не могут заставить их работать. А как их заставят работать коммерческие предприятия? Будут больше платить? Очнитесь, люди. Где ваш разум?

Лариса Павлова, исполнительный директор ООО «Певк», Корткеросский район:

– Однозначно – нет. Почему бы не поменять оплату труда по месту отбывания наказания. Это предложение – прямой путь осужденным к побегам и совершению новых преступлений.

«Республика» продолжает совместный проект с Общественной приемной главы Коми. Помимо постоянных экспертов, участие в традиционном еженедельном опросе на злободневные и спорные темы принимают члены республиканского экспертного совета, чьи комментарии собирают специалисты Общественной приемной.

Добавить комментарий