Иван Бутарин: «Кто сам не был в зависимости, не может помочь наркоману»

Некоммерческий благотворительный фонд «Новая жизнь» стал единственной организацией в Коми, занимающейся проблемами наркомании и алкоголизма, которая сохранила прописку в республиканском реестре общественных организаций. На средства фонда уже более десяти лет в поселке Мыртыю Сыктывдинского района существует центр реабилитации людей, попавших в алкогольную и наркотическую зависимость. В интервью «Республике» руководитель центра Иван Бутарин рассказал о том, сколько людей вернулось к нормальной жизни после реабилитации в «Новой жизни», почему сейчас среди реабилитантов нет женщин и какую помощь оказывают бывшие наркоманы и алкоголики поселку Мыртыю.

– Кто стоял у истоков создания центра и как все начиналось?

– Прежде чем ответить на первую часть вопроса, хочу выделить главное: помочь наркоману или алкоголику может только тот, кто сам знает все подводные камни этого страшного явления под названием «зависимость». Тот, кто сам не проходил этот путь, не может знать, что движет зависимым человеком и почему выбраться из омута наркомании и алкоголизма невероятно трудно. Об этом говорится и в известной, практикуемой уже во всем мире программе анонимных алкоголиков «12 шагов». Еще один важный момент: зависимость – настолько тяжелое состояние, что тот, кому удалось из нее вырваться, просто не может тихо жить дальше и не пытаться помочь тем, кто еще находится в проблеме.

Инициатором создания центра стал бывший наркоман Евгений Латкин. Практически погибая от наркомании и не зная, как вырваться из нее, он от кого-то услышал, что для освобождения надо уверовать в высшую силу. Кстати, первый пункт программы «12 шагов» говорит о том, что начало исцеления – это признание, что ты алкоголик и самостоятельно справиться с этой проблемой не можешь. Отсюда логично проистекает второй пункт: если сам ты бессилен что-либо сделать, медицина – тоже, значит, остается только верить в существование некой высшей силы, способной помочь человеку освободиться.

Евгений и еще несколько таких же наркозависимых, как он, начали собираться и изучать Библию. Эти ребята, прошедшие уже неоднократно и безуспешно лечение в наркологии, понимали, что им никто не поможет, кроме самих себя. Так, поддерживая и контролируя друг друга, чтобы не сорваться, им удалось преодолеть зависимость и изменить свою жизнь. Сегодня все они полноценные члены общества. А Евгений после этого пришел в сыктывкарскую церковь «Источник жизни» и предложил свою помощь в создании центра для наркозависимых.

– Почему пришел именно туда?

– Потому что узнал о том, что в этой церкви ведется активная работа по социализации людей, попавших на дно жизни, действует социальная столовая для людей без определенного места жительства.

Десять лет назад на месте реабилитационного центра был небольшой домик с покосившимися полами, с «удобствами» на улице. Этот домик вместе с участком земли передал центру один из благотворителей, пожелавший внести свою лепту в создание реабилитационного центра. Первыми реабилитантами стали три человека. Общеизвестно, что одно из основных условий реабилитации – трудотерапия. Центр – это не санаторий. Праздность здесь не допускается, режим дня расписан поминутно, чтобы у человека не оставалось времени на пустые воспоминания о прошлой жизни. Поэтому при центре было создано небольшое подсобное хозяйство: поначалу были козы и поросята, потом уже начали разводить кроликов. Помимо того что люди были заняты, они таким образом и себе зарабатывали на пропитание, ведь реабилитация была бесплатной. Работали на заготовке кормов, веников для бани, дров, ухаживали за животными. Одновременно рядом с ветхой хибарой они строили новый двухэтажный дом для себя и для тех, кто придет в центр после них. Сейчас центр имеет уже свою технику, трактор, поля. Благодаря крестьянско-фермерскому хозяйству наши клиенты обеспечивают себя питанием, а избытки продукции мы продаем, чтобы заработать на содержание и развитие центра.

Наша задача – помочь человеку стать полноценным членом общества. Мы помогаем своим клиентам восстанавливать документы, которые у них, как правило, утеряны, адаптироваться в жизни. Тем, кто не имеет специального образования, помогаем получить профессию – отправляем на учебу.

– Наркоман – человек с неустойчивой психикой, и, придя сюда с твердым решением, назавтра он может передумать и уйти или вернуться к прежним привычкам. Как вы поступаете в таких случаях?

– С самого начала мы ставим человеку условие: если ты желаешь изменить свою жизнь, ты должен полностью подчиняться установленному в центре порядку. Это обязательное изучение Библии, без которой невозможно понять законы мироустройства и счастливой жизни, полный отказ от курения, алкоголя и наркотиков, нельзя обманывать, ругаться матом и т.д. В общем, целый список ограничений, с которым наши клиенты знакомятся и подписываются под ним. Если человек нарушает правила жизни в центре, мы с ним прощаемся. Реабилитация основана на полном послушании наставнику. Это главное условие. Я сам раньше тоже был в проблеме – на протяжении десяти лет был алкоголиком – и понимаю, что без строгой дисциплины «завязать» с прошлым невозможно. На первой же встрече с человеком, пожелавшим расстаться с зависимостью, я задаю вопрос: «Хочешь изменить свою жизнь?» Если он отвечает утвердительно, я ему говорю: «В таком случае твоя задача просто делать то, о чем я буду говорить».

– Какой срок требуется человеку, чтобы можно было уверенно выпустить его в жизнь и не бояться, что он опять сорвется?

– Девять месяцев реабилитации и три месяца адаптации. Хотя для всех этот срок разный. Все зависит от силы желания изменить свою жизнь. На сегодня мы пересматриваем сроки реабилитации. Если человек, например, приходит к нам уже во второй-третий раз, он многое из наших правил уже усвоил, значит, ему можно сократить срок.

– Казалось бы, наоборот: если человек так неустойчив в своем решении «завязать» с прошлой жизнью, ему нужно увеличить сроки.

– К сожалению, не всегда человеку с первой попытки удается достичь прозрения. Душа ведь очень тонкая субстанция, в нее со своими правилами не ворвешься и не заставишь полюбить свободную от зависимости жизнь. Бывает, человек в седьмой раз приходит на реабилитацию, и именно в этот раз с ним что-то происходит и ему открывается истина.

– Сотрудничаете ли вы со специалистами профильных госучреждений?

– Когда сотрудники госнаркоконтроля увидели реальные результаты нашей работы, они сами пожелали с нами сотрудничать. А не увидеть результаты было невозможно, если человек на протяжении многих лет наркоманил, и вдруг они видят его совершенно обновленным и даже готовым вести антинаркотическую работу. Что касается надзорных органов, на мой взгляд, большая поддержка была уже в том, что они хотя бы не закрыли нас, не ставили палки в колеса, потому что тоже видели, что в центре оказывается реальная помощь людям. Сотрудники наркологии стали рекомендовать своим клиентам пройти реабилитацию в нашем центре.

Спасибо тем чиновникам, которые, видя наши результаты, нас продвигали, помогали чем могли. Они говорили нам: «Ребята, чтобы нам с вами сотрудничать, вы хоть оформитесь официально как общественная организация». Именно благодаря этим советам в 2012 году мы зарегистрировались как благотворительный фонд.

– Чтобы заниматься реабилитацией наркозависимых, наверное, мало одного желания и личного опыта. Это же достаточно сложная категория людей, и без знания психологии очень трудно найти к ним подход.

– Как правило, те, кто сумел освободиться, испытывают такое опьяняющее чувство свободы, что им хочется делиться этим опытом освобождения с другими. Согласитесь, после многих лет тяжелейшей зависимости вдруг стать хозяином собственной судьбы и понять, что от тебя, и только от тебя зависит, как будет складываться твоя жизнь, это дорогого стоит. В свою очередь, человек, попавший в жизненный тупик, обычно ищет тех, кто сумел пережить точно такой же опыт. Тут не помогут ни книжки, ни психологи, помочь тут может только твердая вера в то, что выход есть. А вдохнуть эту веру может только тот, кто сам через это прошел.

– В январе в Коми официально открылось представительство Национального антинаркотического союза. Судя по информации на сайте союза, его возможности достаточно велики, и, вступив в НАС, реабилитационные центры смогут получать профессиональную поддержку медиков и психологов. Сотрудничество с НАС входит в ваши планы?

– С руководителем представительства НАС в Коми Денисом Шиманским мы договорились о встрече в апреле. Потому что в марте в Сыктывкаре планируется круглый стол, в котором примут участие представители всех наших заинтересованных министерств и ведомств и московское руководство НАС. Думаю, по результатам этого круглого стола можно уже будет сделать вывод, нужны ли мы друг другу, и потом уже встретиться с Денисом Шиманским и конкретно обговорить направления сотрудничества.

– Как к вам относится местное население?

– Конечно, поначалу они относились к нам осторожно, с опаской. А впоследствии поняли, что зла от нас нет. Мы сами приходим в администрацию, интересуемся, чем можем помочь поселку. У нас есть трактор, и в сильный снегопад мы чистим поселковые дороги. Конечно, администрация предоставляет свою технику для уборки улиц, но в снежные дни одного выезда машин не хватает. Прошлым летом мы отремонтировали колодец, оборудовали остановку. Поинтересовались у главы поселения, кому мы можем помочь в поселке, и она нам дала списки многодетных семей. Теперь ежемесячно собираем для них продуктовые наборы, раздаем им вещи, одежду, которые люди приносят нам в фонд.

– Ведете ли вы статистику, сколько реабилитантов прошло через ваш центр и какой процент из них имеют достаточно долгий срок ремиссии?

– Из всего числа реабилитированных процентов сорок давно живут нормальной, полноценной жизнью, имеют семьи, работают, воспитывают детей. Почему не сто процентов, я уже сказал: все зависит от желания самого человека, мы никого не понуждаем.

– Поначалу вы начинали реабилитировать и мужчин, и женщин. Почему отказались от этой практики и теперь работаете только с мужчинами?

– Во-первых, для реабилитации женщин нужна женщина-наставник. Во-вторых, практика показала, что это опасное соседство ведет реабилитантов к падению. Ведь, когда мужчины имеют возможность постоянного общения с женщинами, есть большой риск, что эти отношения выйдут за грань дружеских. А это в период реабилитации крайне нежелательно. Потому что мужчина и женщина, создав пару, обычно впадают в эйфорию любовных чувств, в иллюзию того, что они уже освободились и могут начать новую жизнь вне центра. Они, не пройдя до конца срок реабилитации, решают вместе уйти, а спустя недолгое время мы узнаем, что они оба опять в падении и вернулись к прежнему образу жизни. В общем, мы решили, что мужчин и женщин надо разделить. В перспективе планируем открыть здесь же, в Мыртыю, реабилитационный центр для женщин.

Беседовала Галина ГАЕВА

Фото Дмитрия НАПАЛКОВА

Добавить комментарий