В парламенте Коми обсудили сиротский вопрос

В 2016 году на обеспечение жильем детей-сирот было выделено 433 миллиона рублей, из которых 56 миллионов – средства федерального бюджета. В прошлом году жилье получили 153 человека, что на 57 человек больше, чем в 2014-м. Однако число сирот «с квартирным вопросом» все равно возросло и составило 1225 человек, констатировала председатель Контрольно-счетной палаты Коми Елена Филимонова в ходе обсуждения госпрограммы «Социальная защита населения». Главная причина – неосвоение выделяемых муниципалитетам средств.

Как отметила спикер регионального парламента Надежда Дорофеева, в сельских районах нет подходящего жилья и приобрести его невозможно. В городах жилье есть, но оно дорогое.

Министр труда, занятости и социальной защиты Коми Илья Семяшкин, представивший отчет о ходе выполнения госпрограммы, сообщил, что для решения в регионе квартирного вопроса детей-сирот необходимо почти два миллиарда рублей.

– Это колоссальные деньги, которых у нас в республике нет на данный момент, и эту задачу мы решаем поэтапно, она не может быть решена одномоментно, – заявил журналистам министр.

Илья Семяшкин отметил, что задача перед органами власти стоит непростая.

– Впервые мы добились уменьшения очереди на 100 человек, но затем число сирот-очередников увеличилось, и чтобы стабилизировать ситуацию, потребовалась огромная сумма – полмиллиарда рублей. Сейчас, чтобы решить проблему, надо два миллиарда. Но это лишь на данный момент. Поэтому работать нужно над снижением социального сиротства, вкладывать средства в семью, – отметил профильный министр, приведя показательный пример.

По его словам, были случаи, когда в муниципалитет обращались родители с просьбой лишить их родительских прав, чтобы можно было решить жилищную проблему. Ведь с обретением статуса сироты ребенок сразу приобретает кучу льгот: бесплатное профессиональное образование, безбедную жизнь во время учебы в вузе, да еще и жилье в придачу.

– Поэтому, конечно, надо помогать семьям, в первую очередь многодетным, – заключил Илья Семяшкин.

По данным министерства, число малоимущих семей в республике увеличилось на семь тысяч человек.

– Сейчас особой защиты требуют малоимущие семьи с детьми, и все возможные и невозможные ресурсы мы направляем туда. В частности, на предоставление материальной помощи малоимущим семьям на покупку одежды и обуви детям, которые учатся в школе или посещают детсады. С 1 декабря этого года будет произведена индексация выплат и пособий для многих групп, к примеру, семьям, воспитывающим детей-сирот. В следующем году посмотрим на свои возможности. Хотелось бы также увеличить средства на жилье для детей-сирот, о чем просят муниципалитеты, – сообщил Илья Семяшкин.

Другая проблема, которая была озвучена на совещании, – адресность предоставления социальной помощи. Елена Филимонова в числе замечаний указала, что значительная часть мер соцподдержки оказывается по категориальному принципу, когда критерием является не нужда, а формальная принадлежность к социально уязвимой категории населения. КСП даже умудрилась подсчитать разницу. По состоянию на 1 января 2016 года   меры соцподдержки  по принципу принадлежности к льготной категории получали 192,4 тысячи человек. В то время как  получателей мер такой поддержки по принципу «нуждаемости» в 2,7 раза меньше – 72,2 тысячи человек.

Отвечая на этот аргумент, министр объяснил, что пока, к сожалению, не выработаны критерии нуждаемости. А именно сколько прожиточных минимумов – один, полтора или два – следует учитывать. Соответствующие методические рекомендации должны быть выработаны на уровне Российской Федерации.

Отмечено было и важное направление в подпрограмме «Система социального обслуживания населения». Речь идет о привлечении в качестве поставщиков социальных услуг представителей социально ориентированных НКО и бизнеса. Планировалось, что удельный вес негосударственных организаций, оказывающих соцуслуги, составит хотя бы два процента, а на деле ничего не изменилось.

– Ситуация свидетельствует, что стимулы и механизмы привлечения в социальную сферу частных поставщиков социальных услуг в настоящее время не найдены, – констатировала Елена Филимонова.

Сейчас в Коми соцуслуги оказывает всего четыре негосударственных организации. Бизнес не торопится в эту сферу из-за отсутствия стимула. Например, в России принят единый по стране порядок расчета стоимости социальной услуги, в Коми же себестоимость услуги по муниципальным образованиям разнится существенно. Так, заработные платы соцработников в Прилузье в полтора раза ниже, чем в Воркуте.

Галина ВЛАДИС

Добавить комментарий