Коми в ожидании «мусорного командира»

Только восемь полигонов с коммунальными отходами в республике находятся на легальном положении

До наступления 2017 года в Коми, как и в других областях, республиках, краях и округах России, должен появиться свой региональный оператор по обращению с твердыми коммунальными отходами. О том, зачем нужен такой «мусорный командир», что будет, если его так и не назначат, и насколько Коми готова к этим нововведениям, разбиралась «Республика».

IMG_8961 свалка

ТКО вместо ТБО

1 января 2015 года вступил в силу федеральный закон №458-ФЗ, который в числе прочего ввел понятие «твердые коммунальные отходы» (ТКО) вместо привычной аббревиатуры ТБО (твердые бытовые отходы). Таковыми считаются отходы, которые образуются в жилых помещениях усилиями тех, кто там проживает. Заодно в эту категорию записали отходы, образующиеся в результате деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Кроме перемены буквы в аббревиатуре случились и другие изменения, но рядовые владельцы и наниматели квартир должны заметить это в 2017 году. В квитанциях, которые они получают, должна появиться строка – плата за вывоз и сбор ТКО. Сейчас она встречается в платежках некоторых ТСЖ, но в новом году должна стать обязательной для всех. А собирать деньги за сбор и вывоз должны избранные на десять лет региональные операторы по специально утвержденным тарифам. Кроме того, все регионы до конца этого года должны разработать свои территориальные схемы и программы по обращению с отходами. Цель всего вышеперечисленного – навести порядок в «отходной» сфере: мусор должны вывозить у всех и по строго обоснованным ценам, отходы должны максимально сортироваться, перерабатываться или утилизироваться, все полигоны, где складируются ТКО, должны соответствовать всем требованиям и быть официально зарегистрированными в государственном реестре.

Оператора еще нет

Как все это будет реализоваться на практике в Коми – еще неизвестно. Регионального оператора пока нет, лишь в ближайшее время должны появиться документы, позволяющие начать процесс его выбора.

Может ли это означать, что после празднования Нового года возникнет некий юридический коллапс, когда те, кто вывозят мусор сейчас, официально утратят право это делать? Дискуссии по этому поводу уже дважды разгорались на бюджетных слушаниях в Госсовете Коми.

Заместитель председателя Госсовета Валентина Жиделева на одном из заседаний напомнила о недавнем беспрецедентном случае: на руководителя администрации сыктывкарского поселка Седкыркещ и руководителя управляющей компании с подачи природоохранной прокуратуры завели уголовное дело из-за несанкционированной свалки. Кто поручится, что таких уголовных дел не будет дальше?

Заместитель председателя правительства, министр строительства, тарифов, ЖКХ и дорожного хозяйства республики Константин Лазарев парировал, что ситуация с иском природоохранной прокуратуры характерна для всей России. А из всех площадок для складирования мусора, полигонов, имеющихся в Коми, большая часть сформировалась практически стихийно, без оформления отвода земли, других соответствующих документов. С 1 января следующего года это чревато штрафами. Или же отходы из населенных пунктов, где нет официальных полигонов, придется возить за многие километры туда, где «правильные» свалки есть.

Проблема в больших расстояниях

Позже, общаясь с журналистами, министр тем не менее высказал мнение, что ничего страшного с наступлением 2017 года не произойдет.

– Вывоз мусора у нас в муниципалитетах организован, и, насколько мне известно, сейчас нет ни одного муниципального образования, где его вообще не вывозят, – заявил Константин Лазарев. – К сожалению, у нас есть целый ряд населенных пунктов, где проблемы с транспортной доступностью, и круглогодичный вывоз мусора невозможен. Для этого и была разработана схема обращения с отходами, которая согласована с Росприроднадзором. Соответствующая региональная программа на сегодняшний день проходит согласование. Когда это произойдет, станет окончательно понятно, кто и в каком населенном пункте будет мусор вывозить, где его будут складировать, сортировать, утилизировать.

Министр пояснил, что основной проблемой для Коми являются большие расстояния между населенными пунктами. По идее мусор надо сортировать по «месту производства», потом вывозить на переработку или утилизацию, но для маленьких деревень, стоящих далеко от райцентров, организовать такое слишком накладно.

Свалки вне закона

На заседании Госсовета, где обсуждалась госпрограмма использования природных ресурсов и охраны окружающей среды, докладчиками по «мусорной проблеме» выступали и.о. министра природных ресурсов Коми Михаил Колегов при поддержке экс-министра, а ныне – референта минпрома Романа Полшведкина. Самого министерства в новой структуре власти уже не существует, но некоторые обязательства за ликвидируемым ведомством еще остались.

По словам Михаила Колегова, в данный момент на территории Коми есть только восемь объектов размещения ТКО, включенных в госреестр. То есть остальные с нового года – вне закона. С муниципалитетами работают «в ручном режиме», чтобы узаконить как можно больше существующих мусорохранилищ, но это не так просто сделать. Фактически федеральный закон направлен на то, чтобы создавать новые полигоны, а не узаконивать старые.

Отдельная тема – переработка. Сейчас, как сообщил и.о. министра, в Сыктывкаре реализуется пилотный проект по созданию раздельного сбора отходов. На это выделены пять миллионов рублей из республиканского бюджета и полтора миллиона – из муниципального. Цель – сокращение полигонного захоронения отходов на 0,3 процента. Цифра вроде бы небольшая, но это 440 тонн отходов в год.

Также Михаил Колегов ответил на вопрос депутатов о создании нового полигона для нужд Сыктывкара и окрестностей в районе поселка Мандач. На сегодня разработана проектная документация, но она не смогла пройти госэкспертизу. В проект внесли поправки, ожидается новая экспертиза. Реализация проекта потребует, по предварительным данным, порядка четырех миллиардов рублей, поэтому сыктывкарским властям предстоит искать частного партнера.

Как только откроется – так сразу переполнится

Роман Полшведкин сообщил, что в судах на рассмотрении находится уже целый ряд дел по несанкционированным свалкам. Показательна в этом смысле ситуация в Корткеросском районе, где собираются ввести в строй новый полигон в Сторожевске. Но как только этот объект откроется, он тут же окажется переполнен отходами и закроется: сюда по решениям суда свезут мусор с несанкционированных свалок всего района. Так что открывать полигон можно только тогда, когда там будет установлен мусоросортировочный комплекс. Комплекс этот при поддержке республики уже приобретен, теперь району нужно вложиться в строительство помещений для сортировки мусора, дабы потом отправлять часть отходов на переработку. Подобная проблема в районе не только с бытовым мусором. Объект в Аджероме, где складируют отходы лесопереработки, закрыт, поскольку переполнен, а обещанное превращение этих отходов в топливные пеллеты и брикеты так и не налажено.

На вопросы депутатов, как и когда будет решаться проблема с выбором регионального оператора и прочими пунктами нового закона, Михаил Колегов заявил, что ситуация осложняется еще и тем, что у коммунальных организаций часто отсутствуют лицензии на размещение отходов, поскольку их практически невозможно получить из-за отсутствия нужного количества нормальных полигонов.

– А одно из основных полномочий регионального оператора – обязанность заключить с собственниками ТКО договоры на вывоз. А собственники ТКО – это фактически каждый житель Коми, – сообщил и.о. министра.

По его словам, как только регоператор будет выбран, ему тут же нужно будет направить порядка 300 тысяч уведомлений в дома и квартиры жителей Коми о том, что им нужно заключить договоры на вывоз мусора. Каждое уведомление обойдется в 50 рублей, то есть 15 миллионов нужно будет выложить сразу. А потом часть населения откажется заключать эти договоры, и придется доказывать, что все обязаны это сделать, через суд. Значит, еще начнутся и судебные издержки. И времени, конечно, потратится немало. Депутаты тут же верно подметили, что все это напоминает историю с фондом капитального ремонта, когда сначала определялись с региональным оператором, потом долго разбирались с «письмами счастья» от него, которые то приходили не к тем, кому надо, то, наоборот, к кому надо, не приходили.

Также Михаил Колегов отметил, что в федеральном законе на самом деле есть еще много непонятного в плане его реализации, а ответы на свои вопросы от федеральных разработчиков регионы «слышат через раз».

– Лучшие ответы даст, видимо, практика, – подытожил и.о. министра. – А для этого нужно, чтобы региональный оператор наконец появился и заработал.

Анна Потехина

Фото Дмитрия НАПАЛКОВА

Добавить комментарий