Нелегкая ноша общественных помощников

Молодежный парламент проанализировал, как работает закон о старостах

Молодежный парламент Коми выполнил поручение своих старших коллег – депутатов Госсовета – проанализировать, как реализуется на местах принятый в мае этого года республиканский закон о сельских и поселковых старостах. Итогом проведенной общественной экспертизы стал пакет предложений по доработке закона, который, как показывает практика, требует своего дальнейшего совершенствования.

Молодые парламентарии далеко забираться не стали и опросили лишь старост сыктывкарских поселков Заречье, Трехозерка, Верхнего Мырты-ю и Выльтыдора. Их деятельность, конечно, отличается от объема работы, который выпадает на плечи коллег в отдаленной сельской глубинке, но и эта информация тоже оказалась весьма полезной.

Напомним, старосты избираются либо назначаются в тех населенных пунктах, где нет поселкового главы, и служат своего рода связующей нитью между местной властью и населением. Всю свою работу они выполняют на общественных началах, то есть зарплату или какое-либо вознаграждение не получают. Задачей старост является представление интересов населения и оказание содействия органам местного самоуправления при решении вопросов местного значения.

За этими общими формулировками стоит большая работа. К примеру, в период весеннего наводнения староста одного из подтопленных сыктывкарских поселков ежедневно проверял, как обстоят дела у местных жителей, обзванивал каждую семью и между прочим изрядно на это потратился.

Прежде администрация Сыктывкара в качестве компенсации за такую добровольную работу выдавала старостам мобильные телефоны с небольшой суммой на сим-карте, но затем от этой меры отказались. Теперь же, как рассказала представитель столичной мэрии Елена Семейкина, прорабатывается положение, по которому с 2017 года администрация могла бы выплачивать старостам денежную компенсацию на повседневные траты, связанные с их общественной деятельностью, – канцтовары, транспорт и связь. Речь идет о пяти тысячах рублей в месяц. Сумма не очень большая, если учесть, что староста, обзванивавший односельчан в период половодья, потратил за месяц на мобильную связь почти три тысячи рублей.

Но, как ни удивительно, у самих общественных помощников власти предложение о денежных выплатах за их работу вызвало отрицательную реакцию. Как заметила Наталия Мирошникова, которая является старостой в поселке Заречье, если люди узнают о денежных выплатах, с их стороны начнутся придирки:

– Жители поселков будут считать, что мы обязаны делать вообще все, а у нас и без того нагрузка большая.

Кроме того, то, что может себе позволить администрация столицы республики – выделить средства на материальное стимулирование старост, не могут сельские муниципалитеты, чей бюджет куда более скудный. И в итоге обидно будет старостам отдаленных сельских территорий, где работы больше, а материальной поддержки нет.

Вообще вопрос стимулирования довольно непростой – под этим предлогом можно загнать общественников в ловушку, заставив их отчитываться за каждый свой шаг.

Молодые парламентарии проанализировали опыт других регионов, и оказалось, что там применяют разные формы материального стимулирования: заключают со старостами трудовые договоры, возмещают их затраты в размере трех-пяти минимальных размеров оплаты труда, проводят конкурсы «Лучший староста» и так далее. Но за это и спрос с общественных помощников выше.

Как пояснил председатель бюджетного комитета Госсовета Дмитрий Шатохин, речь в данном случае идет об общественно-государственном институте, где часть своих функций государство передает старостам. У нас же в Коми институт старост пока полностью общественный. Но не исключено, что в будущем мы придем к тому же, что и ряд российских регионов. Это произойдет в случае, если администрации муниципалитетов будут оптимизироваться, число их работников сокращаться. Но поскольку совсем без власти населенные пункты оставлять нельзя, старостам может быть передана часть государственных полномочий.

Галина ВЛАДИС

Добавить комментарий