Между елкой и лимоном

прошло межмуниципальное совещание по передаче социальных услуг в негосударственный сектор

Присмотр за малышами, помощь престарелым и инвалидам, стирка белья в детсадах, интернатах и больницах, организованный провоз детей к месту учебы – до сих пор организацией всего этого чаще всего занимаются на «казенном» уровне. Можно ли все это поручить предпринимателям и должен ли такой бизнес приносить прибыль? Если да – то будет ли он считаться социальным? Все эти вопросы обсуждались 10 декабря в Емве в ходе межмуниципального совещания.

 

DSC04292

Определения нет, есть наитие
В зале районной администрации, где проходило совещание, в связи с приближающимся Новым годом уже установили искусственную елку, правда, особо украшать ее не стали, лишь бросили на ветки немного мишуры. Тут же стояли оставшиеся от повседневного убранства зала искусственные же лимонные деревца. Но то, что сначала показалось диссонансным, постепенно стало выглядеть вполне символично. Поскольку желание госучреждений сэкономить, передав решение отдельных задач в частные руки, было столь же трудновыполнимым, как выращивание на елке лимонов.

Как подчеркнула в своем вступительном слове заместитель министра экономического развития Коми Ольга Конакова, передача социальных услуг в негосударственный сектор, развитие социального предпринимательства и некоммерческих организаций – это федеральные направления, заявленные президентом страны. Чтобы развивать эти направления, нужно поддерживать активных людей, тех, что самостоятельно могут организовать многое – и колодец в деревне выкопать, и детский праздник устроить.

– При этом социальное предпринимательство – особая ситуация. Определения этому понятию нет, но каждый по наитию чувствует, что это такое. И у человека, который этим занимается, внутренние ощущения другие, чем у того, кто торгует паленой водкой, – попыталась описать тех, кто идет в общественно полезный бизнес, замминистра.

Заместитель министра образования Коми Вероника Лесикова в свою очередь перечислила, какие государственные услуги в сфере, которую она представляет, можно передать в частные руки. Список оказался немаленький, но на практике реализуется мало что. Например, пока в регионе только одна частная школа, на базе УГТУ.

– Ресурсы предпринимателей в этой сфере ограничены, поскольку требования к частным школам очень велики. У дополнительного образования здесь возможности шире, и это интересно и государству, и предпринимателям, и родителям, – пояснила Вероника Лесикова. – Кроме того, у нас на отдельных территориях есть очереди в детсады. А в некоторых населенных пунктах садиков вообще нет или же износ их зданий уже настолько высок, что лет через пять они могут закрыться – требования к таким учреждениям все строже, а материальная база все хуже. Поэтому открытие частных детсадов – ниша, которую успешно может заполнить частный бизнес. Еще одна хорошая возможность – открытие детсадов для детей с ограниченными возможностями здоровья, которые обычный садик посещать не могут.

Заместитель министра рассказала, что частным детсадам, которые получат лицензию на деятельность, полагается неплохая субсидия от государства. На каждого ребенка в зависимости от количества часов, которое он проводит в садике, а также от того, здоровый это ребенок или с ограниченными возможностями, выделяется определенная субсидия, порядка 8-12 тысяч рублей в месяц. Сумма эта уже сравнима с той, что отдают родители за содержание своего ребенка в частном садике. Так что, оформив лицензию и получая субсидию, владельцы такого учреждения могут сделать родительскую плату более доступной.

Как и в государственном дошкольном учреждении, родители детей, посещающих лицензированный частный садик, будут получать компенсацию части родительской платы. А открывать такие детсады в отличие от государственных учреждений можно даже на базе обычной квартиры, соблюдая определенные нормативы площади на одного ребенка и установив пожарную сигнализацию. На создание условий для открытия детсада в Сыктывкаре предприниматель может получить господдержку порядка двух миллионов рублей.

– На селе такие садики вполне могут конкурировать с муниципальными учреждениями. А если муниципальных садиков там вообще нет, то тут и говорить не о чем, это будет востребовано, – заявила Вероника Лесикова, отметив, что муниципалитеты могли бы помогать предпринимателям, например, с подбором помещений.

Трудный аутсорсинг

Что касается непрофильных услуг учреждений, которые вроде бы можно передать на аутсорсинг, то с этим непросто. Взять, например, доставку детей в школу из окрестных деревень. Допустим, есть школьный автобус, но в штате нужно держать водителя и отвечать за техническую исправность этого автобуса. В том числе ставить подпись на путевом листе, подтверждающую нормальное состояние транспорта. Возникает вопрос: кто это будет делать? Как правило, подпись вынужден ставить директор школы, который зачастую в технике не разбирается. А вот если бы доверить автобусы нескольких школ одному частному предприятию, где в штате будут специалисты в этом деле, можно было бы решить многие острые вопросы, связанные с их содержанием, считает Вероника Лесикова. А в свободное от перевозок детей время этот транспорт можно задействовать для других целей, например, поездок в учреждения культуры.

Присутствующие на совещании частью сидели за столом, частью в стороне. Так вышло, что на «галерке» находились как раз представители учебных заведений, которые тут же зашумели, что гладко это только на бумаге, а в реальности школьный автобус только для перевозки детей и можно использовать, иное – незаконно. Да и не простаивают эти автобусы никогда, детей ведь не только в школу возят, но и в райцентр на олимпиады, на экскурсии и прочее. В результате от пары участников совещания прозвучали рассказы, как эту услугу пытались передать на аутсорсинг, но когда предприниматель делал расчет, во сколько обойдется его работа, выходило, что из бюджета придется отдавать денег в два-три раза больше, чем выделяется сейчас, когда автобусы находятся в школьных гаражах. О какой оптимизации расходов тогда может идти речь?

Еще одно направление, о котором рассказала Вероника Лесикова, – передача на аутсорсинг услуг прачечных для детсадов и интернатов.

– Вот «прачку» я бы с удовольствием передала, если бы нашлись желающие, – вздохнула одна из руководительниц образовательных учреждений на «галерке». – Так ведь нет таких. И где бы им сейчас работать, помещения подходящего в Емве не найти.

– Есть еще услуга по организации питания, – продолжила замминистра. – Но мы с этим осторожничаем, поскольку ничего хорошего из этого зачастую не выходит – качество питания ухудшается, цены растут. Вот в Удорском районе, пожалуй, положительный пример. Там ушли от стандартного набора блюд в меню, дети едят  – и это главное.

Позже заместитель руководителя администрации Удорского района Иван Коковкин сообщил, что дела по выводу школьного питания на аутсорсинг и в этом муниципалитете идут не блестяще: «С логистикой у нас плохо, иногда магазинов рядом нет, транспортные проблемы, а продукты доставлять надо. Вот предприниматели уже после аукциона и начинают пихать наценку в стоимость конечного продукта».

Массовость невозможна

Об опыте передачи социальных услуг в негосударственный сектор в сфере культуры рассказала заместитель министра культуры Коми Марина Метелева. В основном это направление, как выяснилось, процветает в области медиаиндустрии. А вот с дополнительным образованием детей и подростков в этой сфере – дела неважные, за исключением Сыктывкара и Ухты. Частные музеи и библиотеки в регионе не распространены, по версии Марины Метелевой, из-за того что у Минкульта России нет единого подхода по возмещению затрат на такой вид деятельности. К тому же частным музеям чрезвычайно сложно получить для экспозиции экспонаты из государственных фондов. Одна частная компания заинтересовалась возможностью создания сети кинотеатров в разных населенных пунктах, и субсидию на это они могут получить при условии, что будут демонстрировать не менее пятидесяти процентов российских фильмов, причем социальной направленности.

Первое, о чем захотел сказать заместитель руководителя республиканского агентства по делам молодежи Максим Мартышин, – социальное предпринимательство не может быть массовым. Потому что предпринимательство подразумевает в первую очередь получение прибыли. А здесь еще нужно брать на себя определенные социальные обязательства, а это не всякому под силу.

– В программу «Ты – предприниматель», которая реализуется не первый год, был добавлен сегмент «социальный предприниматель», – рассказал Максим Мартышин о работе агентства на ниве образования людей, готовых послужить обществу. – Мы создали «Рабочую тетрадь начинающего предпринимателя», то есть постарались обеспечить некий экскурс в эту тему и проблему. Кроме того, коллеги из управления по развитию территорий при помощи министерства экономического развития, министерства образования, министерства труда создали пошаговые инструкции по созданию предприятий по оказанию социальных и образовательных услуг.

По словам Максима Мартышина, «на выходе» в ближайшее время должно получиться пять готовых к реализации проектов именно из области социального предпринимательства. И политика федерального правительства сейчас такова, что именно таким проектам будет в первую очередь оказываться грантовая поддержка.

– А востребованы такие направления обязательно будут, потому что у нас пока только штучные примеры социального предпринимательства. Но, повторюсь, это явление не массовое и массовым быть не может. Поэтому, если на подобных совещаниях будет хоть один предприниматель, готовый посвятить себя такому делу, – все мы обязаны приезжать, общаться с ним, поддерживать его. Поскольку он не только прибыль извлекает, а исполняет социальные обязательства, – заявил заместитель руководителя агентства.

Уход как бизнес

О том, какие возможности есть у социального предпринимательства в Княжпогостском районе в сфере ухода за одинокими престарелыми людьми, рассказала директор Центра по предоставлению госуслуг в сфере соцзащиты населения Наталья Стародубец. Она сообщила, что с 2009 года в муниципалитете заключено 48 трехсторонних договоров ухода между центром, гражданином, желающим и способным ухаживать за другим, и тем, кто нуждается в уходе. Правда, это не значит, что все 48 договоров действуют и по сей день, клиенты – люди не молодые, «выбывают» по естественным причинам. Оплата зависит от состояния человека, от того, может ли он хоть немного сам ухаживать за собой. За тех, кому требуется помощь, платят по 2500 рублей в месяц, вместе со всеми «накрутками» получается шесть тысяч. За уход за инвалидом, требующим куда больше внимания, – четыре тысячи, а с учетом районных и северных коэффициентов – порядка восьми тысяч.

Главу Княжпогостского района Вячеслава Ивочкина тут же заинтересовало то, за сколькими гражданами может ухаживать один и тот же человек. Оказалось, что за двумя людьми со второй степенью нетрудоспособности, и за одним – с третьей степенью.

– Это надо сразу уточнять, а то я так подумал: возьмешь пять-шесть инвалидов – и уже неплохой заработок, – огорчился руководитель муниципалитета.

«Галерка» на это тут же отреагировала негромкими комментариями по поводу того, что уход даже за одним инвалидом – уже очень тяжелая работа.

Однако идею совместительства все же решили обсудить подробнее: вдруг как-то можно скомпоновать больше клиентов, не всем же требуются абсолютно все услуги, кому-то достаточно помощи в уборке и стирке, другому продукты из магазинов принести надо.

– Такой закон, мы ничего изменить не можем, – четко положила конец дискуссии Наталья Стародубец.

– У меня теперь каша в голове – столько разных услуг в этой сфере, – посетовал Вячеслав Ивочкин. – У меня сначала была идея, во-первых, использовать их передачу в негосударственный сектор для оптимизации расходов. А во-вторых, вовлечь таким образом людей в бизнес, создать новые рабочие места. И сегодня я услышал, что есть большая ниша для организации социального предпринимательства. Но меня-то больше интересовала тема оптимизации расходов. А, оказывается, от этого еще больше бюджетных трат.

Будем думать, где такую практику можно применять. У нас в районе до недавнего времени большинство предпринимателей были в торговле. Теперь надо развивать социальную сферу. Есть у нас идея по организации детского сада в Ракпасе, будем эту тему прорабатывать. И по поводу общепита тоже думаем передать на обслуживание один-два садика. Кстати, в последнее время в школы так много хорошего оборудования для выпечки выделялось, а используется оно не в полную силу. Скажем, в Синдоре школьные повара в свободное время могут дополнительно зарабатывать, выпекать продукцию, распространять ее через столовые, магазины. Нужен предприниматель, который это организует.

– Бизнес в школе – директор за решеткой, – донеслась реплика с «галерки».

– Я бы с осторожностью отнеслась к такой идее, – более аккуратно выразилась Вероника Лесикова. – Предприниматель должен как минимум компенсировать расходы, связанные с коммунальными услугами, износом оборудования. Есть и другие тонкости.

– Вот который раз так: выдаю бизнес-идею, а министерства ее «рубят», – огорчился Вячеслав Ивочкин.

– А вы закон о коррупции почитайте, поймете, что все, что связано с образовательными учреждениями, с бизнесом не связать, – подоспела очередная «помощь зала».

Не в интересах казны

К перерыву на обед присутствующие на встрече муниципальные чиновники, до этого полагавшие, что передача услуг на частный уровень может быть выгодной для казны, начали склоняться к тому, что не это главная задача социального предпринимательства. Ну не растут на елке лимоны. И поддерживать такой общественно полезный бизнес нужно вовсе не в интересах казны, а в интересах людей. Так что во второй части совещания больше говорилось о том, как тому или иному предпринимателю выжить при нынешней экономической ситуации, сохранив доступность и востребованность своих услуг. А что касается «немассовости» социального предпринимательства, так это явление преходящее. Рано или поздно люди поймут, что бизнес – это необязательно сверхприбыли.

– Те, у кого раньше прибыль была 200-300 процентов, сейчас жалуются, что вынуждены работать на прибыль 15-20 процентов. Пройдет еще немного времени, и появятся у нас маленькие семейные предприятия по образцу европейских, когда, скажем, отец с сыном хлеб пекут, бабушка полы в магазинчике моет и так далее, – высказалась одна из участниц совещания.

Екатерина Урвачева из Емвы рассказала о социальной ориентированности своей парикмахерской, где она в числе прочих клиентов стрижет и пенсионеров за 250 рублей. Впрочем, мнения, считать ли девушку социальным предпринимателем, разделились. Местные жители уверяли, что 250 рублей по меркам Емвы – сущие копейки и Екатерина работает себе в убыток, приезжие из других муниципалитетов перешептывались, что это вообще-то нормальная цена на стрижку в обычной бюджетной парикмахерской. В любом случае молодую предпринимательницу похвалили, что не сидит сложа руки, а делает полезное дело.

Еще одна жительница Княжпогостского района Екатерина Вишнякова рассказала о своей бизнес-идее открыть детский развлекательный клуб «Вишневый компот», клиентами которого станут детсадовцы. По ее словам, такие услуги в Емве никто не оказывает, школьников есть чем занять, а вот дошколят – нет.

Поэтому и будет организован клуб, куда родители смогут приводить своих чад, где за сто рублей за ними просто присмотрят в течение пятидесяти минут, или же за триста рублей проведут развлекательно-развивающее занятие. При этом Екатерина Вишнякова признала, что у самой у нее педагогического образования нет.

– А кто же тогда с детьми заниматься будет? Педагогов наймете? Кого? И сколько вы им платить намереваетесь? – посыпались вопросы.

Автор бизнес-идеи сообщила, что педагогов она пока не нашла, но они непременно найдутся, а платить она им будет по 15 тысяч рублей в месяц.

Слушатели по-быстрому прикинули на пальцах, сколько в городе зарабатывают действующие педагоги дополнительного образования в разных учреждениях, и сочли, что Екатерине их в свой «Вишневый компот» нипочем не переманить. Да и поведут ли туда родители своих детей? Ведь в детском садике дети находятся до шести-семи часов вечера, после этого их забирают домой, где они успевают немного поиграть перед сном. А проводить занятия только по выходным – так даже аренды не окупить, не то что лучших педагогов нанять. Может, Екатерине лучше подумать об организации службы нянечек, которые будут сидеть с детьми по вечерам, когда молодые родители надумают сходить развлечься?

– Да не ломайте же вы крылья девушке, – с досадой возразила руководитель Центра инноваций социальной сферы Республики Коми Елена Щербина. – Идея хорошая, только продумать надо все как следует.

Впрочем, что такое по-настоящему хорошая идея и как много труда надо вложить в ее реализацию, стало ясно из выступления сыктывкарки Людмилы Федченко, директора детского центра «Пиноккио». Женщина у себя на работе в прямом смысле слова и швец, и жнец, и на дуде игрец – задумав организовывать оригинальные детские праздники, сама и костюмы сшила, и программы придумала. И поет под гитару на праздниках сама, и полы в помещении моет, и прочие варианты сделать так, чтобы было «дешево и сердито», находит. В числе направлений работы ее центра – начальная школа робототехники и летний лагерь, где детям в развлекательной форме преподают вполне серьезные азы различных профессий – врача, эколога и даже специалиста в космической отрасли. Дети изучают лекарственные растения, правильное питание, основы гигиены, сами делают наглядные пособия. Одно из них – макет земного шара «в разрезе» из пластилина – Людмила Федченко привезла с собой.

Участники совещания аплодировали сыктывкарке и сожалели, что в их муниципалитетах столь же креативной и активной дамы не нашлось. Много похвал досталось и другой жительнице столицы Коми, Анне Деминой, рассказавшей о льготной программе оздоровления пожилых людей в руководимом ею спа-салоне.

В финале встречи были высказаны мнения, что начинающих социальных предпринимателей нужно непременно поддерживать, чтобы они оставались в этой сфере, а то «раскрутятся самостоятельно, наберут клиентскую базу и уйдут в жесткий бизнес, не оглядываясь». Также их нужно специально учить в университетах – чтобы была такая специальность – «социальный предприниматель». Ну и, конечно, не рассматривать их как палочку-выручалочку для оптимизации бюджетных расходов.

Анна Потехина
Фото автора

DSC04270 DSC04309 12

Добавить комментарий