Руслан Садков: «Мы открываем новые поэтические имена»

Завершается Год литературы, который открыл несколько новых имен в поэтическом мире Коми. Один из них – создатель проекта Poetry Box в Сыктывкаре Руслан Садков. В интервью «Республике» он рассказал о том, что поэтический слэм – это не драка поэтов, сколько стихотворений можно написать за сорок минут, о том, на что потратил университетский грант и творчество каких коми поэтов необходимо знать.

BVCVrwiMBCo

– Расскажи немного о себе: сколько лет, где учишься, чем увлекаешься?
– Мне 21 год, я студент СГУ на направлении «Туризм». Буду менеджером по туризму. На данный момент я не работаю, уволился пару дней назад. Увлекаюсь скейтбордингом. Внезапно стал студенческим активистом, в первый год обучения засветился, побегав по всяким мероприятиям, а этой осенью съездил на образовательную площадку в Калининград, чувствую себя классно, люблю, когда меня обнимают люди. Недавно был волонтером на «Универвидении», причем мне повезло, я попал в высшую лигу волонтерства – мы были в команде режиссера. Много общался с участниками проекта. Смешанные эмоции в принципе по жизни, потому что приезжаешь с этих образовательных площадок, и жизнь замедляется. Когда работаешь над своим проектом, жизнь кипит, ты все время что-то решаешь, помогаешь участникам, встречаешься с разными людьми, но, когда это все заканчивается, ты думаешь: «А, ну да, надо сегодня на пары сходить». Когда так происходит, очень не хочется что-то делать, потому что только-только все закончилось, и тут же, наоборот, возникает чувство в противовес, когда надо что-то творить.
– Как и когда ты начал писать стихотворения и выступать с ними перед публикой?
– Писать я начал в пятнадцать лет одним июньским вечером. На самом деле было так: сидя на работе, я написал стихотворение, посмотрел на листочек и подумал: «Вау, стихотворение». А вечером того же дня познакомился с девушкой, которая стала моей первой любовью. Я думаю, это знак свыше. Первый раз я выступил спустя два года, на вечере моего друга Moккo fm.
– О чем ты пишешь?
– Основная тема моих стихотворений – любовь, лирика. Так как я организатор поэтических соревнований, есть блок стихотворений, которые пишутся именно по заданиям, раскрывают те или иные темы. На основе последнего возникают разнообразные стихи: и шутки, и остросоциальные, и просто бредятина, которую нельзя никому показывать, сюжетные – вот как они называются.
– Ты представляешь стихотворения на суд, но на чей? Какова аудитория?
– Скорее не на суд, а чтобы люди посмотрели, почитали. Смотрите, я могу, смотрите, я пишу.
– Хвастовство?
– Ну не похвастаться, а показать людям, что я могу, что у меня, возможно, даже получается. Целевая аудитория – примерно мои ровесники, потому что я пока не суюсь к тем, кто старше меня, хотя мне приходится с ними работать, а куда младше? Школьники, конечно, ходят на наши концерты. Нет особого перевеса в пользу женской или мужской аудитории, нравится как одним, так и другим, для всех находится что-то.
– Помнишь ли ты свое первое стихотворение?
– Их было два, прямо сразу. Одно было очень лиричное и называлось «Одиночество». Его нельзя найти в интернете, и я ни разу его не читал, а второе – «523-й эксперимент», оно так называлось, потому что мне нравится эта цифра.
– У тебя нет изданных сборников, есть только аудиоверсии?
– Да, только аудиосборники, и все они в интернете. Книг нет, а в планах есть, но я к этому морально не готов. Вроде бы ничего сложного: собрал пятьдесят стихотворений, выпустил книжку – и готово. Но если стихотворения остались на бумаге, то остались надолго, мне кажется, у меня пока нет стихотворений, которые бы я был готов передать на бумаге. То есть аудио – одно, потому что там готовая композиция с музыкой и звучит хорошо, а текст – это другое. Может быть, я напишу какую-нибудь нормальную книгу, повесть например, и тогда ее издам.
– Современный поэт берет публику текстом или подачей?
– В аудиопоэзии ты уже точно знаешь, на что ты идешь, точно знаешь, что тебя ждет стихотворение под музыку, поэтому, насколько я знаю, поэты не особо переживают о том, что звучит у них на фоне, обычно это одного плана мелодии. Всегда берет текст и подача, то есть несложный текст, потому что делать завихрения в тексте, отсылки к известным книгам и героям – это классно и дает наполнение, но это не всем дается. И из-за этого у некоторых аудиопоэтов, которых я слушаю, своя публика. Для примера, как нужно делать ,– поэт Дима Птицами.
– Чья поэзия повлияла на твое становление как поэта?
– Поэзия моего друга Moккo fm, нескольких поэтов, которые сейчас входят в ранг классики аудиопоэзии, и очень много рэперов. Например, Дима Птицами, Дима Олейник, немножко я слушал Веру Полозкову, очень много композиций слушал у Ассаи.
– Что тебя вдохновляет?
– Люди и общение с ними. В связи со своей работой и деятельностью в университете, институте и прочих местах я много общаюсь с людьми. Поэтому замечаю, что кто-то что-то сказал, классно улыбнулся, обнял меня за то, что рад меня видеть – и много не нужно. К вечеру я весь наполнился эмоциями и написал что-нибудь хорошее.
– А переживания вдохновляют на творчество?
– Несомненно, вдохновляют. Все, что вокруг меня, – вдохновляет и используется в качестве материала для стихотворений. Я могу написать о том, как собака стояла и наблюдала за перекрестком, например. Не жду вдохновения, чтобы писать, обычно вдохновение – это нарабатываемая вещь. Аппетит приходит во время еды, как говорится.
– Журналист Олег Кашин может написать шесть тысяч знаков за 40 минут, а идеальный поэт?
– Шесть тысяч стихов за сорок минут. Идеальный поэт может написать стихотворение с использованием каждого слова.
– Что такое Poetry Box?
– Это творческое объединение, которое занимается современной поэзией в Сыктывкаре, на данный момент в Республике Коми: новый поэтический марафон в СГУ организуется с поддержкой УГТУ. К нам приедут поэты из Ухты, их там много, и, возможно, примет участие Киров. Мы растем.
– Как зародилась идея создания Poetry Box?
– Это было довольно забавно. Идея именно организации Poetry Box родилась после того, как мы год подряд с Сергеем Елсаковым (он же Moккo fm) организовывали концерты для поэтов Сыктывкара и всех, кто приезжал в наш город с поэзией. Потом мы поняли, что себя нужно как-то позиционировать, что мы не просто организаторы концертов в «Кампусе», так появился Poetry Box. То есть от начала работы организатором поэтических мероприятий до момента создания лейбла Poetry Box прошло чуть больше года.
– А была ли подсмотрена где-то идея создания данного творческого объединения?
– Нет, мы просто показали себя как фирму, что мы – творческое объединение, занимающееся поэзией в Сыктывкаре. В нашей команде есть Иван Кучеренко, сейчас он поэтический критик и пришел в Poetry Box год назад. С появлением поэтических марафонов в СГУ мне понадобился человек, который бы помогал людям редактировать стихотворения для выступлений. Ваня отлично подходит для этой роли, потому что он ненавидит мои стихи, а я этим очень часто пользуюсь, чтобы он их корректировал.
– Каковы функции данного проекта и чем он полезен?
– Мы открываем новые имена. То есть существует литературное объединение СГУ «ЛИТО», это заслуженные имена Республики Коми и России, которые занимаются организацией литературных марафонов. У них проект так и называется – съезд «Новые имена», там можно подать заявку на участие, ваши стихотворения рассматривают, поясняя, что плохо, что хорошо, что можно подправить, и по итогам семинара получаешь подтверждение того, что ты был участником. Особо выделившиеся получают возможность поехать на какой-либо конкурс. В этом году я принял участие, но не смог попасть на семинар из-за работы и учебы.
– Поэтические марафоны, слэмы проводятся на основе этой площадки? Поясни, что это вообще такое.
– Мы немножко поменяли формат слова «слэм» в Сыктывкаре. Когда мы только организовали соревнования под названием «Поэтический слэм», люди, бывшие до этого на панк-концертах, приходили к нам и спрашивали «О, а что, у вас поэты будут драться?» У нас есть четкие ограничения: марафон – это поэтические чтения, они проводятся только в СГУ, а слэм – это городская площадка, где поэты соревнуются между собой.Формат марафона из раза в раз не меняется, то есть у поэта есть домашнее задание – это тема всего марафона, на которую он должен написать всего одно стихотворение и выступить с ним. По итогам всех выступлений зрительский зал выбирает, по их мнению, лучшего поэта на этом марафоне. Поэтический слэм – это соревнование между поэтами. Если просто, то идет отбор, несколько раундов и финал. Третий сезон, например, растянулся на два месяца, а четвертый и второй прошли за пять недель.У нас всегда свободный набор, всегда есть турнирная таблица, по которой видно, кто не прошел, а кто продвинулся, и всегда есть какой-то адский финал. Адский в плане задания, потому что на финал дается много нестандартных задач, и если поэт с ними справляется, то это человек готовый к чему угодно в поэзии. Мы заставляем поэтов делать неимоверные вещи, это развивает поэта, потому что когда ты двадцать лет пишешь стихотворения одного формата, одним набором рифм и в одной форме, то это неинтересно. На слэме поэт много-много раз выходит из зоны поэтического комфорта, чтобы написать стихотворение.
– То есть марафон – это заранее подготовленное шоу?
– Да, перед марафонами в СГУ у нас проводятся живые репетиции, где люди прогоняют свои выступления, показывают свои стихи. В слэмах мы давали людям неделю для подготовки и написания своих стихотворений, смотрели, что у них может получиться, и сразу шли раунды. С приходом в СГУ Poetry Box появилась проблема того, что нас смотрит совершенно другой пласт людей. Это не только студенты, которые к нам и так ходили, но и дирекция университета, и им нельзя подавать какой угодно материал. Плюс мы пришли к проблеме того, что нам нужно повышать качество поэзии в Сыктывкаре. Потому что с Poetry Box, слэмами это все стало скатываться в камеди-клаб, и от этого нужно было очень быстро избавляться. Марафоны в СГУ показали, что люди могут что-то делать, что они хотят что-то делать.
– Кто может выступить на вашей площадке?
– В марафонах – студенты, работники и преподаватели СГУ. В слэме – все желающие.
– Но у вас же были конфликты со «всеми желающими» из-за их опыта и возраста?
– Да, на первых порах к нам приходили люди из «ЛИТО», а они являются в большинстве своем третьим поколением, и им сложно доказать, что писать на задания сейчас интересно, нравится людям и развивает поэта. Доказать людям, у которых сорок лет поэтического опыта, что вас будет развивать моя тема для стихотворений, очень сложно, даже нереально. Вообще, это для всех. Например, Екатерина Цуммер, ей тридцать девять лет, она с такой же радостью и старанием выполняет задания, как и другие. Все зависит от желания человека. На марафоне сложнее, потому что там ограничена аудитория, и то сейчас нам пришлось пойти на уступки, потому что в будущем марафоне три человека из СГУ, пять человек из УГТУ, остальные участники из колледжа культуры, гимназии искусств, КраГСУ даже есть, СЛИ. Приходят из разных университетов, у меня нет причин их не пускать. Если люди хорошо подготовятся, так же хорошо выступят и покажут, как надо делать, то почему нет?
– Что должно привлечь людей к участию: награды, признание или известность?
– Все сразу, потому что кто участвовал у нас в марафонах и слэмах Poetry Box, сейчас в поэтическом мире известные люди. Например, Настя Бествицкая, Никита Мосс. Сумасшедший Эди и White Effect, мы с ними познакомились на слэме, теперь они постоянные участники проекта Poetry Box. И сейчас на каких-то поэтических мероприятиях в Сыктывкаре часто вижу их. Рэй, который как поэт позиционирует себя не очень, а вот как артист многозадачный справляется. И он тоже легко соглашается где-нибудь выступить. Я помню, что в прошлом году был концерт, связанный с поэзией и хип-хопом в одном флаконе, и там была вся молодежная поэтическая компания.
– Что точно обещает участие?
– Развитие поэзии, себя лично, потому что это общение с людьми, подвиг внутри себя – выйти на сцену и выступить со своей поэзией. Как ни крути, все эти задания, которые нами даются, они были не просто так. Даже простая тема для стихотворения, на нее тоже нужно уметь написать, например, Настя Бествицкая ругается на слэм, потому что ей сложно писать на какую-то заданную тему. Бывает, людям легко написать, что у них в голове, и создать из этого стихотворение, очень легко. У тебя, например, есть тема стихотворения «Латентный машиностроитель», делай с этой темой что хочешь, через неделю тебе нужно с этим выступить. Да, эта тема довольно бредовая и сложная, я бы сам на нее не написал. Была у нас реальная тема «Третий закон Ньютона», раскрывай как хочешь. Действительно всех поразили Рэй, Кросс: у них было что послушать и на что посмотреть. Темы нарочно даются тяжелые и странные, чтобы люди развивались, чтобы переступали через себя. И еще один интересный момент, если я не ошибаюсь, то Сумасшедший Эди и White Effect начали роман прямо на слэме, и он продолжается до сих пор, очень классно, слэм объединяет.
– Каковы критерии отбора?
– Мы оцениваем по стихотворениям, на слэм выбираем по итогам первого раунда, опираясь на зрительскую оценку, в четвертом сезоне у нас уже было жюри. В жюри находятся в основном спонсоры и партнеры, а также был победитель третьего сезона – Кросс. Это же все-таки людям для людей, я про состав жюри, и поэты знают, на что идут. Потому что, если мы посадим в качестве оценщиков литературоведов, никто не пройдет после отбора.
– Где вы находите единомышленников?
– Везде. Много людей знают про Poetry Box, большое распространение мы получили после проведения четвертого сезона, с помощью газеты «Прогород» мы стали еще больше известны. Поэты, которые хотят у нас участвовать, в основном приходят сами, но некоторых мы узнаем прямо на слэме. До этого я не был знаком с Цуммер, Рэем, Настей Бествицкой, практически все участники, с которыми я дружу и общаюсь, прошли слэм. Была пара молодых людей, с которыми давно знаком, и я не знал, что они пишут, таким был Мосс, например. И когда последний пришел на слэм, я сказал себе: «Да ну, нет. Ты чего?» Но он меня впечатлил, потому что парень зарегистрировался, пришел и победил, участвуя впервые, а это хороший показатель.
– Осенью вы выиграли грант на развитие данного проекта. Как и где это было?
– Выиграл я его в СГУ, внутри форума СорокИНН, там проходила площадка «Грантовая поддержка студенческих инноваций». Наш проект получил десять тысяч рублей, и это было в начале сентября этого года. Я получил грант, потому что знаю, как презентовать проекты, потому что наш проект знает чего хочет. По итоговой таблице у меня больше всех баллов, но для получения гранта написал смету только на ближайший марафон и абсолютно об этом не волновался.
– Это помогло проекту?
– Да, конечно, потому что мы немного приподняли уровень. Часть денег мы отправили в призовой фонд, сделали интересный подарок победителю призового марафона.
– Как считаете, Poetry Box уникален в Сыктывкаре или вообще в республике?
– Ну да, потому что мы единственная коммерческая организация. Потому что, например, «ЛИТО» привязан к университету. В Ухте поэтический клуб, тоже на базе УГТУ. Мы не привязаны к какой-либо большой фирме. Если посмотреть в интернете, то таких объединений, как наше, в принципе немного в России. Есть классный проект «Черновики», он вроде в Новосибирске, и в Петербурге несколько, ну с Питером оно и понятно-то.
– Каковы дальнейшие перспективы развития проекта?
– При поддержке СГУ я собираюсь организовать всероссийский конкурс. Мы потихоньку растем, потому что сегодня меня впишут в программу поддержки университетских проектов на следующий год. И в марте мы будем подтягивать к нам ближайшие города – Киров, Йошкар-Олу, Архангельск.
– Каким образом вы привлекаете участников, ищете таланты и рекламируете себя?
– Случайно. Например, марафон – это поставленная на поток вещь, и все знают, что он проходит в СГУ. И с помощью собственных связей в СГУ я могу запустить афишу, она разлетится внутри университета, и все будут знать. Для привлечения людей на слэм мы объявляем афишу в открытом доступе: в газете, в социальных сетях. Изначально мы связываемся с теми, кто уже участвовал, и узнаем об их желании поучаствовать еще, если нет, то просим звать их друзей, то есть такое сарафанное радио тоже используем. Про нас спрашивают, причем совершенно случайные люди. Бывает, например, что есть несколько человек, которые не решаются участвовать, много раз смотрят на слэм и говорят: «Я боюсь». Я стараюсь не влиять на таких людей, потому что им требуется время для созревания. А потом их страх исчезает, они выходят на сцену. Таким участником стала Даша Матасова (победительница последнего марафона), до слэма она еще не дошла пока, но я думаю, как только будет организован слэм, то я привлеку ее к участию. Она выпускница гимназии искусств, как и две другие девочки, которые в будущем примут участие в марафоне, там много талантливых ребят.
– Кого из молодых людей вы могли бы отметить как перспективных поэтов?
– Даша Матасова, если не испугается участвовать дальше. Из молодых в плане поэзии я могу отметить Екатерину Цуммер, потому что она пишет не так давно, но неплохо развивается. В плане возраста, помимо Даши, Мосс, ему лет двадцать, Костя Кросс, у него свой проект.
– Есть ли известные выходцы из вашего проекта?
– Например, Настя Бествицкая, около полугода назад она выступила в Петербурге со своей большой программой. Рэй, он участник музыкальной группы. Я обрел некоторую известность при помощи проекта Poetry Box. Но самые яркие – это Настя Бествицкая, Мокко fm и Рэй. Например, победитель третьего сезона Кросс открыл свой поэтический проект – Поэтри Шоу в Сыктывкаре, они выступили, по-моему, в конце октября, и выступили очень неплохо. Это совершенно другой формат в сравнении с Poetry Box, потому что у них выходит большая постановка, действительно шоу, где выступает определенная команда людей.
– Кого из коми авторов вы читали и могли бы порекомендовать для прочтения?
– Вот из поэзии я читал не очень много и читал в основном потому, что приходилось с ними работать. Это Андрей Попов, современник, руководитель «ЛИТО», он не так давно выступал в США – это поэт с мировой известностью. Есть поэт-писатель Петр Столповский, Елена Габова – писательница и пишет детские книжки. Надежда Мирошниченко, очень хорошая и бойкая женщина. Серьезно, могу порекомендовать Мокко fm, как бы смешно это ни звучало, но этот человек из Сыктывкара, поэтому его можно отнести к коми поэзии. Из прозы ничего не могу сказать, потому что не люблю углубляться в историю, можно почитать рассказы Дарины Минаевой, хоть она и редко выставляет свое творчество напоказ, но ее стоит почитать на самом деле. Взять вот Цуммер, у нее несколько всероссийских наград, и в слэм она пришла уже с этими наградами.
– Заканчивается Год литературы. Какие изменения в этой культурной сфере ты можешь отметить в Сыктывкаре?
– Несколько проектов было направлено на развитие литературной сферы в этом городе. Были организованы конкурсы для писателей и поэтов, для популяризации книжного пространства, много помогали библиотекам в этом году, я видел лично. Много раз поддержали проект с публичной библиотекой – эти скворечники с книгами. Развили хорошо буккроссинг в Сыктывкаре. Это, возможно, появилось пораньше, но мощное развитие получило в уходящем году.
– Что ты лично привнес в Год литературы?
– Много поэтов. Мы повышаем качество поэзии в Сыктывкаре. Лично я побывал в Калининграде, на тренингах и мастер-классах много выступал, говорил о себе – теперь Poetry Box знают и там. Я не знаю, что я сделал для литературы в Сыктывкаре, но надеюсь, что я сделал сегодня, останется и завтра.
Беседовала Виктория МИСНИК
Фото Николая АНТОНОВСКОГО

TS2J0bmq360

Au8908WZ0Cg

Добавить комментарий