«Лес» слился с «Арбатом»

В исторической части Сыктывкара царила современная и этнокультура

Второй этнофестиваль «Люди леса», прошедший на Стефановской площади в столице Коми 12 июня, практически слился с «Сыктывкарским Арбатом» в Кировском парке – праздновали так широко, что все пространство, ограниченное с одной стороны зданием Госсовета, с другой – строящейся набережной, было занято многотысячной толпой, развлекавшейся кто во что горазд.

DSC02526DSC02669

DSC02696 DSC02679

Людские потоки переливались с площади в парк и обратно, периодически эта огромная живая центрифуга выносила навстречу одни и те же персоны – то артистов, перемещавшихся с одной площадки на другую, то аниматоров в ярких костюмах, рекламирующих разные товары и услуги. Издалека можно было следить за перемещениями девушки в ярко-зеленой одежде и на ходулях, с посохом, украшенным листьями. Менее заметны в толпе были представители власти и политической элиты, постаравшиеся обойти за день все праздничные площадки. Глава Коми Вячеслав Гайзер сначала прогуливался по Стефановской в компании председателя Госсовета Игоря Ковзеля, потом их праздничные пути разошлись.

Нынешний фестиваль «Люди леса» в первую очередь сравнивали с тем, что прошел год назад. С одной стороны – размах, возможно даже лучшая, чем в 2014-м, организация мероприятия, отличные идеи, большое количество всяческих мастер-классов и прочих развлечений. Казалось, посмотреть и поучаствовать во всем просто физически невозможно. С другой – как будто бы не хватило чего-то объединяющего всю эту праздничную круговерть и суматоху, некой «генеральной линии». К сожалению, замечательная эмблема фестиваля – человек, поднимающий руки, которые превращаются в крону дерева, на этот раз не «заиграла». Этого изображения явно должно было быть больше, а так оно стало терять в узнаваемости, не удивительно, что многие из гостей праздника, фотографирующиеся возле высоченных композиций из сена, недоумевали, а что они, собственно говоря, означают.

«Фишка» прошлого года – «бассейн» из сена на отлично сыграла и сейчас, ребятню оттуда было просто не вытащить. Как и из сенного лабиринта, который к концу праздника тоже превратился в «бассейн» благодаря сверхактивному им пользованию.

Идея с всенародным раскрашиванием деревянных зверей была снова воплощена в жизнь, но несколько рискованным образом, из-за чего результат получился неоднозначным. На этот раз вместо вполне узнаваемых оленей, медведей и елок установили деревянные фигуры, «срисованные» с изображений зверей коми промыслового календаря. Но пермский звериный стиль – штука специфическая, любительской окраске плохо поддающаяся. Раскрашенные профессиональным художником образцы смотрелись интересно и изрядно веселили публику, которая хохотала, узнавая из поясняющих табличек, что «ящер», к примеру, на самом деле олень, и охотно выясняла, «кто я по коми звериному гороскопу». Большинство же раскрашенных любителями фигур смотрелись довольно устрашающе, благодаря черной и кроваво-красной краскам звери выглядели освежеванными. К тому же многие самодеятельные художники оставили на фигурах не самые приличные надписи. К концу мероприятия все фигуры стащили к сенному «бассейну», вперемешку с припаркованными тут же велосипедами получилась весьма оригинальная инсталляция.

Несомненный плюс фестиваля – большое количество интересной сувенирной продукции. Были, конечно, и совершенно «поточные», кичевые вещи, изготовленные явно в промышленных масштабах и где-то далеко за пределами Коми, но, к счастью, их было не так много. Среди разного рода тканых, вышитых, плетеных вещиц выделялись футболки с оригинальными рисунками. Если верить изготовителям, часть из них при этом была оберегами, так что этот предмет одежды можно просто хранить дома на счастье. Часть футболок была украшена изображениями лесного чудища и надписью «Яг-Морт жив», что наводило на невеселые размышления: все-таки по легенде Яг-Морт был серийным маньяком-убийцей, кравшим девиц и уволакивающим их в свое логово. За что его, собственно, и убили.

Не протолкнуться было у стенда с коваными изделиями, многие из которых имитировали украшения, найденные археологами. Среди всего этого великолепия выделялась металлическая птица с герба Коми на меховой подложке.

Из Прилузского района на фестиваль приехала семейная пара молодых мастеров – Александра и Олег Никулины. Обычно на подобного рода мероприятиях они представляют тканые пояса и берестяные изделия, на этот раз прилузцы продвигали еще и вяленую морковь, которая должна была посоперничать с привычными картофельными чипсами. Ради такого дела рыжеволосую Александру нарядили в ростовой костюм Морковки.

На сцене тем временем выступления артистов – профессиональных и самодеятельных чередовались с этномодными показами одежды. Свитера, платья и прочее были хороши, и зрители задавались вопросом, где же все это можно купить и почем.

Для тех, кто сидеть у сцены не хотел, было организовано множество мастер-классов и разного рода интерактивных развлечений. Издалека бросалась в глаза площадка с надписью «Лямпиада», народ шел посмотреть, что там происходит, ожидая увидеть бег на лыжах по сену или асфальту. Однако обошлось без экстрима. Раскрашенные лыжи играли роль декоративную, сама площадка запомнилась большим количеством фигурок птиц, сделанных из пластиковых бутылок. Вырезанные из пластика перышки смотрелись очень правдоподобно. Изделия беспрерывно трогали и гладили, в этом они успешно соперничали с выставленными тут же чучелами. Неизгладимое впечатление на детей производили сушеные щучьи головы, самые храбрые осмеливались положить палец в зубастую пасть.

Чуть подальше соревновались в ходьбе на деревянных пеньках, стрельбе из лука и арбалета, метании топора, копья, валенка и полена. За кустами на газоне возлежал меланхоличный олень, которого все с восторгом хватали за рога, удивляясь тому, что они не «голые», а покрыты нежным «бархатным» ворсом. На другом газоне с горожанами общалась коза, которая охотно ела все, что ей ни предлагали – клочки сена, листья с ближайшего куста, кусочки пирожка.

На «музейном» отрезке улицы Коммунистической расположился блошиный рынок. Предполагалось, что торговать здесь будут разного рода антиквариатом, винтажными вещами, но любители старины и коллекционеры, пришедшие сюда, были не в восторге. Фразы типа «новодел китайский» звучали там и сям, поскольку настоящего антиквариата оказалось довольно мало, зато подделок под старину было предостаточно. На подобной площадке в Кировском парке раритетов было побольше, правда, продавались не все, часть просто выставили на всеобщее обозрение. В целом же в парке сыктывкарцев и гостей города развлекали по такой же схеме, что и на площади – выступления певцов и танцоров, продажа сувениров, мастер-классы. Но если наверху все происходило с уклоном в этно, то здесь – в современную культуру. Между деревьями организовались мини-выставки, а также небольшая передвижная библиотека. Символ «Сыктывкарского Арбата» – матрешки были в большой чести, их рисовали, раскрашивали, с ними фотографировались.

И «Люди леса», и «Арбат» активно шумели, торговали, пели и танцевали примерно до четырех часов вечера, после чего палатки начали потихоньку сворачивать, а публика, нагулявшись вволю, стала расходиться, чтобы передохнуть перед вечерним этапом празднований.

Анна Потехина

Фото автора

Добавить комментарий