Сыктывкарский бездомный Роман: «В городе 1000 рублей можно заработать за час»

Экономический кризис в той или иной степени затронул практически все группы населения. Модным сейчас стало тратить деньги по минимуму и с умом. На фоне всеобъемлющей финансовой хандры возникает вполне разумный вопрос: а как живется тем, кто и в спокойные времена не мог похвастать хоть каким-то благосостоянием? Журналисты агентства БНК встретились с теми, кому терять по большому счету было нечего, — людьми без определенного места жительства. Бездомные рассказали журналистам, как можно быстро заработать деньги, а также в кратчайшие сроки реализовать программу «доступное жилье».

33KIR_5218

Непосвященному человеку найти пристанище бродяг в одном из промышленных районов города непросто, от любопытных глаз хибару надежно укрывают деревья и кусты, поэтому с дороги строение, находящееся всего в полусотне метров от проезжей части, практически незаметно. К маленькому домику ведет узкая, извилистая тропинка. О том, что нога человека по этому пути проходит регулярно, говорит не только утоптанный грунт, но и большие куски пластика, аккуратно уложенные поверх грязи на самом труднопроходимом участке дорожки.

Хозяева на месте. Сквозь голые ветки отчетливо видны две человеческие фигуры, суетящиеся возле дома, правда, подойти незамеченными нам не удалось, большой упитанный пес громко залаял, едва заслышав шаги непрошеных гостей.

– Мы ни с кем разговаривать не хотим, – сухо отрезал хозяин, выслушав, кто мы и зачем пришли. – Да и у нас сейчас не все ребята дома, вы вечером заходите, часов в семь-восемь. Но я вам сразу говорю, у нас все сидевшие и говорить с вами никто не будет.

С недоверием на нас смотрели двое: маленькая женщина и небритый мужчина лет сорока. Разрядить обстановку удалось способом простым, но эффективным.

– А мы к вам не с пустыми руками, – с этими словами мы преподнесли хозяевам маленькую бутылку водки, купленную по случаю нашего субботнего визита.

– Спрячь, – быстро скомандовал своей сожительнице мужчина, что и сделала дама незамедлительно.

– Меня Роман зовут, – представился хозяин дома. – Сам я из Прилузского района, в Сыктывкар приехал семь лет назад на заработки. Первое время в Човъю работал. Но там дело не пошло, платили плохо, и я на оптовую базу подался грузчиком. Там с пацанами познакомился. Через какое-то время решили мы себе жилье построить, так здесь и оказались. Поначалу неплохо все было, а потом вот докатились черт знает до чего, бухать начали, и вся эта хрень пошла.

В небольшой лачуге ютятся аж семь человек – шестеро мужчин и одна женщина. Все эти годы состав жильцов был неизменным, с кем заселились, с теми и находятся по сей день.

В домике есть тепло и свет. Отапливаются буржуйкой, на ней же и готовят. Досуг скрашивает крошечный телевизор и радио. Электричество берут от обычного автомобильного аккумулятора, а когда батарея садится, ее относят на близлежащую промышленную базу.

– У нас здесь в сервисе (автомастерская – прим.ред.) знакомые хорошие, нас все знают. Мы просто аккумулятор несем, на зарядку ставим, потом обратно забираем. Мы с пацанами сами это все придумали, – объясняет Роман.

Стать счастливыми обладателями «доступного жилья» бездомным удалось благодаря технической смекалке, деревенским навыкам.

– Ну вообще, идея с аккумулятором моя. Я в деревне на тракторе работал, поэтому в технике малость разбираюсь, а еще я в ГПТУ №8 на каменщика учился, так что и в строительстве кое-что понимаю, – не без гордости поведал собеседник. – Зимой у нас тут тепло, не замерзаем. А все потому, что мы дерево – дом-то у нас из фанеры и досок построен – паласами обшили. На улице минус тридцать, а тут, как натопим, хоть в шортах, хоть в трусах ходи.

Но походить по хижине ни в трусах, ни в более пристойном одеянии не получится, при всем желании места хватит разве что на пару шагов от стены к выходу и обратно. Но обитатели лачуги на тесноту внимания не обращают – привыкли уже.

– У нас тут только три спальных места, – указывает хозяин на грубо сколоченную двухъярусную кровать и низенькое весьма поизносившееся подобие тахты. – Спим валетом.

Роман проводит нас за дом и показывает на лес.

– Там два прудика небольших, в них мы одежду стираем, сушим прямо здесь, около дома. Там же в лесу у нас и место отхожее. Мыться мы стараемся регулярно, по очереди ходим на базы, там душ есть, – рассказывает о бытовых тонкостях наш собеседник.

Животных в этой общине любят. Большая собака по кличке Джессика, поначалу встретившая нас лаем, оказалась зверем дружелюбным.

– Джессика у нас никого чужого не подпустит. Она раньше в сервисе жила, но как-то к нам привязалась и уже два года живет у нас. А еще с нами долгое время кавказец жил (кавказская овчарка). Огромная собака, тот так вообще отличным сторожем был, но пропал куда-то. Несколько месяцев назад еще одного щеночка взяли. Хотели кошку завести, но никак, Джесси ее сразу задавит, – говорит Роман. – Джессика у нас всегда дома, и еще дома всегда кто-то один из нас есть. Без присмотра оставлять жилье нельзя. Обычно дома Оля сидит.

Услышав, что заговорили о ней, Ольга простодушно заулыбалась, безо всякого стеснения обнажив два ряда редких и плохих зубов. Оля заведует всем хозяйством. Готовка и уборка полностью на ней, мужчины заняты исключительно добычей пропитания. Связывает ли женщину с мужчинами что-то, кроме общей крыши над головой, нам узнать не удалось. О чувствах здесь говорить не принято, есть вещи и поважнее. В конце концов – дело личное.

– Холодильника у нас нет, это очень неудобно. Скоропортящиеся продукты долго не сохранишь. Ну а в целом с едой проблем нет. У нас тут яблони растут, летом грибов знаешь сколько? Каждый день едим. Еще я на рыбалку хожу, – Роман проводил нас за дом, где на куче мусора лежит одноместная резиновая лодка. – На речку на велосипеде езжу, там на месте лодку надуваю – и вперед.

– Я тебе так скажу, нас никто не обижает. Вот земля эта, на которой мы сейчас с тобой стоим, куплена москвичами. Они к нам заходили, когда сюда приезжали, но прогонять не стали. Сказали, оставайтесь, пацаны, работать у нас будете. Тут вроде завод какой-то строить собираются, – задумчиво говорит Роман.

С другими людьми, оказавшимися «по ту сторону жизни», Роман с товарищами общаться стараются по минимуму.

– К нам бездомные приходят иногда, но мы их не пускаем. Им выпить надо, а мы с чужими связываться не хотим, – уверенно заявляет хозяин.

О своих сожителях Роман говорит немного, и только хорошее.

– Все пацаны сидевшие, кроме меня. Но мы ребята работящие. Парни на вахты ездят, на лесозаготовки. Я сам только недавно с вахты приехал. Я в лесу не один год отработал, в пилах разбираюсь хорошо, – говорит Роман.

Своей жизнью Роман не сказать чтобы доволен, но считает, что все далеко не так уж и плохо, как могло бы быть.

– Вот что мне было делать в деревне? Работы там нет, разруха. Работать за тысячу рублей, что ли? Да я здесь тысячу рублей могу заработать за час. Пошел на разгрузку машины, вот тебе и тысяча. Пацаны, например, сегодня пошли на разгрузку вагонов с углем, – продолжает рассказчик. – Да и вообще нас постоянно работать на базы приглашают. Оля в сервисе уборщицей работает. Я тоже иногда в сервисе подрабатываю, бывает, надо помочь поднять металл какой-нибудь или котел, ну или что-то в этом роде.

Роман замечает, как наш фотограф с любопытством рассматривает мусор, разбросанный рядом с домом, и спешит заверить нас, что разруха в этом месте явление временное.

– Сейчас снег полностью сойдет, мы в гаражах отработку возьмем, польем здесь все и подожжем. Мусор сгорит, и будет у нас чистота и порядок, мы так каждый год делаем, – заверил нас хозяин.

Не исключено, что в этом году огненную уборку Роман с друзьями проведет в последний раз. Обитатели лачуги всерьез задумались о переезде.

– В этом году мы, наверное, с этого места уйдем. Слишком много людей о нас знает. Мы это еще раньше хотели сделать. В позапрошлом году купили себе балок тут неподалеку. Мы все туда-сюда бегали, делали его. Но у нас его сожгли, – рассказал Роман.

После интервью Роман просит нас только об одном, не показывать его по телевизору, мол, популярность ему сейчас ни к чему.

– Вы только по телеку нас не показывайте, а то сестра меня еще увидит, она просто в Выльгорте живет, – объясняет нам Роман. – Так-то я с родными постоянно созваниваюсь, со связью у нас проблем нет, у каждого свой мобильник есть, но дома у меня не знают, чем я живу и как, да оно и к лучшему, наверное.

БНК

Фото Кирилла ЗАТРУТИНА

 

Добавить комментарий