Дом ручной работы

Архитекторы из Коми создали нестандартный строительный бизнес

Первый дом они строили в сорокаградусные морозы в январе 2016 года. Инструменты от таких условий ломались, но уж очень хотелось поскорее взяться за работу, не дожидаясь оттепели. К сегодняшнему дню трое молодых архитекторов – Дмитрий Ткач, Алексей Гарштя и его супруга Мария, организовавшие предприятие «Керка», – разработали уже полсотни проектов бревенчатых строений, их дома стоят в разных районах Коми и за пределами нашей республики.

Автор идеи по созданию компании, которая бы занималась возведением бревенчатых домов по оригинальным проектам, – Дмитрий Ткач из Троицко-Печорска. Любовь к строительному делу у него с детства, привил ее отец, который постоянно привлекал сына к возведению то дачи, то бани. Еще в школе Дмитрий решил, что станет архитектором, поступил в УГТУ, а после его окончания сначала уехал из Коми в более теплые края. Работал архитектором на Украине, в Краснодарском крае.

– Два с половиной года я так ездил. А потом жизнь вернула меня обратно в Троицко-Печорск. Работа там для меня нашлась только в администрации, в управлении культуры. Но копаться в бумажках, отчетах мне не очень-то нравилось, хотелось и свои архитектурные навыки применять, – рассказывает Дмитрий Ткач. – У нас в районе проводится молодежный лагерь «Шаг к успеху», и вот, когда я там был, появилась мысль организовать арт-фестиваль «Сено». Чтобы архитекторы, другие творческие люди приезжали к нам и что-то делали своими руками. Идею мою на работе поддержали, фестиваль профинансировали. Алексей тогда был преподавателем в УГТУ, а Мария – студенткой, они мне помогали в организации фестиваля, агитировали, чтобы народ приехал на «Сено». И люди приехали, построили крутые арт-объекты. Фестиваль прошел, а я подумал, что мы втроем можем отлично работать в связке, создавать оригинальные бревенчатые дома, бани, беседки. Рассказал об этом ребятам, они меня поддержали. Почему именно бревенчатое домостроение? До этого я ходил в турпоход на Маньпупунер с моей школьной учительницей, и она по дороге мне рассказывала о столетнем доме ее деда и о том, что она хочет рядом с ним поставить дом в таком же стиле, но уже современный. Поэтому, когда мне пришла такая идея, я сразу ей позвонил. Рассказал, что собираюсь ехать учиться плотницкому делу в Уфу и по возвращении, если она захочет, буду строить ей дом. Она тоже меня поддержала. Так что первый дом мы сделали для нее в Кедровке под Троицко-Печорском.

Обучение работе плотника длилось месяц. Научили азам, в основном как стыковать бревна, русской и канадской рубке, остальные премудрости дела пришлось осваивать самостоятельно, методом проб и ошибок.

– Написал заявку на грант на создание предприятия, получил 500 тысяч рублей, закупили инструменты, материалы, разработали проект и взялись за строительство. А морозы стояли такие, что мы четвертую часть инструментов тут же и поломали. Но у нас уже так руки чесались поскорее начать работать, что тепла ждать не хотели, – вспоминает Дмитрий Ткач. – Сложностей хватало: опыта нет, по профессии мы архитекторы, но деревянному домостроению в вузе нас никто не учил, как выглядит правильно заготовленное бревно – не знаем, как хранить древесину – тоже. Поэтому было много не очень приятных моментов. Организация процесса хромала, записывали все досконально, анализировали ошибки. А дом, кстати, получился хороший. Даже сейчас, когда мы опыта уже набрались и смотрим на него иначе, видим, что вышло все неплохо для начала – ровно, красиво, никаких щелей.

После этого стали искать других клиентов, создали сайт, страницы в социальных сетях. Второй заказчик нашелся при помощи знакомых в Княжпогостском районе, другие приходили уже самостоятельно. Через некоторое время появились заказы и из-за пределов Коми, в основном из центральных регионов России.

Изначально, когда Дмитрий, Алексей и Мария только создавали свое предприятие, они решили, что в будущем, скорее всего, перевезут производство поближе к столице Коми. В Троицко-Печорском районе, конечно, были свои плюсы – можно закупить хорошую древесину, но перевозить готовые заказы было сложно. Местные автоперевозчики просили за доставку разобранного дома или бани почти в два раза больше, чем их сыктывкарские коллеги, по железной дороге получалось и вовсе невыгодно. Во-первых, приходилось бы платить за весь вагон, даже если используется его половина. Во-вторых, дополнительные хлопоты и расходы с погрузкой заказа на машину на производственной площадке, потом разгрузка-погрузка на станции, затем этот процесс повторяется на финишной точке доставки.

В ноябре прошлого года, когда наступило затишье в заказах, «Керка» переехала в Сыктывкар. Арендовали площадку в Эжвинском районе, расчистили ее, перевезли оборудование и в январе начали работать на новом месте.

Первая бригада «Керки» состояла из четырех человек: Дмитрий был бригадиром, еще трое плотников под его началом. Взял к себе знакомых, в том числе Сергея Короленко, на работу которого обратил внимание на фестивале «Сено». В результате вслед за основателями предприятия в столицу Коми переехало трое работников, еще пятерых наняли здесь.

– Сейчас у нас две бригады основных и одна вспомогательная, смежники, которых мы приглашаем, когда, например, фундамент залить надо, – говорит Дмитрий Ткач. – Сначала мы с Алексеем сами плотницким делом занимались, но сейчас только в экстренных случаях. Потому что дел теперь уже и без того хватает, заказов достаточно, примерно половина заказчиков не из Коми. Например, недавно в Казани дом поставили.

В итоге обязанности в «Керке» распределились так: Дмитрий решает вопросы, связанные с производственным процессом, в том числе с закупкой и доставкой сырья, Алексей работает с клиентами, документами, Мария – архитектор-проектировщик. Кстати, ни одного одинакового дома «Керка» пока не построила, на сайте выложено много готовых вариантов, но все они в результате сильно меняются в процессе общения с заказчиком.

– Сначала хотят только одну перегородку перенести, потом что-то еще решают сделать иначе, а в результате весь дом меняется. Но так и должно быть – дома должны проектироваться под конкретную семью, люди ведь разные, со своими привычками и интересами, – говорит Мария. – Заказывают у нас в основном дома и бани, примерно пятьдесят на пятьдесят, хотя, похоже, домов сейчас станет больше.

– Мы себя позиционируем как людей, которые стараются делать качественно и по уму, поэтому не хватаемся за все заказы подряд. Наш клиент – это человек, который хочет построить хороший, экологически чистый и внешне интересный дом, а не просто заказать деревянный сруб подешевле. У нас, например, три семьи врачей в заказчиках, они хотели именно бревенчатый дом, хотя по стоимости он соотносим с кирпичным, – отмечает Алексей Гарштя. – К сожалению, многие даже не видят разницы между бревенчатым домом и срубом из оцилиндрованного бревна. А это совершенно разные вещи! У нас ребята бревно вручную очищают лопатой, потом скобелем, сохраняется естественный рельеф древесины.

Кстати, по словам Дмитрия Ткача, правильный лес для бревенчатого домостроения в республике достать довольно трудно. Бревна должны быть от шести метров длиной, а у нас в основном заготавливают четырехметровые. Кроме того, ручная заготовка для такого строительства куда предпочтительнее механизированной.

Первые дома «Керка» строила с нулевым доходом, по себестоимости, только чтобы раскрутится и набраться опыта. Сейчас пока тоже о больших доходах говорить не приходится, все уходит в дело. Недавно, например, наконец купили собственный кран, чтобы не пользоваться арендованным. В планах на будущее – расширить дело, но без потери качества, отладить производство. Ребята уже ездили перенимать опыт в разные регионы России, сейчас мечтают побывать в Канаде, чтобы посмотреть на ту самую знаменитую канадскую рубку в оригинальном исполнении. Кроме того, есть идея заняться повышением престижа плотницкой профессии в Коми.

– Если это дело красиво презентовать с фото, видео, может, у кого-то появится желание стать хорошим плотником, – говорит Дмитрий Ткач. – Какая сейчас у людей ассоциация со словом «плотник»? Какой-то грязный до черноты мужик, пьяный, весь в опилках. Но это на самом деле не так. Это уникальная профессия, в той же Канаде профессиональные плотники – на вес золота. Некоторые специалисты с высшим образованием могут позавидовать их знаниям, навыкам.  Я надеюсь добиться того, что работу плотника у нас будут больше ценить.

Анна ПОТЕХИНА

Фото из архивов героев публикации

Оставьте первый комментарий для "Дом ручной работы"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.