По прозвищу Зверь

Большой зрительский успех сопутствовал новой постановке театра драмы имени Виктора Савина. Спектакль «Зверь» по пьесе, написанной в 1980-е годы драматургами Михаилом Гиндиным и Владимиром Синакевичем, – вторая постановка открывшегося минувшей осенью в стенах театра драмы ТЮЗа. Режиссер-постановщик антиутопической пьесы – актер и без пяти минут выпускник режиссерского отделения театрального института имени Щукина Денис Рассыхаев.

Появившаяся в начале 1980-х пьеса Гиндина и Синакевича была практически запрещенной, во всяком случае с точки зрения цензуры, и в силу этого являлась лакомым кусочком для оппозиционно настроенных к идеологии того времени режиссеров. Ставить пьесу сегодня, когда современные критики отмечают ее псевдофилософский подтекст, – определенный риск. Тем не менее Денис Рассыхаев ставит пьесу второй раз, впервые спектакль игрался на малой сцене театра как дипломная работа студентов актерского отделения колледжа искусств. Постановка на большой сцене свидетельствует о том, что и сегодня режиссер считает тему актуальной и востребованной.

Герои пьесы – отец, мать и дочь. Они абсолютно лысы, замотаны в тряпки, похожие на шкуры зверей, и вообще внешне напоминают первобытных людей, какими их представляли советским школьникам советские же историки. Они нежно любят друг друга, и они несколько напуганы: человек со стеклами – эталон вершины разума в их понимании – посоветовал им искать себе подобных, чтобы продолжить людской род и не дать человечеству погибнуть. Но шансы найти на обломках цивилизации – того, что осталось после очередной мировой войны, – человека – ничтожны.

В поисках ночлега семья сталкивается с безмолвным существом, которое кажется им чудовищем, уродом, так как оно волосатое. Его нарекают Зверем. Поначалу троица испытывает по отношению к нему страх и даже проявляет к мирно и дружелюбно настроенному существу некую агрессию. Но дочь быстро меняет настроение, проникаясь симпатией к «монстру». Постепенно Зверь становится ручным, он приносит для семьи «вкусные» банки и спасает их от неразорвавшихся снарядов – кульгар, как он их называет. Дочь обучает его языку, и со временем становится ясно, что он тоже когда-то умел говорить, но только на другом, непонятном для семейства языке.

Однажды семья знакомится с самым настоящим нравственным уродом, лысым, как они, но памятуя о наветах человека в очках – искать себе подобных, нарекают его Другом. Между тем Друг оказывается воплощением самого примитивного мышления, он лжив, труслив, жесток и до безумия похотлив. Но это не смущает родителей, готовых отдать дочь на поругание мерзавцу, лишь бы продолжать плодить себе подобных. Дочь сопротивляется, но постепенно сдается, примирившись с неизбежным. В предфинальной сцене перед зрителями предстает мрачная картина: окончательно деградировавшие родители и Друг забивают Зверя, который, кажется, уже смирился со своей участью, оглушенный предательством. Предательством тех, о ком он так заботился, пытаясь вывести их «за горы» – туда, откуда он родом, туда, где пекли хлеб, играли на музыкальных инструментах, туда, где он был когда-то счастлив. В финале Друг, ставший членом семьи, взрывает кульгару, и все погибают.

Так завершается история о Звере с человеческим сердцем и людях со звериными понятиями. Спектакль, безусловно, имеет глубокий философский и психологический подтекст, а финал заставляет задуматься о том, что есть человечность и как часто люди занимаются подменой понятий, как часто, обрастая стереотипами, доверяют им больше, чем собственному сердцу.

Удивительно, с каким ощутимым удовольствием артисты приняли предложенные режиссером и художником Эрихом Вильсоном правила игры, превратившись в лысых, порой просто забавных, а порой и неприятных первобытных существ. Актеры Светлана Малькова, Константин Карманов Кристина Чернева, Полина Лудыкова, Дмитрий Максименко и Владимир Калегаев играют на грани гротеска и словно в сети ловят зрителя правдивостью создаваемых образов.

Как всегда, особый колорит в спектакль, и это уже стало отличной традицией, внесли хореографические заставки. Автор хореографических фрагментов – Ангелина Комлева. В целом пластическое решение спектакля – заслуга актера Константина Карманова.

Марина ЩЕРБИНИНА

Фото Дмитрия НАПАЛКОВА

Оставьте первый комментарий для "По прозвищу Зверь"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.