Александр Хохлов: «Там, где порицается социальное иждивенчество, безработица ниже»

О тенденциях, сложившихся на рынке труда республики, и мерах господдержки в сфере занятости в интервью «Республике» рассказал начальник управления занятости Министерства труда, занятости и социальной защиты РК Александр Хохлов.

– Как вы могли бы охарактеризовать сегодняшнюю ситуацию на рынке труда республики?

– Отвечая на этот вопрос, необходимо учитывать не только процессы, происходящие на рынке труда, но и миграцию населения, поскольку она напрямую отражается на показателях безработицы. Миграционный отток на протяжении последних лет у нас был заметный. Несмотря на то, что, по оценкам экспертов, он с каждым годом снижается, в 2017 году общая численность трудоспособного населения уменьшилась. Число безработных не выросло, но на фоне миграционной убыли в процентном соотношении к трудоспособному населению соответственно несколько увеличился уровень безработицы, который составляет 1,8 процента от рабочей силы.

Еще одна тенденция связана с сезонным ростом безработицы. Она характерна для осенне-зимнего периода, когда невозможно организовать широкий фронт общественных и временных работ, за счет чего как раз и снижается безработица на селе. С наступлением весны начнутся работы по благоустройству территорий поселений. Вариант для безработных сельчан – работа вахтовым методом, однако есть люди, которые по тем или иным причинам не могут туда выехать, и только служба занятости в летнее время обеспечивает им работу.

В городах – своя специфика. На показатели безработицы здесь очень негативно влияют люди, стремящиеся получить статус безработных и при этом совершенно не желающие трудоустраиваться. Обычно, придя в кабинет специалиста центра занятости, они с порога заявляют, что им необходима справка об отсутствии дохода для получения статуса малоимущего, или претендуют на тот или иной вид социальных льгот или субсидий. При этом многие из них неофициально работают в теневом секторе, но умалчивают об этом, чтобы получать пособие по безработице и социальные льготы.

– А какие механизмы воздействия существуют у специалистов службы занятости для выявления таких любителей поживиться за счет государства?

– В практике работы службы занятости нередки случаи предоставления гражданами недостоверных сведений о себе, сокрытия факта трудоустройства или других обстоятельств, влияющих на размер, продолжительность выплаты пособия по безработице или возможность его назначения. В случае установления фактов попытки получения или получения де-факто пособия по безработице обманным путем в соответствии с пунктом 2 статьи 35 закона «О занятости населения в Российской Федерации» выплата пособия по безработице прекращается с одновременным снятием с учета в качестве безработного.

Полагаю, если сами граждане не будут стараться работать честно и отчислять налоги, то как они могут спрашивать что-то с государства? Мы в сотрудничестве с правоохранительными органами и прокуратурой активно работаем по выявлению неформальной занятости. Число судебных процессов по установлению таких случаев год от года растет.

Неофициальное трудоустройство чаще всего практикуется в лесной отрасли, строительно-ремонтных работах, сфере торговли и общественного питания, где людям предлагают фиксированную оплату за отработанный рабочий день. Из-за таких недобросовестных работодателей у людей появляется возможность получать неофициальную зарплату, не платить налоги, да еще пользоваться поддержкой государства, оформив статус безработного, малоимущего и так далее.

– Но ведь статус безработного в первую очередь обязывает человека трудоустроиться, если в центре занятости ему предлагают вакансию, соответствующую его профессии и квалификации.

– За последние три года число вакансий заметно увеличилось. В этом году вакансий в банке данных на 20 процентов больше, чем в 2016-м, и на 30 процентов больше, чем в 2015 году. Рабочих вакансий хватает, чтобы каждого безработного мужчину обеспечить работой. Чуть меньше рабочих вакансий для женщин, но тоже достаточно, чтобы обеспечить работой большинство. Очень сложно подобрать работу только для женщин-служащих. Но при этом люди часто отказываются от предлагаемых вакансий, объясняя это низким уровнем заработной платы. Хотя обычно соискатели, которым предлагаются рабочие вакансии, не имеют высокой квалификации, а то и вовсе профессионального образования.

Бытует мнение, что в центрах занятости вакансии исключительно низкооплачиваемые. Но отмечу, что уровень предлагаемой заработной платы всегда выше прожиточного минимума, а он у нас в Коми немаленький – около 13 тысяч рублей. Многие ориентируются на средний официальный размер оплаты труда по республике, забывая, что эти деньги действительно можно заработать, но только серьезным трудом – вахтовым методом в добычных отраслях, имея большой опыт и квалификацию. Это не значит, что каждый должен получать такую зарплату.

Мы сейчас находимся на конкурентном рынке труда. Если рабочей силы в регионе достаточно, значит, зарплата будет предлагаться пониже. В то же время, если вдруг в каком-то муниципалитете началась реализация крупного проекта и имеется недостаток рабочей силы, конечно, средняя зарплата вырастет.

У республики есть перспективы развития. Мы знаем, что в ближайшие годы планируется реализовать несколько крупных инвестиционных проектов: производство овощей, в сфере транспорта и связи, добычи полезных ископаемых, в частности титановых руд на Пижемском месторождении. В конце прошлого года подписано соглашение «Руститана» и «Росатома» по его освоению. Также вырастут инвестиции в целлюлозно-бумажное производство, углехимию, биохимию, нефте– и газохимию. Совместно с «Северсталь Менеджмент» и Новолипецким металлургическим комбинатом начнет отрабатываться проект «Уса-3» по добыче ценных пород угля. Будут строиться тепличный комплекс в Емве и животноводческий комплекс в Жешарте. Все это обеспечит новые рабочие места.

Данные 2013 года, когда шла реализация первого проекта, показали, что заработная плата разнорабочих в Усть-Вымском и Княжпогостском районах превышала 25-30 тысяч рублей. Но ведь это бывает лишь тогда, когда работодателю нужно за короткий срок реализовать большой объем работ и он предлагает высокую зарплату.

Тенденции каждый год складываются различные. Наша задача – предоставить человеку возможность заработать, а не получать пособие и пользоваться при этом социальными льготами, сесть государству на шею и потом государство же еще и корить, что ему мало дают. Согласитесь, ответственный человек, если его зарплата не позволяет прокормить семью, подыщет себе возможности подработки, а не будет сетовать на жизнь. Я лично не вижу других выходов преодолеть сложную экономическую ситуацию, кроме как использовать любую возможность заработать.

– И все-таки есть незащищенные слои населения, которым в силу разных причин непросто найти работу. На какие меры поддержки они могут рассчитывать в этом году?

– Государство предусмотрело дополнительные меры поддержки в сфере занятости тем, кто в силу объективных причин не может получать хорошую зарплату или найти работу. В этом году нашим первым приоритетом будет трудоустройство людей с инвалидностью молодого возраста. В соответствии с Концепцией Всемирной организации здравоохранения молодой возраст – от 18 до 44 лет. Людям, которые не могут найти работу по состоянию здоровья, мы будем помогать индивидуально: либо компенсировать работодателю часть затрат на оборудование рабочего места, либо компенсировать часть заработной платы, либо затраты на оплату труда наставника.

Второе приоритетное направление – угольная промышленность. По поручению главы республики мы запланировали дополнительные резервные средства с целью снижения напряженности в угольной отрасли в случае высвобождения людей. В прошлом году благодаря конструктивной позиции компаний «Воркутауголь» и «Интауголь» удалось избежать массового высвобождения. На поддержку этих предприятий были направлены значительные средства – 86,7 миллиона рублей.

Третье направление – это поддержка сельских районов, в которых всегда высокий уровень безработицы. Кстати, если уж говорить о возможностях преодоления безработицы, то у каждого района они разные. Нельзя, например, сравнивать Троицко-Печорский район, где действительно сложнее организовать собственные производства в силу отдаленности, и Сысольский район, который находится недалеко от Сыктывкара, имеет хорошие транспортные развязки, но при этом все равно имеет высокий уровень незанятого населения. Анализ ситуации в районах показывает, что в тех муниципалитетах, где есть неприятие социального иждивенчества со стороны общества и местных властей, и уровень безработицы ниже. Хороший пример – Усть-Цилемский район. На встречах с жителями этого района неоднократно приходилось от них слышать, что человек в деревне просто не может не работать – на земле всегда занятие есть. Поэтому там и безработица минимальная. Хотя условия для земледелия и животноводства очень непростые. Еще хороший пример – Усть-Куломский район, где местные власти понимают, что есть удаленные населенные пункты, куда нужно больше выделять средств на организацию общественных работ. Это, конечно, позволяет повысить занятость.

Мы видим два пути улучшения ситуации в сельских районах, по которым обязательно будем работать. Первое – это деятельное участие руководства муниципалитетов. Мы со многими муниципалитетами договорились о привлечении безработных на общественные работы по благоустройству и в рамках реализации народных проектов. Второй путь: продолжим более активно поддерживать самозанятость. В частности, сельчан, которые регистрируют КФХ, чтобы они могли обеспечить не только себя и свою семью продуктами питания, но и продавать излишки. Согласитесь, совокупная поддержка службы занятости и муниципалитета уже увеличивает возможность заработать.

В общем, мы целенаправленно будем помогать тем, кто находится в сложной ситуации: людям с инвалидностью, работникам угольной промышленности, которые в силу разных причин могут быть высвобождены, и жителям удаленных сельских территорий, действительно лишенных возможности трудоустроиться зимой. Перерегистрация личного подсобного хозяйства в КФХ поможет им получить господдержку.

– Какие муниципалитеты находятся в более выгодном положении в плане занятости населения?

– Если говорить о городах, то у нас традиционно в выигрышном положении Ухта. Даже зимой там есть возможности для временного трудоустройства, квотируемые рабочие места для инвалидов и для людей, которые вернулись из мест лишения свободы. Ухта – наиболее промышленно развитый город и имеет хороший потенциал. В свою очередь Сыктывкар, который называют городом чиновников и торговцев, хоть это и столица, но находится в менее выигрышном положении. Здесь много служащих, которые не могут трудоустроиться из-за оптимизации в непроизводственной сфере. Что касается северных городов, то они зависят от того, насколько стабильна ситуация в градообразующей отрасли. Мы понимаем, что Воркута будет жить, пока будет жить угольная отрасль. Не в лучшем положении пока Печора и Сосногорск. Но не столько сами эти города, сколько прилегающие к городу территории. В Печоре это левобережный поселок Кожва и Изъяю, откуда людям тяжело добираться в город на работу. Зимой они вынуждены пешком ходить через реку, а летом – на весельных лодках. Здесь нам нужно будет продолжить активную работу с муниципалитетами по активизации общественных и временных работ. Да, в Печоре постоянно происходят процессы оптимизации и высвобождения. В Усинске у безработицы женское лицо, потому что мужчине там остаться без работы практически невозможно.

Фото БНК

Добавить комментарий