После длительной отлучки

Несмотря на серьезные последствия травмы, Владимира Григорьева приняли на родной завод на прежнюю должность

Специалисты службы занятости утверждают, что подыскать работу для инвалида – процесс весьма трудоемкий. Зачастую сложности возникают оттого, что большинство людей с инвалидностью не имеют профессии либо по состоянию здоровья не могут работать по специальности. Ухтинец Владимир Григорьев – редкое исключение. Даже после серьезной черепно-мозговой травмы, повлекшей инвалидность второй группы, он остался востребованным на производстве специалистом.  

 

IMG_0331

По специальности Владимир – инженер-механик. Долгое время работал на ЗАО «Ухтинский экспериментальный механический завод». Сначала – механиком, потом начальником энергомеханического отдела. Когда пригласили работать на другое предприятие на более выгодных условиях, ушел. Несколько лет назад в результате падения получил серьезную черепно-мозговую травму, кровоизлияние в мозг. Когда пришел в себя после комы, левая половина тела была полностью парализована. После длительного лечения врачебный вердикт звучал как приговор: инвалидность второй группы, шансы на реабилитацию нулевые.

Надо было как-то приучаться жить, владея одной половиной тела. Предаваться отчаянию мужчина не стал. По его словам, он все может делать, но только медленно. Чтобы не чахнуть дома, нужно было работать. Владимир обратился в центр занятости. Ему предложили работу начальника производственного отдела в мехколонне. Он согласился, но спустя недолгое время предприятие попало под ликвидацию. Пришлось вновь обратиться в службу занятости за помощью. И там ему предложили вновь вернуться инженером на Ухтинский ЭМЗ.
В рамках федеральной программы «Содействие трудоустройству незанятых инвалидов на специально оборудованные рабочие места» служба занятости компенсировала предприятию средства на приобретение компьютера, рабочего кресла, оргтехники, необходимые Владимиру для работы. Рабочий день у него длится четыре часа – таковы рекомендации, прописанные в индивидуальной карте реабилитации.

– Наверное, потому что меня уже знали на этом заводе, приняли здесь очень хорошо, – рассказывает Владимир. – Спасибо руководству УЭМЗ: на работу меня утром привозят на служебном транспорте и увозят с работы – тоже. Передвигаться по улице я самостоятельно не могу, потому что после травмы у меня нарушены функции вестибулярного аппарата, и я могу ходить, только держась за стену или какую-нибудь опору.

Вот уже три года Владимир работает на заводе, занимается разработкой конструкторской и технологической документации для производства, обрабатывает карты анализа заказа. Заказчики у завода – такие крупные предприятия, как ЛУКОЙЛ, Газпром, Сыктывкарский ЛПК. В.Григорьев научился довольно быстро управляться с компьютером одной рукой.«Слава богу, руки большие, пальцы могу расставлять чуть ли не на всю клавиатуру», – шутит он.

По словам Владимира, программы содействия трудоустройству инвалидов – очень нужная и важная поддержка государства людям с ограниченными возможностями. Только, по его словам, работодатели не всегда добросовестно относятся к этому. На вопрос, в чем это проявляется, Владимир отвечает:

– Закон обязывает работодателей квотировать рабочие места для инвалидов, часть работодателей это вроде делают, но только для галочки. К примеру, предлагают вакансии для инвалидов, но у черта на куличках, там, куда и здоровый человек не поедет. Например, оператором компрессорной, нефтеперекачивающей станции, куда заведомо инвалид не пойдет, потому что физически не сможет добраться. Да и жить там одному, можно сказать, на выселках, инвалиду нереально. Я говорю это не просто так, мне такие места предлагали. Работодатели сами это понимают, но квоту как бы дали, и взятки гладки. К счастью, это не закономерность, есть и ответственные работодатели.

Галина ГАЕВА
Фото автора

Добавить комментарий