Ирина Рыбина: «Если у человека есть высокая цель, инвалидность ему не помеха»

С 2004 года в республике действует программа квотирования рабочих мест для людей с инвалидностью. Насколько эффективно она работает и охотно ли предприятия берут на работу инвалидов, журналисту «Республики» рассказала директор Сыктывкарского центра занятости Ирина Рыбина.

08

– Согласно постановлению
№ 276 от 30.12.2004 г. квотированию подвергались только организации с численностью работающих от ста человек. Квота составляла два процента от числа работающих. Многолетняя практика показала, что не все работодатели готовы принять на работу людей с инвалидностью. Иногда в силу специфики производства просто не могут создать рабочие места для этой категории людей, есть и такие, кто просто не хочет. В свое время была предусмотрена альтернатива финансового замещения этих рабочих мест, но потом эта практика сошла на нет, и работодателей обязали исполнять этот закон.

Но некоторые работодатели не могут создать такие рабочие места, потому что штат у них заполнен, не уволишь ведь людей для того, чтобы принять инвалида. В общем, закон был, но исполнялся он, мягко говоря, плохо. Долгий и мучительный путь поиска решения этой проблемы привел к тому, что 28 ноября 2013 года был принят региональный Закон «О квотировании рабочих мест для инвалидов Республики Коми». Прежде чем разработать этот закон, служба занятости проводила мониторинги, аналитические исследования на предмет того, как в Коми реализуется постановление о квотировании.

Результатом этих исследований стало решение, которое позволило работодателям, не имеющим возможности создать рабочие места для инвалидов, выполнить назначенную им квоту за счет привлечения сторонних организаций. На практике это выглядит так: предприятие, обязанное создавать квотированные рабочие места, может заключить двухстороннее соглашение со сторонней организацией на аренду рабочих мест для инвалидов. Иными словами делегирует свои обязанности другой организации. Разумеется, не бесплатно. Обычно такие соглашения заключаются с теми организациями, которые готовы взять на работу человека с инвалидностью, но финансовые возможности не позволяют. А предприятие, обязанное выполнять квоту, обычно далеко не бедное. В рамках соглашения за каждого трудоустроенного инвалида оно ежемесячно выплачивает определенную сумму на его зарплату. Обычно эта сумма включает в себя минимальный размер оплаты труда плюс фонд оплаты труда, районный и северный коэффициенты. В целом получается где-то восемь тысяч рублей.

– Насколько широко это уже практикуется?

– В Сыктывкаре пока это единичные случаи. Но любому новшеству нужно время, чтобы стать привычной практикой. Мы к этому долго шли. Ведь те организации, которые готовы принять на работу инвалидов, нуждаются в рабочей силе, обычно малочисленны и квотированию не подлежат. К тому же из-за финансовых трудностей они не могут предоставить хорошей зарплаты. А тот работодатель, который инициирует соглашение, ничего не теряет, только выигрывает. Ведь если бы он взял человека с инвалидностью к себе, ему пришлось бы платить зарплату согласно штатному расписанию, а это уже немалая сумма. К тому же это освобождает его от заключения трудовых отношений с инвалидом, а соответственно, от лишних проблем и обязательств. Ведь это потребует создания особых условий, сокращенного рабочего дня и т.д. По соглашению все эти обязательства берет на себя принимающая сторона.

Когда крупные работодатели узнали о такой возможности, они восприняли это со вздохом облегчения. Узнав о суммах, которые им придется платить, они, как правило, все удивлялись: «И это все?» Ведь до этого у них было море проблем с исполнением этой квоты. Я уже сказала, что исполнить ее не всегда возможно в силу объективных обстоятельств, но закон есть закон, и его надо исполнять. Поэтому периодически прокуратура выносила предписания таким предприятиям, налагала штрафы. А тут вдруг такое простое решение. В общем, принимающие организации уже ждут и звонят нам, когда же наконец им предоставят работников. Если уж в этой ситуации крупные предприятия не пойдут нам навстречу и будут уклоняться от исполнения закона, придется подключать систему наказания и инициировать внеплановые проверки прокуратуры.

– С работодателями вопрос разрешили. Ну а претенденты на работу есть или их придется искать?

– Сегодня уже ни для кого не новость, что группа инвалидности не является препятствием для содействия в поиске работы. Работать могут все, даже колясочники. Если у них есть на руках индивидуальная программа реабилитации, в которой указано, чем он может заниматься, мы обязаны им помочь. А о том, есть ли работники, говорит статистика. В 2014 году в Сыктывкарском ЦЗН было поставлено на учет 438 граждан с инвалидностью. Замечу: это маленькая капля из того числа инвалидов, которые живут в нашем городе. 13 человек из этого числа – инвалиды первой группы, 53 – второй группы и остальные – третьей группы. За три месяца этого года поставлено на учет уже 118 граждан с инвалидностью: два человека с первой группой, 10 человек – со второй группой и остальные – с третьей. Это свидетельствует о том, что, несмотря на инвалидность, люди хотят работать. В прошлом году мы оборудовали рабочие места и трудоустроили семь инвалидов-колясочников.

– Продолжают ли они работать?

– Все работают. Рабочие места, созданные нами с 2010 года, мы постоянно мониторим. Мы же отчитываемся за это на федеральном уровне. Конечно, всякое бывает: человек может уволиться по состоянию здоровья или по другим причинам. В любом случае, если созданное рабочее место освобождается, принять туда можно только человека с инвалидностью. В прошлом году на федеральные средства, выделенные для создания инфраструктуры в организациях, которые трудоустроили к себе на работу инвалидов-колясочников, были оборудовали два пандуса и оборудованы три санитарно-гигиенические комнаты, чтобы инвалиды могли свободно туда заезжать на колясках. Вообще, люди с инвалидностью первой-второй групп у нас в приоритете. Гражданам, имеющим третью группу инвалидности, намного легче трудоустроиться, есть работодатели, готовые рассматривать на вакантные рабочие места таких инвалидов наряду со здоровыми людьми.

– Социально-экономическая ситуация сегодня непростая, многие предприятия начали сокращения или перешли на неполный рабочий день. В случае кадровых сокращений не пострадают ли инвалиды в первую очередь?

– Ряд организаций действительно сегодня сокращают штат, переходят на неполный рабочий день или отправляют своих сотрудников в неоплачиваемые отпуска. Но таких организаций, к счастью, не так много. В основном это частный бизнес и строительные организации. Ситуация сложная, но инвалиды у нас попадают под сокращение в последнюю очередь. Наверное, потому что мы на протяжении многих лет шли к тому, чтобы организации принимали инвалидов на работу, теперь работодатели за них держатся. И я думаю, будут держаться до последнего. Потому что кризис когда-то все равно закончится, а работник останется. Ведь потом искать кого-то на его место очень сложно. Вообще, отношение к инвалидам изменилось. Раньше бытовало мнение, что первая-вторая группы вообще нерабочие. Но сегодня в обществе активно идут процессы адаптации инвалидов в социуме, и сознание работодателей тоже начало меняться. Те, кто принял на работу человека с ограниченными возможностями здоровья, как правило, дорожат этим сотрудником. Да и сам инвалид ценит свою работу, потому что понимает: потеряв рабочее место, найти новое ему будет очень непросто.

– Много ли вакансий заявляется в рамках квоты на трудо-
устройство инвалидов?

– В прошлом году было заявлено 199 вакансий, за три месяца этого года – уже 130. То есть наша информационная работа даром не проходит. Работодатели изыскивают возможности для трудоустройства людей с ограниченными возможностями. За первые три месяца в 2014 году было трудоустроено 45 граждан с инвалидностью, а за три месяца этого года – 21. Снижение заметное. Но объясняется это только социально-экономической ситуацией. На предприятиях происходит оптимизация. В то же время специалисты службы занятости отмечают, что в этом году люди с инвалидностью стали чаще обращаться к нам за помощью в трудоустройстве. Правда, в сравнении с этим же периодом прошлого года статистика мало разнится: в первом квартале минувшего года к нам обратился 121 человек, а за первый квартал текущего года – 118. Казалось бы, разница небольшая, но ведь это только зарегистрированные по безработице, а есть еще незарегистрированные. Людям с инвалидностью стало труднее жить на одну пенсию. Они готовы рассматривать варианты трудоустройства даже на условиях неполной занятости.

Конечно, что греха таить, большая часть людей с инвалидностью, которые к нам обращаются, на самом деле работать не очень хотят. Кто-то приходит за пособием, кому-то справка для субсидии нужна. Да мало ли причин. Но есть среди них такая категория людей, которые, несмотря на самые трудные обстоятельства, стремятся не просто работать, но и зарабатывать достойную зарплату. Обычно это люди, которые приобрели инвалидность в процессе жизни. До этого они имели хорошую высокооплачиваемую работу, но по воле судьбы оказались в инвалидной коляске. Пришел как-то ко мне мужчина, которого друзья носили на покрывале в спортивный зал, чтобы он там занимался на тренажерах. Это такая сила духа! Сдаваться он не собирался. Когда мы с ним общались, он мне сказал: «Я буду землю грызть, но моя дочь ни в чем не будет нуждаться». Чаще всего граждане, имеющие инвалидность с детства, привыкают с ней жить, адаптируются, что ли… Те же, кто стал инвалидом во взрослом возрасте, обычно испытывают сложности, они стараются победить депрессию и борются до конца. Если человек стремится чего-то достичь в этой жизни, никакая инвалидность ему не помешает.

– Вы полагаете, что такие соглашения между предприятиями могут реально улучшить ситуацию с трудоустройством инвалидов?

– Я считаю, что это просто замечательный выход. Это решение многих проблем. Просто нужно еще немного времени для осознания. В законе предусмотрена еще и возможность финансировать создание рабочего места в дочерних организациях общества инвалидов. Но, к сожалению, таких организаций у нас в Сыктывкаре нет. Производственные объединения, которые раньше были при обществах инвалидов, как правило, все закрылись. Есть производственный цех по изготовлению щеток в обществе слепых, но там тоже все непросто сегодня. Объемы производства они не могут увеличивать, потому что продукция плохо реализуется. Рынок нынче заполонен этим товаром, причем самых разных видов. У наших соседей-кировчан очень хорошо эта работа поставлена, при обществе инвалидов работают предприятия. Надеюсь, что и у нас этот опыт приживется, и многие граждане с инвалидностью получат свой шанс быть востребованными и полезными.

Добавить комментарий