Поэзия в фотографиях

На снимках Александра Сидорова и красота природы, и человеческие эмоции

В этом году в честь столетия журналистики Коми в группе газеты «Республика» «ВКонтакте» публикуются архивные фотографии, сделанные фотокорреспондентами издания в разные годы. На этих снимках люди узнают себя спустя десятилетия, с радостью делятся ими на своих страницах в соцсети. Большинство из них, к сожалению, сохранились без подписей, но мы знаем, что многие сделаны бывшим фоторепортером «Республики» Александром Сидоровым.

В приюте вдохновения

По кочкам и канавкам, по узкой полутораполосной дороге мы добрались до тихой и уютной обители Александра Сидорова в сыктывкарском микрорайоне Кочпон. Некогда это была отдельная деревенька. Здесь он родился и вырос, но после женитьбы тридцать лет прожил у тещи в центральной части города. Теперь с семьей вновь перебрался сюда, возвел рядом с отеческим домом новый и ведет простой деревенский образ жизни. Провожая к двухэтажному дому, который поднял с нуля почти в одиночку, он говорит, что взялся за строительство, как только вышел на пенсию в 2008-м.

– Я же крестьянский сын, – говорит он о себе, отвечая на вопрос, откуда такая тяга к сельской романтике. Если есть желание и голова на плечах, то научиться можно всему, даже дом строить. Если прижмет, то человек сразу обнаруживает в себе много умений. Образ жизни на пенсии описывает коротко: «Немножко ленюсь, немножко работаю». Те или иные доработки в своем жилище делает до сих пор. Около месяца назад, орудуя циркулярной пилой, вовремя не убрал палец и чуть его не лишился.

– Висел на кончике, пришили, – спокойно, как о чем-то обыденном рассказывает Александр Сидоров.

С супругой Тамарой Александровной фотограф живет уже сорок лет. Вместе воспитали сына и дочь, есть и трое внуков. Пока по стопам Александра Михайловича в семье не пошел никто, хотя сын Антон работает в рекламном бизнесе. На вопрос, думает ли обучить внуков фоторемеслу, отвечает, что все зависит от них самих:

– До меня в семье ведь никто даже близко к газетным делам не имел отношения. Родители – простые крестьяне. Отец Михаил Алексеевич всю жизнь трудился управляющим отделением совхоза в Кочпоне, мать Валентина Александровна тоже всю жизнь посвятила рабочим профессиям. Она вообще героическая женщина – в 1942 году в 15-летнем возрасте пошла работать трактористкой.

За семейным столом Александр Сидоров угощает вкуснейшим супом собственного приготовления, в котором все со своего огорода. Летом в теплице растут огурцы, на грядках лук, свекла, морковь, картофель, зелень. В былые годы собирали и по шесть ведер вишни, правда, кусты уже состарились, а новые еще не посадили. Глядя в окно, можно увидеть, как над луковичным куполом Свято-Казанского храма голубеет небесный песок. Настоящий приют вдохновения.

По пленке ностальгии нет

Проводя экскурсию по двухэтажному дому, Александр Сидоров по-хозяйски делится простыми житейскими радостями – недавно вот купил душевую кабину для новой ванной комнаты. Пенсии, конечно, на многое не хватает, поэтому приходится приобретать все постепенно. Самое интересное на втором этаже, где у фотографа расположен рабочий кабинет. Тут на полках ровными рядами стоят фотоальбомы, книги по фотоискусству, отдельный стенд отведен под винтажные фотоаппараты, рядом аккуратно лежат и цифровые камеры. Настоящий мини-музей. Причем это не застывшие во времени экспонаты – на пенсии ветеран журналистики продолжает фотографировать, буквально накануне нашей встречи ездил снимать шествие «Бессмертного полка».

Среди фотораритетов в его мини-музее «Киев-6С», «ФЭД-Микрон-2», особенно впечатляет экстерьером клапп-камера (со складным объективом) «Москва-5» и другие не менее любопытные модели камер и оптики. Самым ценным аппаратом из этих винтажных моделей хранитель традиций называет «Зенит».

– Снимал им всю жизнь. Уже весь потертый, – говорит он, с трепетом вынимая старенький «Зенит-Е». – Раньше японцы покупали наши «Зениты» и разбирали, потому что оптика была хорошая, они брали оттуда линзы.

Потом те же японцы с американцами произвели революцию в мире фототехники, начав производить цифровые фотокамеры. В начале нулевых стало понятно, что времена пленки уходят в прошлое. С аналоговой фотографией Александр Сидоров попрощался, организовав в 2004 году выставку в Национальном музее Коми:

– Она так и называлась «Прощание с черно-белой фотографией». Это был своего рода водораздел. Для меня переход не был каким-то болезненным. Надо было двигаться вперед, газеты переходили на «цифру». С пленкой, конечно, много возни после съемок, но и сейчас я делаю много работы на компьютере. Я ведь никогда не снимаю на автомате, делаю ручной режим или полуручной, потом многое дорабатываю. И сейчас нет ностальгических чувств по тем временам. Химией этой в свое время надышался, и никакого желания к этому возвращаться нет. Говорят, мол, пленка – это особый цвет и прочее, да ничего подобного, сейчас с современными фотоаппаратами и возможностями фотошопа можно делать намного лучше фотографии, чем раньше.

– Сейчас у каждой школьницы камера в телефоне, они щелкают все подряд, это обесценивает фотографию в целом?

– Раньше снимали с какой-то целью, сейчас снимают просто, чтобы была фотография. Я отношусь к этому нейтрально, раз человек хочет, то пусть снимает, не вижу в этом ничего плохого. А может быть, из него потом и великий фотограф выйдет. Единственное, что у нынешних молодых фотографов больше наглости, и они себя более бесцеремонно ведут на мероприятиях. Раньше я старался снимать так, чтобы меня не было заметно, отдавая себе отчет в том, что я не первый номер на мероприятии. Сейчас этого нет, все выпячиваются, хотят показать, какие они крутые. Молодым фотографам я бы посоветовал постоянно учиться, не останавливаться в развитии. Если возомнишь, что все знаешь и умеешь, то ты уже не фотограф. Я вот до сих пор не скажу, что все умею и знаю. Если хочешь чего-то достичь, то надо учиться.

Фотография – это народное творчество

Александр Сидоров известен прежде всего своими пейзажами и жанровыми фото. Он говорит, что любит снимать людей и природу. А по поводу того, что «ВКонтакте» публикуются его работы без подписи, совершенно не переживает, ведь за годы работы отснял столько всего, что сейчас уже и сам не вспомнит, его ли авторство у тех неподписанных снимков.

– Фотография – это народное творчество. У меня нет больших амбиций, поэтому и отношусь к этому спокойно. Тем более что сейчас воровство кругом и всюду. Если я не хочу что-то отдавать, то просто не даю переснимать и не показываю.

В доме у ветерана журналистики хранится пять-шесть альбомов с черно-белыми фото, в каждом примерно по сто снимков. Большинство снято тем самым «Зенитом». Фотограф показывает снимки прошедших десятилетий, где навсегда сохранен дух того времени, выражения лиц, эмоции. Вот какая-то бабушка благоговейно гладит портрет Ленина, стоя на Стефановской площади у памятника вождю мирового пролетариата в день Великой Октябрьской социалистической революции (2002 год). А вот пожилая женщина с букетом сирени, по ее щеке катится слеза (снимок сделан 22 июня где-то в нулевые годы).

Показывая фото, на котором запечатлена девочка, сидящая на камне на фоне Заречья, говорит:

– Это наша местная датская «Русалочка». А эту пару все время сравниваю со скульптурой Родена «Поцелуй», – комментирует он следующий снимок, где двое влюбленных слились в порыве страсти на лавочке в Кировском парке.

– А вы помните о каких-то незапечатленных кадрах, о моментах, которые не сняли, потому что тогда не оказалось под рукой фотоаппарата?

– Нет, потому что фотоаппарат в руке у меня был постоянно, в любой момент мог щелкнуть.

Нельзя путать фотоаппарат с абордажной саблей

Рабочая техника Александра Сидорова – это камеры и объективы от Sony. Первой была Sony R1 с несменной оптикой, выпущенная в середине нулевых, сейчас основной рабочий инструмент – Sony A65.

Раскрывая профессиональные секреты, наш собеседник рассказывает, что чаще всего использует для работы объектив с большим диапазоном фокусных расстояний – 18-200 миллиметров. Фирмы-производители сознательно делают такие объективы не светосильными, то есть от них тяжело получить хорошую картинку в темное время суток. Но Александр Сидоров компенсирует этот недостаток повышением значения светочувствительности, благо современные камеры имеют в этом плане широкие возможности.

– Можно всю жизнь говорить, что объектив плохой, камера плохая, и ничего не делать, а можно снимать тем, что есть, делать дело. Я из таких людей. Если иду снимать пейзаж, то беру «фикс» 50 мм (объектив с фиксированным фокусным расстоянием – авт.). Но им уже отвык снимать, больше снимаю зумом.

Один из основных принципов работы – оставаться максимально незаметным на мероприятии, не размахивать фотоаппаратом, как абордажной саблей, заявляя своим присутствием во всеуслышание: «Я – фотограф». Отсюда и любовь к объективу, которым можно снять как издалека, так и при необходимости максимально близко. Вблизи – и это тоже очень интересный момент – он никогда не смотрит в видоискатель, а фотографирует с уровня пояса или чуть выше. Для этого не использует стандартные ремни, которые надевают на шею, а всегда держит аппарат в руке, добиваясь тем максимальной естественности от вошедших в кадр. Принцип работы по Александру Сидорову: «Снимай всегда то, что хочется, а не то, что надо, сделал несколько кадров, которые будут для газеты, а дальше – творчество». Вот и про съемку 9 мая говорит, что не было желания снимать помпезные речи руководителей, сосредоточился именно на простых людях: на тех, кто шел в «Бессмертном полку» с фотографиями своих героических родственников.

Привычка фотографировать незаметно сохранилась с молодости. Раньше на город было два-три фотографа, не так много. Люди относились к фотосъемке настороженно, даже боялись фотографов. Это сейчас, когда у каждого смартфон, отношение изменилось.

– Один раз хотел запечатлеть пожилую женщину в Ленинской библиотеке, так она голову под стол сунула, не хотела ни в какую фотографироваться, – вспоминает Александр Сидоров.

Учиться надо у классиков

В недавнем интервью «Республике» другой мэтр фотографии Юрий Осетров сказал, что на него сильно повлияла книга Геннадия Копосова и Льва Шерстенникова «В фокусе – фоторепортер». Александр Сидоров не называет конкретных имен среди классиков мировой фотографии, которые бы повлияли на него. По его мнению, прежде всего у фотографа должен быть хороший вкус, а сформировать его поможет та самая классика. Причем речь далеко не только о фотографии, но и о картинах, кинофильмах, античных произведениях искусства.

– Ни на кого не надо равняться, – рассуждает герой публикации. – Надо найти что-то свое и делать в своем стиле. Если будешь постоянно смотреть репродукции великих художников, великих фотографов, то все равно в голове у тебя это откладывается. После уже никогда не будешь снимать так, как не нужно снимать. У каждого человека свой уникальный взгляд на ту или иную вещь. Поэтому кому-то конкретному подражать нет смысла. Пускай не идеальная фотография, но она должна прежде всего тебе самому нравиться.

«Все меньше веселых чертиков в глазах», – писал Лев Шерстенников в посвященном Геннадию Копосову одноименном очерке в своей книге «Остались за кадром» о позднем периоде жизни классика советской фотографии. Александр Сидоров говорит, что никогда не испытывал творческих кризисов, а для борьбы с эмоциональным выгоранием дает простой рецепт: «Не надо день и ночь снимать».

– Я если долго не снимаю, то у меня просто руки чешутся. Иногда выхожу и просто во дворе снимаю. Вот хочется, и все. Сейчас с удовольствием «Бессмертный полк» снимал. Фотографий отснял много, а для меня хороший показатель – если из трехсот фото десять оставлю. Когда снимал на пленку, то надо было больше думать, было всего тридцать кадров, ну еще, может, пара пленок в запасе, – рассказывает Александр Сидоров.

Любовь к фотографии проснулась в Питере

Заниматься фотографией  Александр Сидоров начал в 1964 году – с десятилетнего возраста. Как и многие советские дети, постигал азы в школьном фотокружке. Первой камерой была «Смена», самая простая и распространенная в те годы. Но о том, чтобы стать профессиональным фотографом, тогда и не помышлял.

Отучившись в школе, поступил в ГПТУ № 8, где получил специальность электрогазосварщика и с перерывом на армию трудился с 1970 по 1992 год. Все это время фотодело не бросал. Будучи в строительных войсках инструктором производственного обучения, он не только готовил сварщиков для армии, но и фотографировал сослуживцев, снимал все той же «Сменой»: дембельский альбом и тому подобное. С 1984-го стал членом фотоклуба «Парма», который просуществовал до конца девяностых. В восьмидесятые регулярно ездил в Северную столицу, где заочно учился в Ленинградском инженерно-строительном институте (ныне Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет). Вуз он так и не окончил, а вот желание серьезно заниматься фотографией проснулось именно в Питере. С того времени начал более осознанно и регулярно снимать, появилось желание делать более качественные фото.

Большое влияние на него оказал и фотоклуб «Парма». Сегодня, услышав слово «фотоклуб», возникает ложная ассоциация с платными курсами, которых развелось великое множество. Но это не учебный фотокружок, а именно клуб по интересам, где люди встречались, показывали свои работы, обменивались мнениями, критиковали друг друга. Александр Сидоров считает, что это то, чего современной молодежи сильно не хватает:

– Ты приносишь фото, и его обсуждают, критикуют. Я не любил, когда меня кто-то хвалил. Всегда надо учитывать, что хвалят чаще всего либо из лести, либо из желания подружиться или же просто не хотят обидеть. Хороший друг тот, кто критикует, а не поднимает на постамент, потому что падать будет потом с него больно. Почему сейчас молодежь фотоклубы не любит – боятся критики. Современная молодежь говорить не умеет, потому что только за компьютерами сидит, мало читает. Поэтому деградирует человечество. Недавно в одной программе слышал, что мозг современного человека наполовину меньше, чем у людей, живших 300-400 лет назад. Тогда люди включали мозг, чтобы что-то изобрести, а сейчас кнопку нажал и ответ получил. А если человек хочет развиваться, то ему надо выходить из дому, с кем-то общаться. И мы ведь в фотоклубе не только о фотографии говорили, а вообще обо всем.

Первым местом работы, где Александру Сидорову пригодились навыки фотографа, стало вовсе не периодическое издание, а… мебельная фабрика. С 1992 года он трудился фотографом на сыктывкарской фабрике «Север», которая некогда была одной из крупнейших на всем Северо-Западе России. Продукции изготавливали много, и образцы мебели нужно было фотографировать, чтобы в лучшем виде демонстрировать заказчикам. Уж, казалось бы, что интересного в фотографировании мебели?

– Всякая работа в почете. То же самое и в газете: если будешь снимать только то, что требуется, а не для себя, не для творчества, то отупеешь. Я имею в виду, что не будет развития. Не отупеть – это значит сделать фотографии, которые понравились бы тем же коллегам. Для меня было всегда четкое разделение на газетное фото и творческое. Совместить это редко удается – то, что ты считаешь хорошим, в газете не всегда посчитают таковым, ведь есть главный редактор, есть оформитель, они выбирают на свой вкус. Например, в «Коми му» была одна женщина, которая говорила: «Я не фотограф, но знаю, что снимать надо вот так». Ну а если ты знаешь, как снимать, то что же не снимаешь?

Лихие девяностые привели в фотожурналистику

Для Александра Сидорова фотожурналистика началась с газеты «Коми му», куда он перешел после двух лет работы на мебельной фабрике.

– Тогда были смутные годы, все разваливалось, на фабрике начались задержки зарплаты, а в газете появилась вакансия, и я сразу же решил туда устроиться.

Самым приятным в те годы было обилие дальних командировок. Тогда объектив фотокорреспондента запечатлел немало очаровательных уголков земли Коми. В каждой отдаленной деревеньке своя фактура, уникальный колорит, интересные типажи среди местных жителей.

– Республика-то у нас очень красивая, просто мы мало видим, мало ездим. Как-то еще в молодости отец отвез меня на машине в одно местечко километров за пятьдесят отсюда, и там мы два дня сплавлялись на железной лодке. До сих пор жалею, что не взял тогда с собой фотоаппарат, там были красивейшие места. Я всегда мечтал доехать на машине, скажем, до Койгородка, построить там плот из каких-нибудь пустых бочек и просто сплавляться по реке без радио, мобильника и даже часов.

Особенно памятной съемкой тех лет оказался первый визит в Коми Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, который в 1996 году освятил закладной камень Свято-Стефановского кафедрального собора.

Девяностые годы – время, благодатное для съемок разного рода чернухи, но такого рода вещи Александр Сидоров не любил никогда и избегал, стараясь в грязной луже всегда увидеть солнышко.

В «Республику» его пригласил один из авторитетнейших представителей фотожурналистики Георгий Лисецкий. Это были светлые и стремительно пробежавшие годы увлекательной работы в правительственной газете. Здесь фотокорреспондент проработал с 1998 по 2001 год. Для всей страны финансовый кризис переживать было непросто, но сейчас об этом Александр Сидоров вспоминает с улыбкой.

Затем была работа в «Красном знамени», которая в те годы уже испытывала финансовые проблемы. Больших возможностей ездить в командировки не было, приходилось много работать в городе.

– Событийные съемки не ждут тебя, это ты должен войти в событие и поймать интересный момент. Люди двигаются, а если попросить кого-то встать и сфотографировать, это будет просто живая статуя. Но и от постановочных кадров в газетной фотографии тоже никуда не уйти, это просто производственная необходимость.

Современные журналисты часто жалуются на то, что те или иные мероприятия проходят из года в год по одинаковому сценарию. Но ветеран фотожурналистики, который в следующем году отметит 65-летие, не видит в этом проблемы:

– Если хочешь найти что-то новое, то найдешь, а если идти с таким настроем, то это изначально провал. Да там все новое всегда, выражения лиц у людей, все другое. В одну реку дважды не войдешь, то же самое и здесь. В «Бессмертном полку» около трех тысяч человек прошло, ты же не сделаешь портрет каждого. Я вот снял девчонку, которая держит портрет, и у нее такое выражение лица, что один раз взглянул, и все понятно. Вот ради этого и нужно ходить на такие события каждый год.

Ярослав СЕВРУК

Фото Дмитрия НАПАЛКОВА и из личного архива Александра СИДОРОВА

Добавить комментарий