Маргарита Лянге: «Не стесняйтесь извиняться»

В России проживает более 190 народов, и отношения между ними не всегда складываются удачно. С мыслью «Народов много – страна одна» живут не все, но исправить это можно и нужно, в первую очередь усилиями журналистов – такой позиции придерживается президент Гильдии межэтнической журналистики, член комиссии по информационному сопровождению Стратегии госнацполитики Совета по межнациональным отношениям при президенте России по национальным вопросам Маргарита Лянге, которая на прошлой неделе провела в Сыктывкаре семинар по освещению межэтнической тематики. В интервью «Республике» она рассказала о важности строгого следования фактам и внутренней ответственности для этножурналиста.

0 Лянге Маргарита

– Погружаясь в новую для него тематику, журналист всегда рискует. Чего стоит опасаться, когда берешься за описание межэтнических отношений?

– Опасность быть необъективным. Если вдруг случился какой-то конфликт, то обязательно нужно докопаться до его сути, узнать предысторию. Ни в коем случае нельзя брать только один источник информации. Есть люди, которые пользуются незнанием журналиста в межэтнической сфере и фактически манипулируют им в своих целях. Здесь очень важно, чтобы журналист действовал в интересах общества, помогая ему разобраться в проблеме, а не был игрушкой в чьих-то руках. Именно в межэтнических вопросах велика эта опасность.

Например, недавно прошел съезд удмуртского народа, на котором выбирали нового лидера и делегатов на финно-угорский конгресс. Накануне в редакции раздается звонок: «Вы знаете, произошла диверсия против удмуртского народа. Плетутся страшные интриги: пытаются ограничить присутствие удмуртов на этом всемирном конгрессе. Ущемляются их права». Если бы я не знала ситуации в удмуртском движении, если бы у меня не было людей, которым я доверяю и которым могла бы позвонить и спросить, что там происходит, наверное, я бы повелась на это. На самом деле всего этого не было. А что было? Как и в любом движении, есть борьба за власть и нет средств, поэтому на конгресс едут только пять человек, а не двадцать. Проблема выеденного яйца не стоила, но она подавалась как страшный конфликт: «Сейчас мы вам правду расскажем, сейчас мы вам откроем глаза».

– Чем отличается социальная ответственность журналиста от его ответственности перед разными народами? И в том, и в другом случае учитывается влияние материала на общество.

– Нет особого отличия. Второе – это просто вид ответственности, который раньше не признавался. Это ответственность перед этническим многообразием своей Родины, перед сохранением мира и согласия между разными народами.

– Образовательный проект Школы межэтнической журналистики работает со старшеклассниками и студентами, но больше похож на факультативные занятия. Почему нет отдельного курса для детей младшего возраста, дающего знания о многонациональности нашей страны?

– Мы – журналистская организация, поэтому за систему образования младших школьников никак отвечать не можем. Дай бог, в своем профессиональном сообществе разобраться. В профильных вузах пока не готовы принять эту необходимость. Но они не будут готовы, если мы не покажем им пример и результат. Если мы в гильдии видим какую-то проблему, то не стенаем, а пытаемся найти решение. И есть сигналы того, что мы на правильном пути: школа и в прошлом году, и в этом  получила хоть и небольшую, но поддержку президентских грантов. Что это такое? Это признание на определенном уровне, что мы движемся в правильном направлении. Есть разные механизмы, которые позволяют обществу экспериментировать. Есть опыты удачные и неудачные. Если наше решение окажется удачным, то я более чем уверена, что оно обретет другие формы. Даже в голову не приходило несколько лет назад, что можно на профильных факультетах в университетах читать спецкурс или факультатив по межэтническим отношениям. Но сейчас все об этом говорят, проводят конференции. Меня радует, что многие студенты нашей школы настаивают на том, чтобы в своих вузах делать тему межэтнической журналистики дипломной или курсовой. Мы входим в сферу исследовательскую. Журналисту нужна элементарная подготовка, чтобы он разбирался, в какой стране он живет, и понимал, в чем состоит ее многонациональность. Нужна азбука, азы – это признают все. Естественным образом эти идеи проникают в систему образования. Мы ведь не очень привыкли, чтобы что-то делалось не только силами государства. Но сейчас меняется структура: очень большая ответственность переходит к гражданскому обществу. Наше объединение журналистов – инструмент гражданского общества. Мы, помимо нашей профессии, неравнодушные граждане, которые видят проблему и пытаются ее решить. Нас слышат – в этом плане все нормально.

– Как читателю или зрителю определить, в каком материале национальной тематики журналист по-настоящему рассказывает о проблемах народа, а в каком спекулирует и навязывает определенную точку зрения?

– Только подготовка и доверие к журналисту – больше никак. Журналист никогда не появляется из ниоткуда, у него есть какой-то бэкграунд, есть свои читатели, зрители, слушатели.

Они либо верят, либо не верят. Если журналист их обманет, он тут же потеряет аудиторию. Это вопрос репутации, которая зарабатывается только временем и качественной работой.

– Наиболее остро встает вопрос политкорректности, когда журналист находится в зоне этнического конфликта. Что тогда должно определять его точку зрения?

– Во-первых, глубокое знание вопроса. Во-вторых, взвешенность позиции и понимание, как влияет его работа на настроения в обществе. Журналист может сделать красивый, яркий материал, после которого ситуация взорвется. Порой он обязан отказать себе в этом ради общественного спокойствия. В этом его гражданская позиция. Не в том, чтобы зажечь фейерверк, а в том, чтобы успокоить. Тогда это ответственный журналист, который понимает свою силу. Этим он отличается от того, кто ищет жареные факты и не думает о том, что будет завтра после публикации.

– Что важнее для государства и населяющего его народа: проявить политическое сочувствие к мигрантам или защитить свое национальное целое?

– Сочувствие мигрантам не противоречит национальной целостности. Государство здесь должно четко артикулировать свои интересы и по большому счету понимать, что выше всегда стоит собственное население. В истории нашей страны были разные моменты, когда мы принимали целые народы в лоно своего государства. Но мы их принимали, четко обозначая и им самим, да и всем остальным, зачем мы это делаем. Сейчас проблема с мигрантами в том, что власть не может четко ответить местному населению, нам нужны мигранты или не нужны. А если нужны – сколько и для чего? Если бы на эти вопросы были четкие ответы, то вся система выстроилась бы: какие и где, какая ответственность бизнеса, что можно, чего нельзя? Пока это поле мутное, оно сеет раздражение на мигрантов, порождает криминал, вызывает естественное недовольство населения.

– Корень межэтнических конфликтов – в незнании или неуважении?

– Скорее в незнании. То, что непонятно, пугает. Это естественно для человека. Все неизвестное кажется страшным, но как только оно становится известным, ощущения меняются.

Самое главное – узнавать народам друг друга и понимать, что на другом конце нашей любимой огромной страны не живут люди с рогами и копытами. Казалось бы, это так просто, но над этим нужно все равно работать. Для этого нужно выстраивать горизонтальные связи, нужно трудиться в информационном пространстве. У нас есть определенные особенности, которые мы, население страны, должны учитывать. Мы – многонациональная страна, мы должны действовать исходя из этого факта и не оглядываться ни на какие другие страны.

Ведь там совершенно другая система взаимоотношений между людьми.

– Межэтнический конфликт и конфликт вообще может возникнуть из-за ненароком брошенного грубого слова. Какое же слово может предотвратить такую ситуацию?

– Если даже что-то произошло, если есть какие-то сомнения, не надо стесняться извиняться. Не стесняться говорить какие-то добрые слова. Как говорил Булат Окуджава: «Давайте говорить друг другу комплименты…» Это касается не только друзей, но и взаимоотношений внутри страны. Мы должны восхищаться друг другом, искать что-то хорошее, искать схожее у разных народов. Это добро и эту радость общения друг с другом нужно выращивать, воспроизводить, любоваться и всячески показывать, какая это ценность. Это работа.

Можно и граненый бриллиант втоптать в грязь, не заметив, а можно вынуть и в красивой оправе показать всем. Надо научиться восхищаться друг другом, своими достижениями, нашими отношениями и непохожестью народов.

Беседовала
Елизавета Морохина
Фото Дмитрия Напалкова

Добавить комментарий