Юлия Шокшуева: «Целимся на чемпионат мира в Сочи»

Одним из главных открытий минувшего спортивного сезона в Коми стала 28-летняя Юлия Шокшуева. Она родилась и выросла в Сыктывкаре, окрепла как легкоатлетка и для продолжения спортивной карьеры отправилась в Санкт-Петербург. На уровне региона перспективную атлетку уже мало кто помнил, как вдруг в победных сводках телеканала «Матч ТВ» зазвучала ее редкая фамилия. Оказалось, что физически крепкую спортсменку заметили в тренерском штабе сборной России по бобслею и предложили попробовать себя в роли разгоняющей. В сезоне-2015/16 в паре с Александрой Родионовой сыктывкарка завоевала Кубок Европы по бобслею, серебро чемпионата мира, а также стала чемпионкой России. Эксклюзивно для «Республики» Юлия Шокшуева рассказала о перспективах ее карьеры и об итогах сезона.

IMG_4615

– Для нашего края бобслей – это ведь настоящая экзотика. Расскажи, как случился переход туда из легкой атлетики, в которой спортсмены республики тоже в общем-то не сильны?

– Почувствовала, что у меня нет развития в Сыктывкаре, а хотелось идти дальше. Сама уже тут себе план тренировок писала. По рекомендации знакомого легкоатлета Вячеслава Шевелева меня посмотрел питерский тренер. Ездила туда специально на две недели. Он сказал, мол, подходишь, и предложил постоянно тренироваться. С 2013 года была уже в Питере. Пришлось снимать жилье, поэтому параллельно с тренировками работала. Попробовала себя даже в должности администратора в центре массажа.

Однажды услышала случайно, что тренер предложил нашим ребятам попробовать пройти тестирование в бобслее, которое проводилось в Питере. Заинтересовалась и тоже пошла.

Меня попросили пробежать спринт. Помимо спринта надо было еще толкнуть тачку.

– Что за тачка?

– Это 120-килограммовый тренажер на колесах, надо сорвать его с места и пробежать пятьдесят метров, держа перед собой. Спринт бежать одно, а тачка –  совсем другое. Некоторые люди отлично выполняют первое, но со вторым не справляются. У меня же все получилось, сразу услышала, что за спиной зашептались: «Это чья девочка?» Тесты прошли весной 2014-го, а летом я уже была на первых сборах в Сочи.

– Чем запомнились первые сборы?

– Было очень много наката. Мы по восемь заездов в день делали. Я семьдесят заездов за три недели совершила. Это очень много. Получилось за сезон сто шестьдесят девять спусков.

Были падения, но я переборола страх. Тренер умеет поддержать и помочь преодолеть такие моменты.

– А вообще кто твои главные болельщики?

– Ой, у меня все близкие очень переживают. Папа звонит и говорит: «Юля, не знаю, что с мамой делать». Папа как-то спокойнее на все реагирует.

– Когда по окончании сезона приехала в Сыктывкар, куда первым делом пошла?

– В гости к любимому брату, чтобы увидеться и понянчиться с племяшками. Повидалась с первым тренером впервые за столько лет. Это тренер по лыжным гонкам Владимир Иванович Муравьев.

– В столице Коми занимаешься спортом? И какие ближайшие планы?

– Пресс качаю только дома, а вообще, тренер сказала отдыхать. В Питере буду готовиться к сборам от региона, которые пройдут в Алуште, а в июне у нас уже будет российский сбор в Сочи.

– В детстве на санках много каталась?

– Нет, в основном на лыжах. Рядом с домом находится база «Динамо». Там полдетства провела.

– Пилотировать боб не пробовала?

– Можно попробовать, но просто Олимпиада-2018 не за горами, и необходим накат всех трасс. Их надо хорошо знать. Вот моя коллега по экипажу Александра Родионова, она бывшая саночница, знает все трассы, ей просто надо было их немного вспомнить, и все. Мне же надо сначала подать заявку, пройти школу пилотов, получить разрешение. До Олимпиады точно не получится. Минимум два года учиться нужно. Поэтому нет. Пока все трассы в качестве разгоняющей надо изучить хорошенько, потом после Олимпиады, если будут силы еще выступать, то возможно.

– У нас только в Сочи трасса есть?

– Да, только одна санно-бобслейная трасса «Санки», которая соответствует международным стандартам, на курорте «Роза Хутор». Была трасса в Красноярске, но там только малышей тренируют. В подмосковном Парамоново есть, но она неправильно сделана, поэтому там нельзя кататься.

– Много болельщиков в Сочи на соревнованиях?

– Если сравнивать с зарубежными стартами, то мало. Возможно, из-за того, что сам курорт дорогой.

– Я читал, что у бобслеистов перегрузка восемь ускорений земного притяжения (8 g).

– Не вдавалась в теорию. Пусть будет так. Но чувствуешь себя намного тяжелее, чем ты есть. Нам вообще не полагается допускать какие-либо движения во время спуска.

– На фестиваль «Зимняя Ыбица» к нам приезжал олимпийский чемпион по бобслею, кстати, тоже разгоняющий Алексей Воевода. Он рассказывал о своем вегетарианстве. Практикуете?

– Нет, едим все. У нас в сборной вегетарианцев нет.

– У него же в одном из интервью прочитал, что чем старше становишься, тем больше страха появляется, а несясь на скорости 140 километров в час, его не быть не может, а чем его больше, тем больше адреналина, и для побед нужно научиться им управлять.

– Адреналина на соревнованиях хватает, и нужно, конечно, уметь управлять им. Надо суметь не выплеснуть все на разминке. Насчет того, что он сказал, что чем старше, тем больше страха, не знаю, может, я еще не дошла до этого пика. Пока у меня такого нет, может, после тридцати придет.

– Ритуалы есть перед стартами?

– Как и многие, я православный человек, поэтому молитва мне помогает собраться, боженька помогает.

– Твоя основная задача – разогнать и остановить, а пилотировать ты не помогаешь?

– Кантовать можно немного, если чувствуешь, что безысходная ситуация, чтобы не перевернуться. Но это единичные случаи.

– Я слышал, что четырехместный боб около десяти миллионов рублей стоит.

– Смотря кто производитель. У нас очень дорогой вид спорта. Выходишь туда, где парк бобов, и думаешь: «Ничего себе, сколько тут миллионов стоит».

– А у женщин нет четверок?

– Есть. С этого года уже канадки, американки и румынки катаются. У нас пока нет. Есть и смешанные четверки. Олимпийская чемпионка из Канады пилот Кейли Хамфрис в том году катала смешанный экипаж. Парни ее разгоняют, и она пилотирует. Всему свое время, может, и мы присоединимся.

– Их же называют болидами еще, а вид спорта вообще зимней «Формулой-1». Там какие-то настройки можно менять, как в болиде «Формулы»?

– Можно менять настройки. Пилот, когда ему выдают боб, сразу открывает капот, и там видно систему управления. Проверяем все перед каждой тренировкой.

– Экзаменов на знание устройства болида нет?

– Нет, нас только в самом начале инструктируют. Со временем учимся, и старички постепенно новеньким что-то рассказывают. Учимся, как перевернуть боб, на козла поставить и так далее.

– Саночники жаловались, мол, мы отстаем в технологиях. Как в бобслее в этом плане?

– У нас австрийские болиды. Бобы хорошие. У каждой нации свои производители. Технологии все держат в секрете. Я даже не знаю, что наши австрийцы используют.

– Как отреагировали в вашем виде спорта на допинговый скандал?

– У нас же многие из легкой атлетики, и когда увидели списки, где даже я есть и олимпийский чемпион Алексей Негодайло, то очень удивились. Мы в другом виде спорта, и непонятно, зачем всех в одну кучу свалили. У нас вообще постоянный контроль. Очень переживаем за Надю Сергееву. Нелепая ситуация, потому что мы в том году в сентябре проходили медосмотр в Москве, а с 1 января мельдоний запретили. Она не принимала милдронат с декабря, и тут в феврале ее дисквалифицировали.

– Взаимоотношения у пилота и разгоняющего бывают достаточно сложными. Есть случаи, когда пилот открыто заявляет, что результат плохой из-за слабой подготовки разгоняющего. У вас как с этим?

– Бывает такое, особенно под конец сезона. У нас в паре все нормально. Да, были недопонимания, но мы же общаемся и приходим к общему выводу, вместе работаем. С коллегой Александрой Родионовой мы вместе живем. Нормально у нас все. Целимся на Олимпиаду, конечно. Но нужно идти поэтапно, поэтому основная цель сейчас – это чемпионат мира в Сочи.

Ярослав СЕВРУК
Фото Дмитрия НАПАЛКОВА

3 ответов на Юлия Шокшуева: «Целимся на чемпионат мира в Сочи»

  1. Аноним:

    молодец!!!

  2. Лариса Борисовна:

    Какая умница!!!

  3. Наталья:

    Круто!

Добавить комментарий