Люди государевы в процессе реорганизации

Председатель правительства Коми провел день в синдорской колонии

Как проходит процесс реорганизации и ликвидации учреждений системы исполнения наказаний, как осужденных перевоспитывают трудом и прививают им патриотизм, узнал председатель правительства Коми Владимир Тукмаков, побывав 28 апреля в колонии-поселении №42 в поселке Синдор Княжпогостского района.

Александр Матвеенко (справа) рассказал, как изменится колония №42.

Александр Матвеенко (справа) рассказал, как изменится колония №42.

В колбасном цехе работают и местные жители, и осужденные.

В колбасном цехе работают и местные жители, и осужденные.

И судьи тут

Следствие очередной реорганизации – массовое высвобождение сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний. Многим из тех, кому предложено остаться работать в этой сфере, придется переехать в другие населенные пункты Коми, а то и за пределы региона.

– Любое решение о реорганизации всегда сложно воспринимается, потому что это переезд на другое место, семейные, бытовые проблемы, детей в другую школу нужно устраивать, – рассказал временно исполняющий обязанности начальника регионального управления ФСИН России Александр Матвеенко. – Мы помогаем, компенсируем расходы, связанные с переездом, но все равно сложно принять такое решение. Я по себе могу судить, тоже несколько раз переезжал. Но я всегда разъясняю сотрудникам: мы – люди государевы, служим государству и должны быть готовы сорваться и ехать в другое место. Это имеет эффект.

Между тем подлежащее реорганизации исправительное учреждение в Синдоре, неподалеку от которого происходил этот разговор, сейчас населено тоже «людьми государевыми» – здесь содержатся бывшие работники судов и правоохранительных органов.

– Больше всех у нас тут бывших сотрудников ГИБДД, а так кто только не сидит. И судьи есть, и даже генерал-лейтенант один еще недавно был, – сообщил начальник колонии-поселения подполковник Камил Алиев.

Впрочем, скоро и этих крупно проштрафившихся «слуг государевых» ждут перемены. Во-первых, четыре десятка из 182 синдорских «постояльцев» могут выйти на свободу досрочно в связи с «победной» амнистией. Александр Матвеенко говорит, что всего в Коми под амнистию попадет около пятисот человек. В основном из колоний-поселений вроде этой, синдорской, где содержатся осужденные за преступления, совершенные по неосторожности, и ранее свободы не лишавшиеся, или осужденные впервые за совершение умышленных преступлений небольшой или средней тяжести. Но постановление вступило в силу совсем недавно, поэтому точное число тех, кого амнистируют, назвать нельзя, пока изучаются их личные дела – достоин или нет. Все полтысячи осужденных разом на свободу не отправятся, будут отпускать постепенно, в течение полугода.

Во-вторых, колония-поселение №42 будет перепрофилирована в колонию строгого режима. Сделать это нужно до 15 декабря. В общем, здесь ожидается прибытие куда более «серьезных» граждан-осужденных. Нынешний контингент тоже останется, но, естественно, его отделят.

Хорошо бы госзаказ

В колонии перестройка в самом разгаре. Приобретены квадроциклы для патрулирования территории и оперативного прибытия на место в случае ЧП, устанавливаются новые технические средства наблюдения. Колонию уже огородили новым металлическим забором из профлиста василькового цвета, поставлена «коробка» здания будущего контрольно-пропускного пункта, соседний пустырь огорожен ленточкой, с которой ветер рвет табличку «Швейный цех».

Нынешние поселенцы по случаю потепления совершают в беседках послеобеденный перекур без курток, но многие чуть ли не до носу натянули капюшоны толстовок – то ли от ветра, то ли гостей стесняются. Над колонией летают и пронзительно орут чайки. Запахло весной в общем.

С бытом осужденных Владимира Тукмакова ознакомили обстоятельно: показали и спальни, и молельные комнаты (на первом этаже – для христиан, на втором – для мусульман), и «воспитательное» помещение. Последнее представляет собой нечто вроде школьного класса, но с телевизором.

– Здесь организуются занятия, другие мероприятия. Можно сесть письмо написать, – пояснил Александр Матвеенко. – Здесь же находятся игровые приборы.

Гости тут же в недоумении заозирались.

– Шашки, шахматы и так далее, – расшифровал термин врио начальника УФСИН Коми. – Здесь же – просмотр телевизора. Но строго по распорядку и только те программы, которые определяет администрация: новости, фильмы наши, которые для патриотического воспитания. А то, что с разными сценами насилия, из программы исключаются.

Насчет патриотической направленности телепросмотров верилось охотно: помещение украшали стенды с тематическими стихами, коми и российским флагами и гимнами. Также одну из стен украшала картина, изображающая романтическую девушку с шалью, выглядящую вполне патриотично. В коридоре стены тоже были выкрашены в цвета флага Коми. В общем, интерьер для бывших стражей порядка, видимо, ранее недостаточно любивших Родину, был самый подходящий.

Показали Владимиру Тукмакову и местную пекарню, которая печет хлеб для нужд колонии, а также на продажу. По словам Камила Алиева, местное население охотно берет и хлеб, и лаваши, и прочую выпечку, поскольку все это заметно дешевле, чем у других производителей.

– И вкуснее, – одобрительно кивнул председатель правительства, продегустировав лаваш. – В маленьких пекарнях всегда вкуснее, чем в больших, поточных.

На фасаде одного из строений на территории колонии красовалась надпись «При желании работать ищут тысячу возможностей, при нежелании – тысячу причин». Похоже, здесь придерживались первого варианта, поэтому рассказывали о самых разных направлениях занятости осужденных: работа в колбасном цехе (по нему также провели экскурсию и впечатлили объемами производства – до тысячи килограммов сосисок в смену), животноводство, лесозаготовка, деревообработка. Теперь планируется открытие швейного цеха. Связано это как раз с перепрофилированием колонии. Если нынешний контингент может ходить на работу, покидая территорию колонии, то тем, кто сюда прибудет будущей зимой, так делать ни в коем случае нельзя. Поэтому работу для них нужно организовать прямо здесь. И швейное производство в этом смысле очень удобно: не требует больших помещений, позволяет работать не только на собственные нужды (пошив формы для сотрудников УФСИН, постельного белья для исправительных учреждений), но и работать на заказ.

Александр Матвеенко рассказал, что шить здесь можно будет практически что угодно. В частности, в одной из колоний Коми уже пошиты образцы школьной формы, и УФСИН очень надеется на заказы, обещая низкие цены. Кроме того, здесь расчитывают получать госзаказы.

– Постельное белье шить, форму для больниц, например. Нужно, чтобы это заказывали не за пределами региона, надо, чтобы деньги оставались в республике, – прозрачно намекнул Александр Матвеенко.

– Все, что зависит от нас, мы сделаем, – понял намек Владимир Тукмаков. – Но ведь что касается обеспечения госзаказов, у нас есть федеральный закон.

Впрочем, председатель правительства посоветовал уфсиновцам активнее участвовать в конкурсах на заключение государственных контрактов, высказав мнение, что шансы на победы у них очень хорошие.

Вместо учебного центра – исправительный

Также Александр Матвеенко подробно рассказал о процессе реорганизации. Запланирована ликвидация четырех учреждений: учебного центра, ЛИУ-3 в поселке Ракпас, КП-47 – в Мозындоре, КП-47 – в Ёдве. Эффект от реорганизации – ежегодная экономия федерального бюджета –746 миллионов рублей. Лимит наполняемости учреждений будет приведен к фактической численности заключенных (с 16 237 мест до 10 697). Более 900 осужденных, не являющихся жителями Коми, уедут отбывать наказание в исправительных учреждениях других субъектов.

В результате высвобождается 829 должностей: 582 – начальствующий состав, 247 вольнонаемных работников. Из них будут введены в штатные расписания УФСИН 308 должностей начальствующего состава, 118 должностей работников. 204 сотрудника будут переведены в другие учреждения, остальные насчет своей дальнейшей работы, по словам Александра Матвеенко, окончательного решения не приняли. У 114 имеется максимальная выслуга лет, они могут выйти на пенсию. Еще 108 имеют право на пенсию, но не максимальную – выслуги не хватает. 52 – молодые сотрудники, задача по их трудоустройству – первоочередная. Фактически уже решен вопрос и с высвобождаемыми сотрудниками медслужбы.

В Емве на базе ликвидируемого учебного центра будет создано новое пенитенциарное учреждение – исправительный центр для приговоренных к принудительным работам с лимитом наполнения до 100 мест. Пятьдесят человек, возможно, будут выходить на работы на Княжпогостский завод ДВП, предварительная договоренность уже достигнута.

Владимир Тукмаков все услышанное и увиденное одобрил – и в плане занятости осужденных, и особенно в плане трудоустройства сотрудников УФСИН.

– Для меня было очень важно понять, как руководство УФСИН решает эти вопросы. Риски этой реорганизации – повышение уровня безработицы. Мы можем получить социальную напряженность в населенных пунктах, где проходят процессы реорганизации и ликвидации учреждений. Но сегодня я вижу, что у руководства УФСИН действительно есть понимание того, как эту ситуацию выправить, – отметил Владимир Тукмаков. – Я очень надеюсь на то, что по итогам этих реорганизационных мероприятий мы не будем иметь людей, которые останутся без работы. Реорганизация в УФСИН у нас уже была три года назад, тогда все вопросы были успешно решены. И сегодня мы ждем такого же результата.

Анна Потехина

Фото Дмитрия Напалкова

 

Добавить комментарий