Сергей Дроздов: «Наркоманам надо лечить не столько тело, сколько душу»

26 июня отмечается Международный день борьбы с наркоманией и незаконным оборотом наркотиков. Он был учрежден в 1987 году как выражение решимости Генеральной Ассамблеи ООН создать мировое общество, свободное от злоупотребления наркотиками. О том, как можно избавиться от наркозависимости, «Республике» рассказал исполняющий обязанности руководителя сыктывкарского филиала Коми региональной общественной организации «Город без наркотиков» Сергей Дроздов.

– Существует мнение, что бывших наркоманов не бывает, и, даже освободившись на какое-то время от зависимости, человек рано или поздно сорвется. Вы с этим мнением согласны?

– Все зависит от самого человека. Поэтому первое, что нужно для успешного возвращения к нормальной жизни, – острое желание самого наркозависимого. Я сам в прошлом употреблял наркотики, поэтому на своем опыте могу рассказать, как это происходит. Я, как и все наркоманы, долго не признавал, что у меня есть проблемы, но в какой-то момент дошел до такого состояния, что возненавидел свой тогдашний образ жизни. У меня было только два пути: либо смерть, либо отказ от наркотиков. Но для того, чтобы я в это поверил, должно было произойти чудо, потому что в моем окружении не было никого, кто бы смог отказаться от наркотиков. И такое чудо произошло: я узнал, что один мой знакомый куда-то съездил на лечение, и у него получилось. Это был уже немолодой человек, он намного дольше меня употреблял наркотики, находился в таком состоянии, что, по мнению врачей, жить ему оставалось месяц.

Я тогда сначала не поверил, что он смог измениться, предложил ему встретиться. И увидел буквально другого человека – живого, в полном смысле этого слова. Сам он будто помолодел, цвет лица изменился, в глазах не было тоски и отчаяния. Я попросил: «Помоги мне». Он дал адрес, я поехал на реабилитацию. Уже девять лет ремиссии. Моя жизнь полностью изменилась: у меня есть замечательная жена, дети – об этом в прежнем своем состоянии я и мечтать не мог. Теперь у меня есть и возможность помогать другим людям избавиться от зависимости. Сейчас меня не тянет ни к наркотикам, ни к алкоголю, ни к сигаретам, потому что в моей жизни есть другие ценности – семья, работа, друзья. И я знаю, как легко и быстро можно все это потерять, поэтому даже мысли вернуться к старому не возникает.

– В чем суть вашего метода реабилитации?

– Он строится на трех китах. Во-первых, это духовно-нравственное восстановление личности. Все мы с детства знаем базовые духовные нормы – они доступно изложены в христианских заповедях. Например, не укради, почитай отца своего и мать свою, возлюби ближнего своего как самого себя. Для наркоманов этих норм не существует. Исцелять у них надо не столько тело, сколько душу. И вот когда они постепенно начинают возвращаться к человеческому облику, то и родителей своих начинают любить и уважать, как в детстве любили, и о друзьях вспоминают, которых обокрали, некоторые даже пытаются вернуть им «долги».

Вторая составляющая – это творчество как средство самореализации. Можно и нужно петь, рисовать, стихи сочинять – делать то, к чему душа лежит. Это позволяет направить мысли и энергию в другое русло, не думать о наркотиках, получать удовольствие от результатов своего творчества.

И третья составляющая – это труд. Чаще всего наркоман не трудится даже для того, чтобы обеспечить свои физиологические потребности. За него все делают близкие люди – обычно родители, которые довольно долго жалеют своего «ребенка» (даже если он уже давно не ребенок по возрасту). Мама с папой и накормят, и напоят, и в чистую постельку уложат. Причем наркоман всей этой заботы не оценит, он-то считает, что так и должно быть.

В реабилитационном центре человек сам обеспечивает свое комфортное существование: хочешь, чтобы было тепло – заготовь дрова, растопи печь. Хочешь есть – накорми и напои животных, которые дают мясо и молоко. Работа не тяжелая, но дисциплинирует и приучает к ответственности не только за себя, но и за других – эти качества у наркоманов тоже атрофируются.

Все это вместе и дает результат. Люди начинают по-новому смотреть на жизнь и видеть себя в этой жизни, понимать, что и у них еще есть перспективы.

– Каков процент тех, кому пребывание в вашем центре помогло избавиться от наркозависимости?

– В данном случае все зависит от вида наркотической зависимости. Сразу скажу, что мы не разделяем наркотики, для нас к ним относятся и алкоголь, и никотин, потому что вызывают привыкание. И система избавления от зависимости по сути одна, я ее описал. Но эффективность реабилитации, как я уже говорил, напрямую зависит от того, насколько сильно человек хочет избавиться от пагубного пристрастия. Так вот, примерно до 2012 года в центре преобладали героиновые и дезоморфиновые наркоманы. Употребление этих наркотиков вызывало жуткие физические изменения: от дезоморфина, например, человек просто начинал гнить заживо. Для некоторых это было таким сильным потрясением, что само по себе становилось стимулом для того, чтобы изменить жизнь. Тогда успешно проходила реабилитация семидесяти процентов побывавших в центре, тридцать процентов, увы, возвращались к прежнему образу жизни.

Сейчас практически все наркотики вытеснены так называемыми синтетическими наркотиками (спайсы, соли). У наркоманов, употребляющих «синтетику», сразу страдает мозг, но при этом часто на первых порах нет визуальных изменений. То есть нет у них гниющих язв, которые ужаснули бы и заставили бы броситься в реабилитационный центр. А психические отклонения наркоманы даже не замечают, считают, что у них все в порядке, менять им ничего не надо. Поэтому и процент ремиссии меньше – тридцать процентов отказываются от наркотиков, семьдесят берутся за старое.

Но если даже не получилось с первого раза – это не повод ставить на себе крест, надо пытаться еще и еще. У меня есть знакомый, который шесть раз приходил к нам на реабилитацию. Пять раз срывался, а на шестой сумел победить свою зависимость. Сейчас у него свой бизнес, жена, дети. У каждого есть шанс.

– Реабилитация в вашем центре бесплатная?

– Чаще всего у наркоманов и их родителей денег уже нет, большая часть находятся в центре бесплатно. Те, кто может заплатить, платят, но их меньшинство. Если говорить о том, на какие средства существуем, то, как и любому другому благотворительному фонду, нам поступают благотворительные пожертвования. Кто может – помогает деньгами, кто-то продуктами, есть рекламная фирма, которая за свой счет делает для нас баннеры с антинаркотической рекламой. Хорошо, что у нас есть такие неравнодушные люди. Правда, из-за непростой экономической ситуации благотворительных поступлений стало меньше, но мы подали заявки на несколько грантов, рассчитываем их получить.

В любом случае тех, кто действительно хочет избавиться от наркотической зависимости, мы без помощи не оставим.

– Как попасть в ваш центр? Можно просто приехать с вещами к воротам?

– Нет, без предварительного собеседования мы никого не принимаем. У нас один реабилитационный центр в Месью, но есть филиалы в Сыктывкаре, Ухте, Воркуте, в этих городах наши представители могут встретиться с наркозависимым, побеседовать с ним, оценить серьезность ситуации и его готовность к реабилитации. Чаще, кстати, к нам обращаются не сами наркозависимые, а их родители: именно они хотят, чтобы «ребенок» вернулся к нормальной жизни, а он в большинстве случаев не хочет. Мы даже рекомендуем родителям заранее поставить такого «ребенка» перед выбором: либо в центр на реабилитацию, либо, если ты считаешь, что у тебя в жизни и так все хорошо – «с вещами на выход». Иди куда хочешь и живи как сможешь. Максимум через два-три дня самостоятельной жизни этот великовозрастный ребенок возвращается в родительский дом с готовностью ехать на реабилитацию.

Наш центр рассчитан на сто человек, но полностью заполнен он никогда не был, максимальное количество – семьдесят человек. Сейчас там находятся двадцать девять человек. Так что свободные места есть. Надо только позвонить в ближайший филиал и договориться о встрече. Любой желающий без труда найдет наши координаты.

– Сколько продолжается реабилитация и как вы определяете, готов ли уже человек к выходу в самостоятельную жизнь?

– Для каждого длительность реабилитации разная – от трех месяцев до года. Тех, кто уже готов к самостоятельной жизни, видно сразу. Если человек откликается на проблемы другого человека, стремиться помочь, значит, его отношение к миру, к людям и прежде всего к себе изменилось. Если же равнодушен, думает только о себе, страдает завышенным самомнением – значит, оставшись один на один с собой, обязательно сорвется.

– Бывали ли случаи, когда люди уходили из центра, не дождавшись завершения реабилитации?

– Конечно, у нас нет замков и решеток, никакого принуждения, каждый волен уйти, если вдруг так решит. Мы не будем никого удерживать, потому что, еще раз повторю, человек должен сам хотеть избавиться от своей зависимости.

– Вы проводите еще и профилактическую работу в учебных заведениях. Сейчас много споров идет о том, как сделать антинаркотическую пропаганду интересной для современной молодежи. А вы что предлагаете?

– Прежде всего надо не навредить, то есть не увлечься наглядностью и зрелищностью, потому что, расписывая воздействие наркотиков, можно получить не тот эффект, на который рассчитывали. Цель такого рода мероприятий не привлечь внимание к наркотикам, а оттолкнуть от них. Я заметил, что очень сильное воздействие производят истории реальных людей – известных певцов, артистов, спортсменов, которые многого достигли, но начали употреблять наркотики и ушли в небытие.

– Часто в ходе разного рода антинаркотических мероприятий возникает вопрос: что делать, если друг стал наркозависимым? Стоит ли пытаться его вытащить из этого омута с риском угодить туда самому или прекратить отношения с этим человеком?

– Намного проще стащить человека вниз, чем поднять его наверх. Поэтому тот, кто, не обладая специальной подготовкой, захочет «вытащить» наркозависимого, скорее всего, станет зависимым сам. По своему опыту скажу, наркоману неинтересно проводить время с друзьями, которые не употребляют. Такие друзья для него – лишь источник получения денег. Сначала наркозависимый предложит употребить вместе, если откажешься, попросит денег. При этом не скажет, что на наркотики, а сочинит такую историю, что стыдно будет не дать. Скажет, что его шантажируют, «поставили на счетчик», что это вопрос жизни и смерти, что деньги нужны на операцию.

Мое мнение: если друг стал наркоманом, то лучше уйти в сторону от такого человека. Но если вдруг наступит момент, когда он осознает, что надо менять жизнь, не лишне дать ему телефоны и адреса организаций, где могут помочь.

Есть у друзей и еще один сильный способ воздействия: наркозависимый может просто позавидовать тому, что у них есть, – семье, карьере, признанию в обществе. И это, возможно, станет для него стимулом попытаться начать новую жизнь.

Беседовала Людмила ВЛАСОВА

Фото Дмитрия НАПАЛКОВА

2 ответов на Сергей Дроздов: «Наркоманам надо лечить не столько тело, сколько душу»

  1. Мирослав:

    Сергей, спасибо за Ваш труд. Во всём с Вами согласен. Было бы здорово если бы власти оказывали хотя бы информационную поддержку. Спасибо хотя бы за статью.

  2. Александр:

    А в каком реабилитационном центре проходил реабилитацию Сергей Дроздов?

Добавить комментарий