Опять по шпалам

Сыктывкарцы нарушают правила безопасности на путях, даже не подозревая об этом

Два популярных среди горожан места для занятий спортом и отдыха от жилых массивов отделяют железнодорожные пути. И ежедневно год за годом сотни людей переходят через рельсы, даже не задумываясь о том, что нарушают при этом правила безопасности. Также из-за нарушений ПДД не снижается число автопроисшествий на переездах.

DSC03813

DSC03768 DSC03818
17 сентября сотрудники Сольвычегодского территориального управления Северной железной дороги вместе с представителями правоохранительных органов провели рейд по железнодорожным переездам и несанкционированным переходам в зоне движения поездов.
В ходе рейда выяснилось, что больше всего в Сыктывкаре правила безопасности на путях нарушаются в том числе и детьми, включая организованные группы, буквально в нескольких метрах от железнодорожного вокзала, справа от здания. И речь не о тех, кто скачет прямо по рельсам, а о тех, кто спокойно идет по деревянным мосткам, проложенным через пути. Проход этот служебный, предназначен только для железнодорожников. На это указывают соответствующие таблички, но на них мало кто обращает внимание – «тротуар» есть, значит, ходить можно. Это самый короткий способ попасть от остановки автобусов возле вокзала на спортивную базу «Динамо», и люди, живущие на улице Ручейной, тоже регулярно пользуются этим запретным для обычных граждан переходом.
– Да мы здесь уже не первый десяток лет ходим, гараж у нас вон там. А что, разве нельзя? – удивилась пожилая женщина, вместе с мужем подошедшая к краю платформы.
Ответ представителей транспортной полиции, что нельзя ни в коем случае, супругов не смутил, они тут же резво потопали по деревянным мосткам. Благо на путях в этот момент было пусто.
Как пояснили начальник станции Сыктывкар Сергей Малых и главный инженер Микуньской дистанции пути Денис Трудоношин, ходить здесь имеют право только люди, специально обученные, обязательно в оранжевых жилетах – в этом месте отправляются поезда, ведутся маневровые работы. Но кто здесь только не ходит, зимой дети, бывает, прямо на лыжах через пути идут. В середине 90-х ученик седьмого класса был травмирован в результате такой «прогулки».
– Санкционированный переход в полукилометре отсюда, там, где переезд на Ручейную, – говорит Сергей Малых. – А здесь ведь и останавливают, и штрафуют постоянно, но как только выходной или праздник – не зарастет народная тропа.
– На первый раз – предупреждение, потом штраф 500 рублей, – объяснил, к чему приводит
несанкционированное пользование служебным проходом, заместитель начальника Сыктывкарского линейного управления МВД на транспорте Роман Лизан. – За год до полутора тысяч нарушителей выявляем. Идут в наушниках, капюшонах, ничего не видят и не слышат, а то и пьяные. В результате у нас на участке от вокзала в Сыктывкаре до платформы в Эжве в этом году пять случаев смертей и один человек пострадал.
Сутки напролет дежурить у каждой «народной тропы», а их на указанном участке множество, – просто сотрудников не хватит, их всего-то два инспектора. Иначе бы число оштрафованных было в сотни раз больше.
– 15 сентября был вопиющий случай, группа подростков – пять парней и одна девушка, все в состоянии алкогольного опьянения, встали на рельсы и перегородили дорогу локомотиву, не уходили, пока машинист не вышел. А машинист к этому времени вызвал полицию, всех задержали. Все они учащиеся одного училища, так что соответствующая бумага пойдет и в минобразования Коми, и в администрацию учебного заведения – пусть разбираются, почему учащиеся с пивом по рельсам гуляют, – рассказал старший инспектор ПДН линейного управления Николай Фадеев. – За прошлый год 65 несовершеннолетних было привлечено к административной ответственности из-за правонарушений на железной дороге. Самый проблемный район – Эжвинский, там линия проходит близко от домов, дети ходят прямо по путям, разные предметы кладут на рельсы, вагоны камнями обкидывают. Однажды камень пробил окно вагона и угодил в висок маленькой девочке, которая ехала с бабушкой отдыхать на юг. Их скорая помощь обратно в Сыктывкар доставила.
Далее участники рейда направились в Эжвинский район столицы. По пути Николай Фадеев показывает на строящийся дом:
– Смотрите, от него тоже недалеко до путей. Заселятся люди с детьми, и еще и здесь «партизанская война» начнется.
Впрочем, некоторым подросткам и жить рядом с железной дорогой необязательно. 16-летняя девушка, которая в этом году получила черепно-мозговые травмы из-за своей привычки гулять по рельсам в наушниках, находилась в этот момент в изрядном отдалении от дома. А для Николая Фадеева ее родители оказались «старыми знакомыми» – несколько лет назад он уже встречался с ними, когда их сын – старший брат пострадавшей барышни в составе организованной группы «почистил» три вагона. Вынесли все, что можно было сдать на металлолом, так что вагоны потом восстановлению не подлежали. Остается только догадываться, откуда проистекает такая семейная тяга к железной дороге.
в Эжве несанкционированный переход в районе улицы Весенней в отличие от того, что на Сыктывкарском вокзале, менее на виду, сотрудники железной дороги там появляются куда реже, так что прогнать малолетних нарушителей зачастую некому.
– Вон, видите, гаражи стоят? На них до сих пор «боеприпасы» лежат – камни кучками. Раньше тут постоянно подростки с крыш этих гаражей поезда «обстреливали», мы тут буквально дневали и ночевали, ловили, на учет ставили, с родителями беседовали, штрафовали. Сейчас вроде бы поменьше стало «партизанов», – говорит Николай Фадеев.
Эжвинский переход также ведет к лыжной базе, и зимой, и летом здесь бегают спортсмены, люди ходят гулять с детьми, выгуливают собак. Когда-то очень давно здесь можно было проезжать машинам, но потом переезд запретили, перегородив дорогу. Но пешеходам это не мешает курсировать взад-вперед. К предупреждению беречься поезда местные «шутники» приписали «не надо».
– Я постоянно здесь перехожу. И когда соревнования проходят, спортсменов прямо на машинах сюда привозят, все группами здесь и переходят. В первый раз слышу, что нельзя, – удивляется возвращающийся с пробежки парень. – А что надо сделать, чтобы стало можно? Тут ведь никак иначе.
Чтобы здесь можно было миновать пути безопасно, необходимо обустроить либо надземный переход, либо оборудовать регулируемый, чтобы о приближении поезда извещали звуковые и световые сигналы. В районе железнодорожного вокзала тоже нужен «мост» над путями. Как пояснили железнодорожники, строительство таких переходов дело весьма накладное, но они готовы вложиться в это на паритетных началах. С такими предложениями они уже неоднократно обращались в администрацию города. Видимо, местным жителям тоже стоит составить петицию.
– Вот как раз здесь долго стоял крест. Молодая женщина возвращалась с прогулки с мужем, ребенком и собачкой. А собачка вдруг рванула на рельсы, под поезд. Женщина ее спасти хотела, а ее саму сбило подножкой тепловоза. Насмерть, – вспомнил Сергей Малых.
Пока проходит беседа, через рельсы, ничуть не смущаясь присутствием полиции, проходит бомж с «добычей» – увесистым листом пластика, велосипедист неторопливо переводит через рельсы своего «коня», и только одна дама с собакой минут 15 стоит неподалеку, опасливо выглядывая из-за куста и не решаясь идти через рельсы.
На железнодорожном переезде, через который можно попасть на кировскую трассу, идет сплошной поток транспорта, в основном грузового. Переезд официальный, регулируемый, но проблем и здесь хватает.
– Дальнобойщики, которые не местные, не знают, что после переезда проблемный поворот, можно пробку создать, едут, не останавливаясь, не глядя, что там впереди. А здесь за сутки пятьдесят-шестьдесят раз поезда проходят. Так что я, чтобы никто на рельсах не оказался, когда и впереди и сзади машины, а поезд идет, немного заранее, до сигнала выхожу и движение останавливаю, – рассказывает дежурный Георгий Тукоев. – Всякие водители, конечно, бывают. Некоторые норовят на красный проскочить, шлагбаум объехать. Записываю номера и сообщаю в полицию.
На этом же переезде «несет службу» кошка Муся, зорко следящая из окна за приближающимися поездами и машинами. Правила она знает – ни по рельсам, ни по проезжей части не гуляет. Шлагбаум на переезде опускается автоматически, когда поезд, находящийся в этот момент примерно в километре от переезда, «наступает» на специальное устройство, подающее сигнал. Проходит меньше минуты, и мимо переезда уже один за другим спешат вагоны. Если придется экстренно тормозить, то поезд успеет проехать еще порядка 800 метров, прежде чем окончательно остановится. Так что рельсы явно не годятся для прогулок. И для их переезда в режиме «авось успею» – тоже.
Участвующие в рейде сотрудники ГИБДД поинтересовались у железнодорожников, почему бы не устанавливать на переездах камеры фото- и видеофиксации, дабы отслеживать нарушителей. Выяснилось, что эта тема уже неоднократно обсуждалась и в ближайшее время два переезда в Коми – на Ручейной в Сыктывкаре и в Микуне – такими камерами планируют оснастить. Выбран самый экономичный вариант, в дальнейшем, если такой метод наказания нарушителей (а значит, и пресечения грядущих нарушений) хорошо себя зарекомендует, камеры начнут устанавливать и на других переездах.
Анна Потехина
Фото автора

Оставьте первый комментарий для "Опять по шпалам"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.